Коты-Воители. Игра Судеб.

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Коты-Воители. Игра Судеб. » Речное племя » Главная поляна #3


Главная поляна #3

Сообщений 281 страница 300 из 323

1

Лагерь Речных котов расположен на полуострове и почти со всех сторон окружен водой, что обеспечивает ему высокую защиту от любых вторжений. Центр - широкая поляна с пологим склоном, выходящим к воде. Именно тут коты обучают малышей плавать. Палатки воителей устроены из камышей, детская также спрятана в милых камышах с камышовыми гнездышками.
В возвышающейся посреди поляны скале есть небольшой проход, подточенный речным потоком, некогда здесь протекавшим, в который может протиснуться взрослый кот. Так что в случае чего, коты могут эвакуироваться через скалу предводителя и сразу в нырнуть реку. Говорит предводитель с вершины этой скалы.

ссылка на пред. темы:
Главная поляна
Главная поляна#2

Куча с едой [заполненность - 15%]

Рыба
щука (1 шт)

Птицы и грызуны
водяные крысы (2 шт)

Рептилии
нет

Особая
утка (1 шт)


Куча может дополниться вашей охотой. Кто приносит дичь, просьба так же как-то выделять в сообщении, что именно вы принесли. Если вы взяли дичь из кучи добычи, так же прошу выделять это в посте.
Основная дичь Речного племени - озерная рыба. Иногда раки. Зимой - птицы, мыши, полевки - все. в общем, что едят коты леса.

Отредактировано Златоцвет (20-10-2016 08:20:47)

0

281

- Мое племя не меньше других пострадало от предательства, и я считаю, что мы обязаны затаптывать любые угрозы сразу, - кивнул Созвездие Грача. Появилась Сталь, и черный приветственно кивнул и серой глашатой племени, но омрачился, когда та заметила отсутствие Саламандры. Право же, не каждый предводитель должен брать с собой глашатая на все битвы? Секундную паузу прервал Варан, сообщив о переломе сестры - Созвездие Грача метнул на него быстрый взгляд, но, помедлив, все же кивнул. У него не было намерений скрывать состояние Саламандры от соседей, но все-таки племя с раненым глашатаем - ослабленное племя, и пусть даже Острозвездая сейчас их союзница, это не значит, что подобные вещи стоит поверять всем и сразу. Но Варан сказал правду, а правду обратно не затолкаешь в глотку. Созвездие Грача вежливо кивнул на сочувственные слова.

- Сейчас ее жизни ничего не угрожает, а Пламенный надеется, что вскоре она вернется в стан воителей, - он промолчал, что это "скоро" может растянуться на несколько сезонов. Ни к чему Речному племени это знать. Их беседу прервал всколоченный ученик - вроде бы Созвездие Грача помнил похожего котенка по Приюту и вроде бы он являлся ближайшим родственником покойного Течения. Оруженосец взволнованно сообщил про лису - так, неужели это происшествие поспособствует задержке? В синих глазах Грача скользнуло рыбкой недовольство - лиса, конечно, враг нешуточный, но не хотелось бы из-за нее задерживаться в Речном лагере больше, чем требуется.

Свою помощь, естественно, в таком деле черный предлагать не стал - лисы, барсуки и орлы для него были теми вещами, с которыми каждое племя должно было в состоянии справляться в одиночку. Речные коты казались крупным и сильными, для них это не проблема. Он уставился на Острозвездую в ожидании ее решения и с облечением опустил поднятые было усы, когда та указала на поспешившего из лагеря воина и дала понять, что рыжая хищница не станет причиной задержки. Полосатая первая указала на выход, и Созвездие Грача незамедлительно отправился следом, дав хвостом знак своим воинам.

- Вперед, - коротко сказал он.

При выходе из лагеря пришлось пропустить Острозвездую, но потом он стал с ней вровень. Конечно, так отряды перемешивались, но куда важнее было показать - как соседям, так и враждебным цаповцам, что он отправился с ней как равный, что племя Теней откликнулось на зов Речного, а не прискакало к нему по первому требованию.

==============) вересковые пустоши

+1

282

минус щука

- Речное племя, мы выступаем! - заветные слова пением птицы зазвенели в ушах. Огнегривая уже управилась со своей частью щуки, что её Мурена так щедро разделила меж тремя котами: Полетом Коршуна, Сталью и самой рыжей.
Она была сыта, ей не хотелось спать, - к походу готова! Ух они зададут этим цаповцам жару!
Воительница будто снова стала тем самым огнем, которым сражалась с цаповцами, чтобы вернуть свой дом. Огненная девушка горит ярко-рыжим, с красными язычками пламенем не только снаружи, но и внутри. Костер её сердца потрескивает, жар согревает и без того горячую кровь и пускает её по жилам еще быстрее. Она бурлит алой рекой, сливается с пламенем сердца и вместе они вселяют в сознание боевой дух.
Мысли и чувства Огнегривой сразу же проскакивают на её мордочке, отражаются в зеленоватой глади озера. Вот гнев порождает в лесу пожар, непокорную и всепоглощающую стихию, а вот этот пожар уже управляем мягкой, но настойчивой лапой решительности.
"Эти цаповцы будут гореть", - уверенная мысль стрелой проскочила в голове, и Огнегривая едва заметно улыбнулась, но через миг её губы приняли горизонтальное положение, явно не выражающее ничего хорошего. Цаповцы подожгли свой собственный дом, играя со спичками (читать - убив Белку), и огонь накажет неразумных детишек.
Племя Теней и Речное Племя слились воедино, создавая неповторимый цветастый комок, но на всех мордах была лишь одна эмоция: желание мстить.

-->В Племя Ветра

Отредактировано Огнегривая (01-08-2018 08:39:44)

+2

283

Он желал бы сейчас скрыться долой с глаз соплеменников, вылизать досуха шерсть и дожидаться сигнала о выходе, не объясняясь ни с кем, а в особенности с Водолапом. Произошедшее у водопадов лучше всего скрыть - у него и так репутация подмочена, хуже некуда. Не то чтобы Клыку действительно было дело до мнения окружающих, но когда каждый второй провожает таким взглядом, будто ждет удара в спину от неуживчивого ученика, становится слегка неуютно. Впрочем, святая душа Водолап может и выболтать все, смиренно принять наказание и с песнями отправится вычищать палатки старейшин.

О драке он тоже предпочитал не думать, о сорвавшихся с языка словах - и подавно. И поскорей бы Водолап ушел уже докладывать, рядом с ним мех непроизвольно стоит дыбом от странного, неудобного и раздражающего чувства, будто палку проглотил. Клыкастый, не глядя вокруг, наклонился, чтобы вылизать лапу, а когда поднял хмурую морду, то чуть не столкнулся нос к носу с встревоженным братцем. Что за! Решил продолжить нотации, сейчас, в это-то время? Брови Клыкастого сдвинулись на переносице, а у носа непроизвольно собрались складки - он машинально показал клыки, но все же молчал, с явным напряжением ожидая слов серого и постукивая толстым хвостом по земле.

