Коты-Воители. Игра Судеб.

Объявление

Лучшие игроки:




Подробнее..
Добро пожаловать!
Наш форум существует уже одиннадцать лет, основан 3 января 2010 года.

Игра идет на основе книг Эрин Хантер, действие происходит через много лун после приключений канонов, однако племена живут в лесу. Вы можете встретить далеких потомков Великих Предков и далеко не всегда героических...
Мы рады всем!

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Коты-Воители. Игра Судеб. » Священные места » Поляна посреди Четырех деревьев #2


Поляна посреди Четырех деревьев #2

Сообщений 961 страница 968 из 968

1

http://s7.uploads.ru/oe2EL.jpgссылка на старую тему***
Огромная поляна со стоящими по краям дубами-великанами, похожими на безмолвных стражей. Дубы эти видели, как племена только образовывались, как создавался Воинский Закон. Согласно легенде, именно здесь состоялась битва, погибшие в которой стали первыми Звездными предками. Теперь же на Поляне Четырех деревьев или Четверике проводятся Советы. Посередине поляны находится Скала, с которой предводители обращаются к четырем племенем.
***
- одно из священных мест котов-воителей, наряду с материнским истоком и лунным камнем;
- здесь проходят Советы, в ходе которых котам запрещено вступать в бой, но несколько раз в истории этот священный закон был нарушен;
- именно здесь иной встречаются воители с друзьями или возлюбленными из других племен;


БЛИЖАЙШИЕ ЛОКАЦИИ:
- Лесная опушка [граница с Ветром] (земли Грозы)
- Низколесье [граница с Грозовым племенем] (земли Ветра)
- Великая река [отделяет от всех племен] (частично, земли Реки)

0

961

В ответ на вопрос Пушинки отозвался Ярозвезд. В целом, его слова не были особенно интересны и не блистали новыми мыслями, но в них, совсем незаметно и кратко, промелькнула деталь, оказавшаяся для Дурмана одной из самых важных. Омела. Омела... Значит, вот как теперь ему называть ее, Пушинку.. Разум Дурмана по прежнему рисовал ему образ маленькой пушистой сестренки, совсем не гармонирующий с этим серьезным и даже опасным именем, заставляя его расплыться в мягкой и грустной, почти незримой полуулыбке. Неужели действительно прошло столько времени? Неужели все действительно осталось так далеко в прошлом?

Конечно же, от всеобъемлющего внимания Дурмана, на тот момент все свои естеством прикованным к сестре и ее сладкому голосу, расплавляющему всю его воинскую собранность и сдержанность, все же не улизнула та гневная, та раздраженная и возмущенная реакция Созвездия Грача на ее слова и предложения. Кот то и дело чувствовал обжигающее гневное дыхание сидящего рядом предводителя, набирающего в легкие побольше прохладного вечернего воздуха, чтобы успокоиться, и резко выдыхающего горячий клубок пара себе под нос, не в силах совладать с гневом, окутывающим его с новой силой от каждого последующего слова кошки. Он кипел, словно вулкан, вот-вот готовясь выплеснуть все скопившееся в нем негодование и оскорбленность за длинный и подробный монолог молодой воительницы, сжигая все ее доводы и нравоучения дотла, превращая их в пепел и растаптывая собственными. Дурман чувствовал это его желание, как никто иной из присутствующих, но не рисковал (да и был не в состоянии) успокаивать его, предводителя, на собрании, переводя гнев на себя, еще и усиливая его. И все же, сдерживая все в себе, Грач должен был рано или поздно вспыхнуть, чего бы очень не хотелось воину... И что в итоге все же произошло.
Грач особенно не церемонился и с первых же секунд своей небольшой речи дал понять, что он думает о Пушинке. От первой же его едкой фразы у Дурмана мелко поднялся загривок, а самому ему захотелось крепко лязгнуть хвостом по боку черного и прошипеть о большем уважении, но все же он не имел никакого права спорить и возражать собственному предводителю в его словах, особенно когда они, вообщем-то, весьма правдивы и не лишены здравого зерна. Так что оставалось невероятным усилием стиснуть зубы, принять бесстрастное выражение морды и молча, не возражая и не свирепствуя наблюдать и выслушивать пропитанные раздражением доводы Грача, а затем и самому со скрежетом на сердце с ними согласиться, как бы он тому не противился.