Но, к удивлению Клыкастого, речь Водолапа не походила на нотации. Она была... взволнованной такой и искренней. Серо-палевый опустил загривок, из его колючего взгляда мало-помалу исчезли острые искорки и, пошевелив мятыми усами, он отвел взгляд. Да, всего их трое и, признаться, Клыкастый был удивлен услышать, что братец полностью признает, что мамаше на них плевать - ему всегда казалось, что Водолап еще старается достучаться до Предвестницы Зари. И в его словах заключалась простая истина, которую Клыкастый с братьями выучили давным-давно.

Желания продолжать склоку у него не было ни малейшего, тем более, что Водолап говорил то, что, в сущности, Клыкастый сам и думал, только вот... претворял серо-палевый эти мысли в жизнь не всегда правильно. Слово за слово, один показавшийся коготь за другим. И сам он, дурак, как мог ляпнуть такое про отца. Клыкастый, подняв голову и встретив мягкий, светлый взгляд Водолапа своим, обычно колючим, но сейчас значительно поутратившим боевого огня взором, переступил с лапы на лапу, обдумывая ответ - он привык действовать когтями, а не словами, посему медлил, но прежде, чем он успел ответить, Водолап позволил себе потереться носом о его мокрое плечо - Клыкастый, не терпевший вторжения в личное пространство, затвердел на мгновение, но не дернулся, а даже как будто сам в ответ ткнулся неловко носом в густой мех младшего брата.

- Пог... - начал было он, но поздно - Водолап уже усвистал докладывать. Клыкастый с непонятным разочарованием вздохнул и принялся с утроенной силой вылизываться. Ладно, подождем. Появилась Сталь, заставив его поднять голову в напряженном ожидании - наставницу сейчас он бы видеть не хотел, потому что она, зная своего подопечного, могла бы раскусить его в два счета. Но взгляд Стали не был укоризненным или гневным... Клыкастый слегка расслабился, насколько вообще можно было расслабиться, зная, что твоя мать почти что умерла, а с младшим братом ты только что подрался, обменявшись нехилым набором неприятных слов.

- Я... все в порядке, - ответил Клыкастый, поднимая взгляд на Сталь. Конечно же, она не может не видеть его исцарапанных боков, но по какой-то причине не спешит с очередной нотацией и наказанием. - Про лису - правда. Вон, Водолап бы врать про нее не стал. Мелкая, но мы решили не драться, - чуть ли не впервые Клыкастый внял голосу разума и отказался от драки. Терпение Стали явно приносило свои плоды. - Теперь все... в порядке.

Теперь - ключевое слово. Как ни странно, одной из немногих черт, роднивших его с братом, было нежелание лгать. Клыкастый слегка заворчал, когда Сталь принялась его осматривать, но мужественно выдержал эту процедуру и даже поднял усы, узнав, что наставница более-менее довольна. Правда, до истины она все равно хотела докопаться.

- Мы с Водолапом просто поговорили, - негромко сказал он, поднимаясь на лапы и надеясь, что сейчас, перед самым походом, Сталь не будет слишком уж сильно его пытать. Он напряженно всмотрелся туда, где беседовали брат с предводительницей, но, насколько он мог судить, она не выглядела рассерженной сообщением о драке или чего-то в этом роде. Тихий Омут поспешил из лагеря прогонять лису, а Острозвездая ни слова не сказала об их драке, значит, брат тоже смолчал, и их берут в поход. Мысленно Клыкастый выдохнул и нетерпеливо глянул на Сталь. - Мы говорили о... - он непроизвольно мотнул головой в сторону палатки целителя. - И о Течении. Слушай, нас там уже Острозвездая зовет, давай потом, а?

И, не дожидаясь ответа, он подскочил и быстро помчался к остальным, приостановился рядом с Водолапом и зашагал рядышком.

- Наверное, никто из нас не "он", - помолчав некоторое время, все-таки тихо сказал он, подрагивая подранным ухом.

================) вересковые пустоши

+3

284

===========) палатка учеников

Первый поход. Несмотря на смешанные чувства, одолевавшие с той минуты, когда она вспомнила о грядущем предприятии, на поляне Скоролапка почувствовала... возбуждение. Впервые она участвовала в чем-то настолько серьезным, могущим закончиться огромной дракой, совсем как те, о которых ей рассказывали в детстве. Хорошо только, что идут они на племя Ветра, а не на Грозовое. Там ведь Травоус. Мысли о схватке горячили кровь, а воспоминания о безжизненном теле Белке только удваивали это чувство. Она повела носом в сторону жалких остатков кучи с едой и поняла, что нисколько не голодна, и благо, что Острозвездая была занята своими делами и не стала насильно впихивать добычу в пасть своей повзрослевшей, заметно вытянувшейся ученицы. Скоролапка догнала многих молодых воителей, некоторых бы легко сбила с лап.

Она устроилась неподалеку от общей группы, не собираясь подходить к наставнице больше, чем необходимо по званию, хлопая хвостом по земле. Настроение уже не такое паршивое, как вчера, но общая суматоха по поводу Вьюнка - встревоженно поведя ушами и убедившись, что черный одиночка более-менее в порядке, Скоролапка успокоилась и не стала подходить ближе - не давала заводить праздные разговоры. Да и ни у кого не было на то желания, со всех сторон глядели хмурые морды соплеменников. Если племя Ветра действительно так виновно, если они убили Белку... Чем дольше Скоролапка думала об этом, тем сильнее крепла в ней уверенность в предстоящей войне. Мех топорщился, небесно-голубые глаза потемнели, как небосклон в преддверии бурной грозы.

Она вскочила и принялась мерить шагами поляну до тех пор, пока не показались Теневые. Ух, ну и запах. Скоролапка поморщилась и несколько настороженно поглядела на гостей, но те казались вежливыми и спокойными, да и остальные поприветствовали их дружелюбно. Ну же, ладно, кончайте с любезностями, пора выступать! Пушистый пламенный хвост бешено вертелся. Сигнал дан! Скоролапка одной из первых ринулась к выходу - ожидание может с ума свести. Они же еще толком даже не знают, будет ли драка, чем все кончится, как встретят их Ветряные, и именно это хотелось поскорее выяснить, ломануться вперед.

============) вересковые пустоши

0

285

Север улыбается, косо и саркастично. Вдыхает чужеродный запах, прогоняя через легкие очередную порцию отравы, и выдыхает, пряча медовые очи.
Мгла, Змееуст…
Белоснежный воитель смаковал новые имена на самом кончике языка и все никак не мог нарадоваться их удивительно мягкому и правильному звучанию на всех известных ему диалектах и акцентах. Ему почему-то казалось, что имена Сумрака должны звучать как-то обрывисто, резко и дерзко, вырываясь из уст одним коротким слогом и не оставляя совершенно никакого послевкусия.
- Лед не в силах согреть, но способен сиять ярче россыпи звезд, - услужливым тоном ответил кот, галантно занимая место рядом со Мглой, - надеюсь мой свет способен будет разогнать мрак вашей скуки, леди. 
Медовые очи скользнули по направлению к сестре и его добыче. Глазу был непривычен цвет шубы их новых знакомых. Невероятно гармоничный оттенок абсолютного мрака. Его невозможно упрекнуть или извратить. Ведь его попросту не существует. Истинную тьму сможет узреть лишь слепой, но описать эту дивную картину он не сможет, ибо ее попросту не существует в материальном мире, сотканном из хитрого переплетения чувств и ощущений. Ослепленные белоснежным светом коты могут даже не заметить присутствие сгущающихся теней, пока их контуры не станут очерчиваться кровью, пачкая столь обожаемый всеми цвет святой безмятежности. Но будет уже поздно. Свет потускнеет под напором собственного двуличного лицемерия.
Осторожнее, дорогая.
Улыбка, окрашенная этим молчаливым предупреждением, была подарена Вьюге, как только они направились к выходу из лагеря. Он был уверен в ее искусстве соблазнения, но все-таки его обязанностью было защищать свое сокровище. А затем он затеял ненавязчивую беседу с прекрасной Мглой, сладким голосом говоря ей то, что она хотела от него услышать.
- В вашем племени так мало кошек потому, что они не способны жить в тени Вашей красоты? - теплая ненавязчивая улыбка, и яд в мелодичном голосе подкупали даже больше, чем внешняя красота.
Ледяное сердце билось ровно, а прагматичный разум бывалого ловеласа был готов к охоте.  Север желает сделать ее своей собственностью, хочет оставить в ее душе следы от своих острых когтей, хочет распоряжаться ее чувствами и мыслями по своему усмотрению. Он хочет поставить ее на самую почетную полку его трофеев, желает сделать ее неотъемлемой деталью интерьера, незаменимой утварью, самой нужной книгой в кабинете. Красивым дополнением к его прекрасной жизни.

-------> Вересковые пустоши.

+3

286

Обычный поход войной. Наверно, ещё пару лун назад это совершенно не напугало бы Паучка — эта неотъемлемая часть жизни племени его уже не касалась. Разве что после такого он мог куда больше помочь Лепестку Жасмина, ухаживая за немногочисленными (это же Речные! Конечно, никто не сможет их сильно ранить и, не дай Звёзды, убить!) ранами соплеменников.
Теперь же при единой мысли о ранах (даже самых простых) малыша едва ли не колотило. И если раньше он боялся, что не сможет постоять за себя ввиду слабости, теперь же его охватывал ужас от осознания, что кому-то он может не помочь. Когда у тебя есть наставник, готовый исправить любую оплошность — это одно; совсем другое, когда ты сам должен всё знать.
Возможно, именно поэтому он и вызвался идти с племенем до границ... Чтобы убедиться, чтобы хотя бы по пути с ними ничего не произойдёт. И в какой-то степени рыжик оказался прав. До границ с объединённым "войском" ничего не случилось. Случилось с ним.
Сперва ничего не казалось необычным — обычный поход. И внезапную тяжесть в голове малыш списал на усталость после выяснения отношений и голодания — со вчера (или даже позавчера?) он не съел ни мышиного хвостика. Но когда голова раздалась внезапной резкой болью, ученик лекаря даже не удержался на лапах, скоренько привалившись к какому-то кусту возле дороги. Можно было решить, что кот резко заинтересовался чем-то внутри растения, но однако же  оруженосец всего лишь пытался понять причину невероятной боли в голове. Кроме того, что разболелась голова, мир будто на секунды краснел, а затем возвращался в свой обычный цвет.
Красный.
Обычный.
Красный.
Обычный.
И не у кого спросить, должно ли так быть. Или это первые признаки той болезни, что была у Лепестка Жасмина? Немигающим взглядом Паучок следил за колонной воинов, и каждый из них будто размывался. Вот чёрный предводитель Теней — и на какой-то момент он появился в глазах ученика прыгающим на кого-то сверху. Мгновение — и ведение исчезло, оставив подростка следить за другими. Красные всплохи смешивались с образами идущих котов, и казалось, что все они вдруг поменяли цвет шкур на кровавые подтёки. А Острозвёздная... Сперва Паучок её вообще не увидел. Вообще. Ни среди видений, ни среди отряда. А затем...
Затем Паучок её всё-таки увидел. У своих лап. И то, что он видел, вообще мало чем походило на кошку: торчащие наружу рёбра, натурально раздавленные лапы, сломанный в нескольких местах хвост... У предводительницы не хватало глаза, уха не было вообще, а от горла до живота шла огромная, буквально дымящаяся от горячей крови рана, сквозь разрыв которой ученик видел её недвижимое сердце...
Если бы котику было, что исторгнуть из себя, то сейчас бы Паучок захлебнулся от рвоты. Однако же ком, застрявший в горле, не двигался, а желудок, буквально рывками прилипающий к хребту, не мог породить ничего, кроме желчи.
Наверно, именно сейчас был тот момент, когда нельзя было медлить, хотя никто не был ранен.
Пока что не был ранен.
И сил кота не хватило, чтобы добежать до предводительницы — он попросту покатился, не удержавшись на лапах, едва не сбив кошку с её же лап.
Н..н..н-н-н-не ходи туда! — хрипел, шепча на ухо предводительнице ученик, — н-н-н-не надо, т...т... — он начал и заикаться, и дрожать, и кусать себя за язык вместо слов, — т-т-ты погибнешь! — смог наконец он выговорить, и осел, стараясь выровнять дыхание и унять рвоту.
Вероятнее всего он привлёк кучу ненужного внимания... О боги... Попытавшись проглотить отсутствующую слюну, чтобы смочить горло, малыш нарочито громко затараторил в своей обычной манере, чтобы отвлечь внимания от того, что он шептал до того:
У нас с-с-с-совсем мало трав, я должен идти собирать, иначе вдруг что, я должен быть готов, да и добычи мало, надо делать запасы, я пойду, да? Я всё сделаю
, и ещё уберусь в пещере...