Вслед за Дурманом и остальные коты стали озвучивать свои идеи и стратегии, при этом раскритиковав его собственную мысль об объединении с какими-то лесными жителями, превосходящими котов по силе для атаки на Зверя, предложив другие варианты. Рыжий воин осознавал огрехи в этом плане, а потому не стал более отстаивать его, соглашаясь с большинством и прислушиваясь к более свежему мнению и взгляду на проблему. Однако, этот его маленький "проигрыш" в общих дебатах не означает, что теперь он во всем будет соглашаться с остальными и менее тщательно освещать недоработки. А они не заставили себя долго ждать.
Оба предложения - и Созвездия Грача, и незнакомого грозового воина, - Дурман встретил неодобрительным покачиванием головы.

- Я более, чем уверен, что Зверь обладает чутьем не хуже кошачьего и собачьего вместе взятых, так что, боюсь, учуять в тушке дичи смерть-ягоды для него - раз плюнуть. Мы, конечно, можем попытать удачу и понадеяться на его сильный голод, но ставить это как четкую деталь плана - слишком рискованно. Как и с чудищами, - воитель повернулся к пестрому коту. - Все способны подтвердить, что чудища издают страшную вонь и рык, а раз мы реагируем на это, то в слухе и, как я уже сказал ранее, обонянии нашего противника я тоже вполне уверен. Да и как мы сможем подгадать, когда именно они пройдут по гремящей тропе, чтобы загнать на нее Зверя вовремя?

Наставление Грача прозвучало для всех, но тот цепкий взгляд, которым он одарил своего подопечного, дал понять Дурману, что именно его предостережения показались предводителю слишком дотошными. А раз обращение преимущественно было направлено к нему, рыжий нашел в себе смелость ответить.

- Однако, проговорить эти опасности и принять их к сведению никогда еще не бывало лишним.

На этом немного дерзком но, как казалось Дурману, правильном уточнении он затих, вновь предоставляя возможность говорить другим.

Беседа продолжала развиваться вполне бурно, и в какой-то момент все быстро подхватили именно ту идею, которую теневой воин уже успел отбросить из своих мыслей, как слишком опасную и ненадежную. Да, Дурман и сам связывал появление Зверя с проделками двуногих и находил логичным показать его им, чтобы они могли принять меры посерьезнее, чем могут кучка племен, но находил в этом плане столько подводных камней, что посчитал его излишне опасным и непредсказуемым, чтобы предложить и задействовать. Видимо, остальные не разделяли его опасений, быстро выстроив цепь событий, которую Дурман не нашел нужным разрушать и перекраивать. Все-таки, с его стороны было бы глупо не согласиться, что из всего предложенного это - самый действенный способ, хоть и весьма и весьма опасный. Тяжелые времена требуют тяжелых решений, и это одно из них.

Возможность становления участником патруля в город сильно колебала кота. Одна его часть неистово хотела быть избранным в этот патруль, чтобы иметь еще хотя бы одну возможность встретится с Омелой, но другая призывала отдать эту роль другому, тому, у кого не будет желания вместо окрестностей приковать свой взгляд к родной бурой шкурке, изучая не переулки, дома и местность, а черты ее лица, так изменившиеся за десятки лун. В любом случае, слово останется за Созвездием Грача, а Дурман в случае чего будет обязан спрятать свои чувства и желания как можно дальше, если не хочет подвести не только свое племя, но и весь лес.

Подстать предводителю, Дурман кротко и спокойно кивнул на прощание уходящим, встречаясь напоследок со взглядом прекрасных карих глаз, что еще долго будут приходить ему во снах. Счастливых снах.