Кот быстро выдохся, но такая тирада была вполне в его стиле — слегка трусоватый (хотя сам он предпочитал слово "запасливый"), Паучок на самом деле боялся однажды не найти нужных лекарств, а потому собирал их едва ли не в каждую свободную секунду. Вот и сейчас он хотел... Хотел? И пошёл.
Вот только стоило ему скрыться за зарослями камыша, как вязкой, едкой смесью из слюны и желчи его всё-таки вырвало, благо абсолютно беззвучно. 

----> Стройные ивы.

+3

287

Варан больше всего сейчас напоминал одну большую грозовую тучку на лапках. Мало того, что с ним рядом стояла (и, естественно, птичкой заливалась!) бывшая жёнушка, так ещё и нашла себе соответствующих собеседников из другого племени. И кот не мог понять, что заставляет его раскуроченную лапу ныть больше: немое бешенство от таких непринуждённых разговоров, когда надо быть в любую секунду настороже; ненависть к самому себе: вдруг это ОН неправильный, что ведёт себя, будто дикарь и какой-то ревностный фанатик чистоты крови; и почти слепое желание разорвать любого цаповца, вставшего на пути.
Учитывая, что Варан мог легко хвастаться приличной боевой формой и подготовкой, любому, кто сейчас рискнул бы к нему пристать, грозила бы хорошая трёпка. Более того, ещё и есть захотелось нещадно, и самец пожалел, что не съел-таки свою порцию лани. Ай, тьма с ней, потом наестся. После того, как сделает кому-нибудь так же плохо физически, как самому Варану сейчас в душе.
Однако сказали выдвигаться. И сейчас воин благодарил звёзды за то, что никто не окликнул его, лишний раз не поздоровался и вообще не привлёк дополнительного внимания. Короткий, словно взмах хвостом, приказ предводителя — их, не речной — включил в Варане этакий боевой режим. Слегка сверху поглядывая на молодых оруженосцев, на стройных кошек и растопорщенных котов, этот силач готовился дать достойный отпор врагам своей семьи. Своего племени.

----> К ветру.

+2

288

Белоснежная красотка подошла ближе, ещё ближе. Её глаза светились как два ярких горящих зимних солнца. По неволе Змей засмотрелся, вглядываясь в очаровательную аккуратненькую мордочку милейшей, что подошла к нему. От такой воздушной леди Змееуст ожидал как минимум смущенно потупленный взор, стыд. Под его горящим вглядом было непросто держаться вот так непринужденно. Но она вела себя развязно, будто соблазняя.
Воин попробовал на вкус её запах - нежный, приятный, но всё же напоминающий ему о реке.
-Миледи, - черный кот сдержанно улыбнулся, чуть поклонившись в ответ на столь милое приветствие. - Это имя как нельзя кстати подходит Вашему великолепию. Как сказала моя прекрасная спутница, меня зовут Змееуст, - он не отводил взгляд льдинистых голубых глаз, словно впиваясь в эти два пылающих солнца.
Она чертовски красива! - думал Змей, завороженный. Эта красавица могла отнять его сердце, могла словить его душу - в два счета! Если он - болван, только лишь поддастся искушению - то потонет в этих очах навсегда.
Но окрик предводителя привел его в чувства. С трудом, воитель оторвал взгляд от юной фелы и огляделся на Мглу и Севера, будто пробужденный ото сна.
Белоснежный речной воитель зачарованно о чем-то разговаривал с его Мглой. И сладостный тон Севера так сильно не понравился Змееусту, что его шерсть мигом встопорщилась, а в горле заклокотал рык. Он был настолько тихим, что слышать его могла лишь Вьюга.
Только тронь её, - мысли вились в его мозгу словно рой разъяренных пчел. Приступ ревности навылет прошил его словно пуля. И исчез...
Он приблизился с своей любимой и как бы встал между Севером и нею. Повернулся к прекрасной Вьюге и весело рассмеялся, скалясь. Глаза его загорелись жаждой крови, безумием. - Сударыня, как насчет славного боя? Зададим жару Ветру!-он перевел взгляд на Мглу, затем на Севера, уже последовавшего его примеру.
Предводитель и весь его отряд уже уходили к территории племени Ветра, но всё ещё были близко от их небольшой компании.
Кот оглянулся на небольшую группу и двинулся к в след за братом.
---> В бой, на племя Ветра!

Отредактировано Змееуст (13-08-2018 21:07:28)

+2

289

Вересковые пустоши ----->

Отредактировано Полет Коршуна (16-08-2018 13:15:01)

0

290

Услышанное заставило его почувствовать тревогу - он стоял вдалеке от лесной жизни и отвык от того, с какой охотой воители бросаются в бой, который может перерасти в новую тревогу. Вьюнок терпеть не мог конфликтов и невольно порадовался тому, что не обязан вступать в бой. Там, в бою со Звездоцапом все было иначе - речь шла о возвращении дома, исконных земель его бывших товарищей, которых он просто не мог бросить, здесь же поход был делом исключительно личным между племенами. Черный кот вежливо кивнул, подождал, пока предводительница отойдет и займется своими делами. Паучок его подлатал, племя понемногу собиралось возле Острозвездой и обсуждало грядущий поход к Ветру, и Вьюнок начал искать взглядом сына, который непременно должен крутиться неподалеку.

Но прежде, чем он успел подозвать Ливня взмахом хвоста - лишних движений Вьюнок предпочитал избегать - как в лагерь вошли коты племени Теней. Темношкурые, пахнущие острым запахом, к которому примешивался аромат сосновых иголок и болот, они отличались от Речных. Так, по крайней мере, казалось Вьюнку, отвыкшему от вида котов других племен. Он даже поднапрягся на секунду - некоторые коты сосновых лесов показались ему чрезмерно мрачными и угрожающими, но, в конце концов, пришли они не с боем, а с союзом, так что беспокоиться не о чем. Рядом как раз оказался Ливень, и Вьюнок, обрадованно заучав, ткнулся носом в мохнатую шею сына, затем похлопал хвостом по земле, приглашая улечься рядом.

- Как тут у тебя дела? - мягко спросил он, отмечая с внутренней гордостью, что Ливень вырос поджарым, сильным котом. В последний раз он его видел учеником и не мог не порадоваться, что серый котик все-таки стал настоящим воителем. Скорее всего, он прижился в племени, в отличие от своего непутевого отца. - Поздравляю с воительским именем, хоть и запоздало. Как прошла учеба? Я давно должен был понять, что тебе пришла пора становиться воителем и подождать вашего патруля на границах!

+2

291

На урчание отца Ливень ответил возбужденным помахиванием хвоста. Он был безмерно счастлив. Да и отряд уже ушел, поэтому никто больше не был способен помешать разговору отца и сына, разлученных судьбой, но упорно пытающихся поддерживать связь. Только шум реки, пение птиц, шелест камышей на ветру, Вьюнок и Ливень. Существовали только они сейчас.
- Как тут у тебя дела?
Янтарные глаза блеснули, и кот набрал побольше воздуха в легкие. Рассказ будет долгим.
- Здорово! Столько всего произошло со времен нашей последней встречи... Даже не знаю, с чего начать... о! О! Пару лун назад у нас лил такой сильный ливень, казалось, что это река, бегущая с неба на землю, и наш лагерь затопило. Представляешь, нам пришлось ждать, пока вода уйдет, в березняке! Круто, да? Потом здесь царила та-а-акая разруха! - кот выдержал паузу, наблюдая за папиной реакцией. - А еще детей Ручейка посвятили. Ты, думаю, их уже видел. А самое яркое и незабываемое тебе уже Острозвездая рассказала. А жаль! Я берег новость о том, что все передрались в ущелье, на десерт...
Кот распушился, показывая псевдо-обиду, а затем его губы расплылись в улыбке от уха до уха от поздравлений Вьюнка.
- Да ладно тебе! Ничего страшного. Ты же это... путешествуешь, живешь свободной жизнью, - воитель облизался. Звучит заманчиво и так сладко. Неизведанное, новые земли, новые знакомства. - Учеба? Уче-е-е-еба...
Серый поморщился, но все же, нужно признать, все было не так уж и плохо.
- Да что мы всё обо мне! Как ты жил до нашей встречи?  - он намеренно перевел тему разговора с неприятной на более интересную. - Где тебе удалось побывать? Может, чего нового узнал?
Ливню было интересно узнать абсолютно все. Его интересовало как живут... другие, не состоящие в племени, одиночки. Сложна ли их жизнь? Или полна приключений? А, может, наоборот очень скучная и серая?

Отредактировано Ливень (02-09-2018 18:16:41)

+1

292

- Да-да, эта вечная беда Речных котов, - закивал Вьюнок. А ведь правда, несколько лун назад зарядил такой сильный ливень, что он сам предпочитал особенно не высовываться из своего укрытия и, лакомясь мышкой, глядел на падающие капли, лениво жмурясь и прижимаясь к соломе. Кстати, на ближайшей ферме Двуногих пережидать ливни еще веселее - там живет несколько котов, которые ловят мышей в обмен на теплое жилище и, пусть один из них довольно сварлив и не любит чужаков, вежливостью и тактом Вьюнок заслужил право иногда там ночевать и отдыхать, хотя мышей почти не ловит. Не его земли, без разрешения - а оно выдается нечасто - нельзя.

Но Речные коты прекрасно справляются с такого рода трудностями, у них даже палатки приспособлены под то, чтобы во время наводнения не тонуть и не расползаться, а просто всплывать. Ливень запоем рассказал про посвящение детей Ручейка, и от этой новости Вьюнок испытал одновременно и радость, и грусть. Он не был знаком с этим негромким, честным и преданным воителем особенно близко, но знал, как искренне он пекся о своей семье. Жаль, что он так и не увидит, как его дети становятся воителями, как приносят в племя первую добычу, как разделяют с друзьями ужин. Эх. Такова воительская доля.

- Не думаю, что битву можно счесть чем-нибудь интересным, - посерьезнел Вьюнок, когда сын перешел к новости о стычке в ущелье. - Особенно если учесть, что племя потеряло воительницу и отправилось мстить за нее, - он не любил конфликтов и старался избегать драк, и всегда немного беспокоился, когда слышал новости о битвах на границах. Конечно, воителей хранит Воинский Закон, но иногда коты все-таки погибают. - Ты сам будь осторожнее, ладно? Не бросайся вперед, не подумав, - он слегка улыбнулся, чувствуя, что не то чтобы в его праве поучать взрослого кота, но тревога победила. Ливень еще молод, в его окружении боевая удаль чуть ли не одно из самых важных достоинств. Правда, если задуматься, не очень-то он расстроился, что его не взяли в патруль, наоборот, остался с улыбкой. Еще выражение его морды стало слишком уж мечтательным, когда он заговорил о путешествиях, на что Вьюнок ответил короткой усмешкой.

- Я скорее одиночка-домосед, - усмехнулся он. - У нас есть свои территории, но мы свободно гуляем, где хотим, только не охотимся. В сельской местности коты обычно дружелюбнее, вот в городе могут быть и банды, и свирепые бойцы. Я много где ходил, но по-настоящему далеко не забирался. Но слышал рассказы тех, кто был и за горами. Некоторые рассказывали об огромной массе воды, которая называется море, можешь себе представить? Там воды больше, чем в самом широком озере, а еще она соленая, и ее нельзя пить, - Вьюнок вытянул одну из передних лап. - Правда, в последнее время стараюсь держаться поближе к дому. Ты же слышал о Звере? Среди одиночек о нем ходят нехорошие слухи, - он понизил голос, взглянув на сына уже посерьезневшими темно-зелеными глазами. Вьюнок сам никогда не видел ни следов таинственного хищника, ни натыкался на его запах, но в округе ходили россказни, что тварь повадилась ходить в лес. - Он... добирался до племен?

+2

293

- Ты сам будь осторожнее, ладно?
- Да-да, разумеется, - отмахнулся Ливень, не задумываясь о важности отцовских слов. Битва ведь... просто битва, в конце концов. Кровь, боевые шрамы там, а кошкам ведь нравятся всякие такие псевдо-смелые, поцарапавшиеся о какой-то куст и сообщившие, что это хиленький вояка ветра не смог пробить брони его мышц. Хихикнул в усы, хорошо рассмотрев внезапно всплывшую картину.
- Я скорее одиночка-домосед, - его это немного разочаровало, хотя он старался, правда старался этого не показывать. Хотя наверняка сложно было не заметить внезапно сползшую с морды улыбку.
- вот в городе могут быть и банды, и свирепые бойцы, - повествовал Вьюнок, и Ливень, на удивление, решил его не перебивать.
"И шлюхи," - про себя добавил серый. - "У нас вон в племени тоже имеются. Вьюга, например."
- можешь себе представить?
Цмокнул языком, задумчиво посмотрел на небо.
- Э... нет. Я-то и озера себе не представляю. А хотя! О! Это же вроде как небо, нескончаемое! Да? Типа небо, сделанное из воды, только на земле? - это вот уже было легче представить. А, может, так оно и правда было. Нельзя исключать возможность того, что какой-то мега-сильный кот отламал кусок неба, и тот упал на землю, превратившись в так называемое мо-ре.
- Фу! Соленая! Будто кто-то решил пометить территорию и перестарался... А бывают коты-великаны? - Кот сопровождал свою речь сильной жестикуляцией, резкими вскакиваниями и показывал свои эмоции очень открыто. А так как хорошие манеры были для него просто мусором, он напрочь игнорировал возможность того, что кому-то могут быть не приятны его комментарии.
- Он... добирался до племен? - кот на секунду посерьезнел,  что было ему не свойственно.
- Да, он и у нас натворил немало. Вон, многих воителей сожрал. Но власти, как видишь, упорно это игнорируют, считая, что очередная война с соседним племенем определенно важнее, чем какой-то там Зверь, - Ливень мог себе позволить такие резкие заявления и критику котов, стоящих выше. Его язык был длин и он упорно продолжал давать ему волю. - Знаешь чего, валить отседого надо.
Шепотом добавил, уверенный, что намного безопаснее где-то в городе с бандитами и хорошенькой кошечкой, чем здесь, где все вероятности судьбы скорее всего приведут тебя к тому, что ты станешь чьим-то обедом, а твои кости украсят его логово.
- Ну, давай не будем о плохом! Плохого пруд пруди, а жизнь все-таки прекрасна.