----> Главная Поляна Теней

Отредактировано Дурман (30-07-2019 22:19:14)

+2

962

План был опасным. Львиносвет участвовал в том судьбоносном загоне с собаками, да и Цапля тоже (он не смог не покоситься на подругу, неожиданно подумав о том, что ее снова могут выбрать для столь тяжелого дела, учитывая ее легкие лапы), поэтому не понаслышке знал, что это крайне рискованное предприятие. К тому же, они примерно знают, как ведут себя собаки, знают, как их увлечь, как с ними сражаться. А чудище? Оно нападает, уносит котов и исчезает. Они и толком-то о нем ничего не знают - как оно сражается, как долго выслеживает добычу. Если тварь устанет и уйдет, то все труды пойдут насмарку. С другой стороны, ничего дельного он сам предложить не мог, поэтому осталось только кивнуть и согласиться. Разве что... разве что предложить послать к логову шпионов, которые смогли бы разузнать о враге хоть что-то.

"Это очень опасно", - подумал Львиносвет, покачав головой. "Столько всего может пойти не так... Даже если шпионы отобьют свой запах, это не значит, что они в безопасности будут. Конечно, мы все рискуем, но все-таки... Вот, например, вопрос о том, как долго Зверь будет увлечен котами. Как они это проверят? Будут следовать за ним, пока он не наткнется на какую-то добычу? Но добыча-то это не будет пытаться его никуда заманить, а из того, что я слышал, он больше похож на кошку, значит, бросится из засады, а не гонять будет... Конечно, не в наших привычках гнать дичь, и если он похож на нас, то и не в его, но если мы хорошенько его раздразним..."

Когда Совет подошел к концу, он повернулся к Ветряным кошкам.

- Удачи, - дружески кивнул он Омеле, а потом, наклонившись, ласково лизнул Цаплю в щеку. Теперь, когда все расходились, и напряжение немного спало, он чувствовал себя куда спокойнее и мог не опасаться бессмысленно распалить гнев собравшихся. Ох, он бы предпочел побыть еще немного с ней, поговорить о том, что как растут их дочери! Услышав, что Лоскутик и Солнышко стали ученицами, он размурчался на всю поляну и добавил, что Ветла тоже получила новое имя. Но к радости примешивалась горечь - он не смог увидеть, как Галчонок становится ученицей, не смог ее уберечь... Он сидел рядышком с Цаплей до тех пор, пока Острозвездая со Сталью не отошли на приличное расстояние.

- До встречи, - проурчал он, поднимаясь на лапы. Надо уже догонять Острозвездую. - Самых сочных и вкусных тебе кроликов! Передай дочкам, что я очень по ним скучаю и надеюсь, что они станут самыми ловкими и быстроногими!

======================) главная поляна речного племени

+1

963

===========> Главная поляна #3
И снова ей выпала редкая возможность в полной мере насладиться красотой этого места в абсолютной тишине.

Уже второй раз Омела посещает священную поляну, и второй раз она не слышит ни взволнованного шёпота новопосвящённых оруженосцев, ни горделивых речей наставников или предводителей, заявляющих всему миру, как хорошо поработало их племя за прошедшую луну. Лишь не смытые дождём многочисленные кошачьи следы напоминали щуплой хищнице о том, что каждую ночь, когда Око Мурклы полностью раскрыто, здесь собирается не один десяток котов, чтобы обсудить последние новости, встретить старых знакомых и завести новых, а также похвастать своими заслугами. Практически то же самое, что Сборище вольных охотников, разве что политики и пренебрежения к котам, живущим не с ними в племени, больше. Если судить по рассказам соплеменников, конечно же: сама-то Омела ещё ни разу не посещала Совет племён. По крайней мере, таким, каким он должен быть. Да и разве можно называть экстренный сбор предводителей и их приближённых Советом Племён, если по размаху он даже и близко с ним не стоял? Вряд ли.