Отредактировано Ливень (14-09-2018 20:43:16)

+2

294

- Представь себе широкую-преширокую реку, где не видно берегов, - предложил Вьюнок. - Это будет озеро, только у моря берега еще дальше друг от друга. Даже если птицы решат его перелететь, то лететь придется очень-очень долго, - наскоки, прыжки и кипучая энергия Ливня нисколько его не смущали, и черный умудрялся вертеть головой и поворачиваться так, чтобы не упускать веселую морду сына из виду. Здоровый он вырос, сильный и прыгучий, с неожиданной гордостью подумал Вьюнок, улыбаясь краешком рта, когда услышал про котов-великанов.

- Ну.... как тебе сказать. У всех легенд лапы откуда-то растут, верно? Были же и львы, и тигры, и леопарды, - что-что, а мифы котов-воителей Вьюнок помнил до сих пор и в бытность ученичества с удовольствием был готов пересказывать скорее их, нежели слова Закона. - В мире много разных зверей, похожих на нас. Есть и гигантские кошки, наверное. Кто знает? Мир слишком обширен, чтобы утверждать, что чего-то не может быть только потому, что ты сам этого не видел. Впрочем, конечно, иногда проходящие одиночки такие байки травят!

Когда Ливень с неудовольствием отметил, что четыре племени предпочитают грызться между собой, а не решать беду со Зверем, Вьюнок тяжко вздохнул. Это так в духе племенных котов - заниматься междуусобицей, не замечая большой напасти до тех пор, пока она сама не постучит в дверь. А что, если предводители так и не одумаются? Нет, не может быть. Острозвездая кажется нормальной кошкой, возможно, стоит с ней переговорить, сказать невзначай, что Зверя все чаще видят рядом с границами. Разумеется, нужно быть предельно осторожным, он ведь даже не воитель и не имеет права вмешиваться в дела племени. Мурена на части порвет, если узнает, что он вздумал учить предводительницу. Но Вьюнок чувствовал, что просто взять и уйти, даже не попытавшись, не сможет.

Внезапно Ливень произнес нечто такое, что заставило его внимательно уставиться в беззаботную, веселую морду сына. На секунду показалось, что ему нет особенного дела  до сородичей... Эту мысль Вьюнок отогнал быстрее волка, отпугивающего пожирателей падали. Нет, конечно же, его не может не волновать благополучие соплеменников! Он просто молод и беспечен, не сидеть же ему на месте и не тонуть в беспокойствах. Вьюнок беспокойно дернул хвостом.

- Ливень, про "валить"... - тихо сказал он. - Ты хочешь уйти? Ты давно об этом думал?

Эти, несомненно, случайно вырвавшиеся слова впились в него блохами. До сего момента он считал, что Ливень счастлив и весел в племени, что здесь его место. Он дослужился до воителя, произнес клятву. А теперь Вьюнок подумал о том, что очень мало знает родного сына. О чем на самом деле он думает? Неужели бродяжьи гены его папаши сработали вновь? Ох. Вьюнок сбежал, потому что устал от войн и распрей, от необходимости сидеть на одной территории и подчиняться Законам. Он желал личной свободы и, скрепя сердце, покинул родной дом. Но даже спустя луны сохранил к нему, несмотря ни на что, нежную привязанность. А Ливень? Что на самом деле творится у него в душе?

+2

295

- Ты хочешь уйти? Ты давно об этом думал?
Отец будто произнес что-то запретное, совершенно новое, но манящее. Уйти. И правда, задумывался ли Ливень над этим по-настоящему? Желал ли? Кот прикусил губу, прислушиваясь к своему внутреннему голосу, пытаясь вызвать нежную любовь к соплеменникам, пылающую страсть к бурной реке. Но голос... молчал. Сердце билось все так же ровно. Он мог уйти. Давно мог. Но сейчас... Было уже поздно.
- Думал давно, но, как видишь, не ушел, - проговорил кот. Да, может ему и хотелось больше свободы, да вот только он был привязан к этой земле. Вроде бы, ничего не держало его тут, но стоило ему только подумать о таком заветном уходе, внутри сразу же что-то сжималось.
Казалось, там у него будут приключения и новые друзья, но как же он может вот так вот бросить всех друзей здесь? Разве может он оставить вертихвоста Севера без присмотра? Что же прекрасный наставник будет делать без Ливня?
- Я хочу... узнавать новое. Только вот если придется выбросить старое, я не буду.
Он не знал. Правда не знал. Но стоило ему подумать, сколько новых возможностей может открыться ему, желтые глаза загорелись.

+1

296

Ливня раздирали сомнения. Ох, может, правы коты, который с осторожностью относятся к отпрыскам чужаков. Ливень всю жизнь провел в племени, дослужился до воителя, но, подобно своему отцу когда-то, тосковал по чему-то иному. Разница только в том, что серый явно сам не знал, чего хочет конкретно. Вьюнок не испытывал воительской привязанности к своим  соплеменникам и не хотел умирать из-за территорий или ссор предводителей. Если предводитель ведь пошлет на бой, ты не можешь отказаться, а то, что он решился предупредить Речных о возможном враге - его личный выбор. Он не желал подчиняться строгой иерархии, и приходилось ломать себя изнутри. Он уважал лесных котов и всегда был готов прийти на помощь бывшим соплеменникам, как сейчас, но вернуться под знамя Закона, стать частью леса и боевой единицей племени казалось невозможно.

Ливень хотел бы усидеть на двух подстилках, но, увы, это невозможно. Всегда приходится чем-то жертвовать, чтобы добиться желаемого. Вьюнок наклонился и лизнул себя в черную лапу, рассеянно отмечая, что раны на боках ноют все меньше. У него самого ушло бы на это не менее дня - известные ему травы были не такие быстродействующие. Надо непременно спросить у Паучка, что он использовал, если юный целитель будет в настроении. Рыжий котик не походил на вздорного ворчуна, но его явно что-то очень сильно беспокоило, и Вьюнок не хотел лезть.

- Когда я ушел, мне было всего восемь лун, - проговорил Вьюнок. - Я ни к кому особенно не привязывался здесь, за исключением твоей матери, у меня были сложные отношения с наставником, я ничем не выделялся. Мне всегда казалось, что племенная жизнь давит,- он помолчал, вспоминая те эмоции и чувства, побудившие покинуть дом. Странно, но, как оказалось, он все помнит. - Я не приносил клятвы, Ливень, я не проходил испытания на воителя. Не смог дойти даже до этого.

Он коротко усмехнулся.

- Но я уже умел охотиться и даже защищать себя, потом понял, что в городе личности куда более опасные и жестокие, нежели возле ферм и ничейных землях, так что остался тут. Единственной, по ком я скучал, была Забота. Скажи, Ливень, о скольких котах ты бы скучал? Если ты не ушел раньше, то что-то же тебя держало? К слову,  уходить просто потому, что интересно, чревато. Потом перестанет быть интересно, а вернуться... уже вряд ли позволят.

+2

297

Начало игры

Юная кошка, свернувшись в тугой клубочек, сладко дремала в палатке оруженосцев на своей мягкой подстилке изо мха. В организованный поход на племя Ветра ее решили не брать, а потому, возмущенная, она ушла к себе в палатку. Как ее могли не взять? Это была ее Белка! Ее наставница! И она не сможет самолично вспороть лапами вероломной убийце брюхо? Кажется, еще та нахалка умудрилась расцарапать Клыкастого. Уж он-то ей отомстит. И за себя, и за Белку. Это, конечно, было слишком небольшим успокоением, но оторванные уши грязной цаповки, принесённые в лагерь немного поумерили бы пыл Тлеющей. Еще и Тихий Омут свалил из лагеря, не взяв ее. Странно, что он до сих пор не вернулся, вроде шел всего лишь прогнать лисицу, для него это наверняка плёвое дело. А если их там несколько? Тлеющая подорвалась, вырвавшись из полудрёмы, вперемешку с мельтешащими в голове мыслями. Ей было неспокойно, что-то внутри поливало маленький росток тревоги, заставляя его расти и заполнять всё естество. Это было так не свойственно ей - сильно волноваться и переживать, но сейчас это ощущение было в приоритете, вызывая смешанные чувства и неопределенные, непонятные желания. Поняв, что сидеть сложа лапы совсем не хочется, ученица поднялась с нагретой подстилки и потянулась, похрустывая суставами. До чего же приятное чувство. Выйдя на главную поляну и втянув свежий воздух, пропитанный влагой и приятным ароматом дождя, Тлеющая посмотрела на кучу с добычей. Какая-то она полупустая. Не спеша пройдя через поляну, кошка вытащила одну из водяных крыс и легла на землю, укрывшись от дождя под кустами камыша. Холодная плоть с уже застывшей кровью не была самой лакомой пищей, но выбирать не приходилось. Было бы не плохо сходить на охоту. Кому-нибудь другому. Будущая воительница совсем не любила слежку и выжидание. Нет, конечно она могла пойти и завалить пару мышек, но если сегодня был неудачный день, то кошке сулило быть раздраженной еще довольно долгое время, что явно не порадовало бы окружающих. Кстати, окружающие в виде Ливня и Вьюнка - какого-то непонятного одиночки, что приперся к ним в лагерь и пожелал, чтоб его лечили, как раз сейчас беседовали неподалеку с не особо радостными лицами.
- Ливень! Чего такая морда унылая? - спросила кошка, не замечая, что во время еды ее морда запачкалась кровью. - Отце-одиночка не оправдывает ожидания?
Тлеющая хмыкнула, возвращая глаза к еде. Вернулся блудный отец. И то не из-за сына! Припрись так ее кровный папаша, она бы ему все кишки на поляну вытащила и глазом не моргнув.

Отредактировано Тлеющая (10-11-2018 23:36:09)

+2

298

<----- из племени Ветра
Обратную дорогу она практически не осознавала. Лапы сами вели ее в нужном направлении, пока разум кошки пребывал в каком-то оцепенении. Вот она ступает по пустоши, а в следующее мгновение под лапами уже чавкает земля родного племени. В нос бьет влажный воздух. Сильно пахнет камышом. Это немного успокаивает Острозвездую и будто бы придает сил.

Она ни разу не обернулась на своих воинов, все еще не смея заглядывать им в глаза: знала, что увидит там лишь боль и разочарование. Однако их шаги и сбитое дыхание кошка слышала достаточно отчетливо, чтобы понимать - никто не отстал и продолжает идти. Собственные раны причиняли ей немало боли и неудобств, лапы продолжали подрагивать - того и гляди, снова подогнутся - но ей было все равно. Острозвездая не обращала на них внимание, упорно делая шаг за шагом и не позволяя себе никаких проявлений слабости. Все мысли, причиняющие ей невыносимые страдания, она затолкала в самый темный уголок сознания, решив разобраться с ними потом. Может быть. Когда-нибудь. Или вовсе никогда. Сейчас ей нужен холодный разум, свободный от эмоций и удушливого горя, которое то и дело подкатывало комьями к горлу, грозившись вырваться наружу страшным воплем и рыданиями. Сейчас ей придется снова раздавать указания, следить за лечением раненых, произносить речь и рассказывать остальным о случившимся несколько часов назад ужасе.

Наконец, впереди показался лагерь. Острозвездая ускорилась, спеша поскорее оказаться в самом сердце родного племени, отчаянно желая почувствовать безопасность, защищенность родных стен. Хотя ощущение это было ложным, и теперь она понимала это так отчетливо, как никогда раньше. Зверь нашел лагерь племени Ветра, и ему не помешали ни острые стены, ни их стражи. Ее дом в любой момент может быть точно также разрушен и осквернен этим чудищем. Но не сегодня. Пока нет.

Острозвездая первой вошла на поляну, осматривая все пространство. Из воинов здесь был только Ливень. Рядом с ним лежал Вьюнок. Неподалеку что-то говорила Тлеющая. Вот и все.
- Где остальные? - серьезно спросила предводительница, обращаясь к ним. - Где Паучок? У нас много раненых, и он нужен им немедленно.

+3

299

Начало игры.

Хмурый взгляд чёрного воина как обычно был устремлён перед собой, нос недовольно сморщен, а кончик хвоста раздражённо дергался из стороны в сторону, пока Глубинный Мрак брёл в сторону лагеря Речного племени с крайне неудачной охоты. После того, как предводительница увела отряд верных воинов на территории племени Ветра, на сердце его было неспокойно. Конечно, он не возражал против того, что его оставили в племени, ведь иначе оно осталось бы без защиты, но неприятная тяжесть всё продолжала давить на плечи, из-за чего дичь сегодня буквально ускользала из-под самых лап кота. Не отчаиваясь, он пробовал добыть пропитание для племени снова и снова, но в итоге признал свои потуги бессмысленными. Так он ничего не поймает, даже жалкой хромой мыши. Проще было вернуться в лагерь и дождаться возвращения боевого отряда. Однако, как же не хотелось появляться на глазах у всех без улова. Мрак с досадой осознавал, что его неудача станет темой для насмешек бывшего наставника на долгую пару дней. Бурчание Тихого Омута, пусть и было привычно и обыденно, но иногда всё же здорово действовало на нервы. Но этого уже никак не избежать. Из пасти Глубинного Мрака вырвался тяжелый вздох, а под лапой раздалось особенно громкое чавканье размытой дождём земли. Сезон Листопада как обычно не радовал котов хорошей погодой и солнышком. Стряхнув с широкой лапы куски грязи и травинки, кот качнул головой в неодобрительном жесте и побрёл дальше, все ближе подступая к полуострову, служившему речным котам домом.
Как только чёрный оказался на родной поляне, взгляд рефлекторно пробежал по фигурам котов и Мрак невольно расслабился. Видеть знакомые лица всегда приятнее, чем прятаться в темных уголках леса и переживать. Воин едва слышно хмыкнул, подметив для себя, что вся эта ситуация с племенем Ветра несколько выбила его из привычного спокойного состояния. Видел бы его сейчас наставник, непременно порадовался бы.
«И где этот старик?» - спросил сам себя воин, повторно намного внимательнее осматривая поляну.
Удивительно, но старшего воина на поляне не оказалось. Мрак нахмурился и неспешно направился к воинской палатке. А вдруг Тихому Омуту захотелось предаться дневному сну в столь напряжённый час. Проверить догадку следовало, пусть даже она и звучала совершенно глупо. Подойдя к палатке, созданной из прибрежного камыша, чёрный принюхался и нырнул внутрь, чтобы удостовериться в том, что друга тут нет. И именно в этот момент, когда Глубинный скользил взглядом по пустым подстилкам воителей, предводительница вошла в лагерь. Буквально несколько мгновений тишины и над поляной звучит командный голос Острозвёздой. Мрак нахмурился, когда услышал слова о раненых, видимо бой был суровым, раз отряд пострадал. Неторопливо кот вышел из-под укрытия камыша и остановил взгляд на потрёпанных и явно уставших членах речного племени. Однако вопрос об Омуте не выходил из головы, ведь как старший воин он сейчас должен быть тут. Нашарив среди котов знакомую пёструю фигурку ученицы, являвшейся чем-то вроде воспитанницы Омута, Мрак молча двинулся к ней.
- Где Тихий Омут? – лаконичный и понятный вопрос, чего ещё ожидать от такого необщительного кота как Глубинный Мрак. Но, видимо решив, что информации для ответа недостаточно, всё же добавил вторую часть вопроса. – Он ведь должен был остаться в лагере?
Почему-то ему казалось, что именно эта малышка должна была знать о перемещениях любимого "дяди Омута". И Мрак всё же надеялся, что она ответит без обычных язвительных ноток, всё же речь идет о Тихом Омуте, а спрашивает его бывший ученик.

Отредактировано Глубинный Мрак (11-11-2018 09:55:45)

+4

300

==============) камышовые заросли

Держа на весу окровавленную переднюю лапу, с которой свисали лохмотья разорванной шкуры, сильно опираясь плечом на такую же окровавленную, едва передвигающуся Мурену, Львиносвет брел вперед. Из пасти свисал Камышонок тяжелым кулем, но золотистый лишь рыкнул в сторону соплеменницы еще до того, как она предложила бы ему помочь. Это его сын. И он не отдаст его в лапы кошке, которая нанесла ему такой чудовищный удар - даже если была не в себе в тот момент. Мурена выглядела иначе, чем когда пришла к зарослям, словно вылетела из нее какая-то  безумная искра после нападения щуки, иначе как объяснить, что она, несмотря на адскую боль в ранах, выволокла Львиносвета из воды, когда сама чуть было там его не прикончила?

Они, прижавшись друг к другу, брели по берегу. Львиносвет плохо различал дорогу, приходилось полагаться на Мурену, кровь залила полморды, через щеку и закрытый глаз проходила уродливая, рваная рана, на боках и спине недоставало клочьев шерсти, тянулись набухшие кровью полосы. Передняя лапа, которую он просунул в пасть щуке, чтобы расцарапать его глотку и освободить Мурену, пострадала больше всего. Он не то что наступить, пошевелить ею не мог. Но, тем не менее, своего тяжелого приемного сына Львиносвет упрямо тащил сам, высоко задирая голову, чтобы малыш не ударился о землю. Прошла вечность, прежде чем они дошли до лагеря. Когда же он очнется? Мурена так сильно ему врезала... Он зарычал бы на нее вновь, да только сама она выглядела странно, будто не была самой собой. Что же случилось с ней самой, какой бес ударил в ребро? Впрочем, это волновало его в последнюю очередь, как и собственные раны.

А когда оказались внутри, Львиносвета ждало еще большее потрясение. Сверкая единственным здоровым глазом, он уставился на едва шевеливших лапы котов, усталых, ободранных, мертвых... Огнегривая. Тело воительницы покоилось на плечах соплеменника, безжизненно свисали ее лапы, даже огненный мех потускнел. Его племя, его товарищи - что с ними случилось на пустошах? Чему позволила случиться Острозвездая, призраком бродящая у палатки целительницы? Оцепенение прошло быстро, а увиденное придало Львиносвету сил, и он проковылял к жилищу Паучка, устроил Камышонка на подстилке и, не обращая внимания на жгучее желание повалиться рядом, решительно заковылял к предводительнице. Вид его был весьма внушителен - заляпанный кровью, со косматой, торчащей шерстью, а главное, со сверкающим янтарным глазом Львиносвет не особенно напоминал добродушного Речного здоровяка.

- Что. Произошло. Там?

Его племя не походило на племя победителей. Коты Ветра так сильно их потрепали? Убили Огнегривую?! И... Глины не было среди вернувшихся. Неужели Острозвездая была права, и Ветер захватили сумрачники, и его Цапля, его котята находятся в лапах этих негодяев?

для справки - серьезная рана на лапе, средняя на глазу и вторая средняя на боках.

+2


Вы здесь » Коты-Воители. Игра Судеб. » Речное племя » Главная поляна #3