Выходя на освещённый солнцем клочок, прямо посередине поляны (чтобы остальным патрулям было несложно заметить такую кроху, когда они явятся), бывшая одиночка ещё раз окинула взором окружающие её и её спутников могучие дубы. Мысленно она отметила, что при свете солнца это место уже не казалось ей таким таинственным, и, возможно, именно от этого не так сильно чувствовались тяжёлые взоры погибших котов, обитавших по словам племенных в Звёздном племени, на Серебряном Поясе. Отсутствие ощущения, что тысячи глаз давят на коротышку, всё ещё мысленно обращающуюся к Праматери, а не к почившим родственникам, как все прочие коты, позволяло Омеле чувствовать себя на этой земле куда увереннее. Добравшись до ранее примеченного “солнечного пятнышка”, глашатая уселась, не забыв оставить место на солнышке для своих спутников, и прикрыла тощие лапки пышным хвостом. Не сдержавшись, бурая глубоко вдохнула свежий, наполненный ароматами листвы, мокрой коры и старых кошачьих запахов, воздух, блаженно прикрывая глаза. Спокойствие священного места в этот миг, казалось, наполнило её от хвоста до кончиков усов, позволяя отпустить пережитый пяти минутами ранее тяжёлый для неё разговор с Гончей Звездой. Она – член племени Ветра, верная ему до последнего вздоха, опора предводительницы и гордая наставница. Происхождение, вера и даже луны пребывания одиночкой не помешают ей оставаться таковой. Сегодня Гончая Звезда помогла ей в этом убедиться.

Открыв глаза, кошка прислушалась. От мысли, что ей вряд ли удастся ещё хотя бы разок слышать здесь лишь покачивающиеся ветви дубов-великанов и шелест их листьев, вместо того, чтобы быть оглушённой возгласами тысячи котов, хотелось насладиться выпавшей возможностью сполна. Размышлять в подобном месте было на удивление просто: мысли здесь не обрушивались на неё шквалом, а текли спокойно, как весенние ручейки, и оттого упорядочить их и “разложить по полочкам” было гораздо легче.

Вы, ребята, ещё не видели это место таким пустым? - запоздало опомнилась глашатая, с лёгкой улыбкой переведя взор с дубов на соплеменников. – Ну? Как ощущения?

+1

964

←гп ветра

Дорога к поляне у Четырех Деревьев отзывалась легким покалыванием в лапах и странным волнением, свернувшимся клубочком у сердца бенгала. Что-то сжималось внутри,  под хвост будто засыпали несколько десятков колючек, а мысли всё извивались в голове, не давая коту покоя. Ведь он понимал, что стал частью чего-то важного, что в его жизни, возможно, начнется абсолютно новый этап.

Сердце то и дело падало вниз с обрыва, разбивалось на тысячу кусочков, а потом воскресало и повторяло это вновь и вновь. При чем, чем ближе отряд приближался к священному месту, с тем более высокого обрыва падало сердце Ковыля.

Они пришли первыми. На поляне было на удивление пусто и спокойно. Так… непривычно, неправильно. Тихо. Ковыль с наслаждением улыбнулся, почувствовав умиротворение от спокойствия этого места. Обычно оно предстает перед котом в максимально некомфортном для него ключе: с кучей шкур, цветов, шумом, брр…

Сейчас же на поляне были только он и его соплеменники.

- Ну? Как ощущения? – спросила Омела, вырывая Ковыля с его маленького мирка, и не позволяя удивительным да страшным догадкам закрадываться в его голову.

- Мррр, сейчас это место мне нравится намно-о-ого больше. Непривычно хорошо и изумительно тихо, никогда не видел четыре дерева в таком… привлекательном свете, - ответил Ковыль, пытаясь расслабиться.

Ненадолго (на первых пять ударов сердца точно) таки удалось усыпить странное чувство волнения, переключив все внимание на наблюдение за природой, но вскоре волнение победило, и кот начал нервно ходить туда-сюда, вилять хвостом из стороны в сторону и считать шаги.

- Никого нет, Омела… а вдруг… а что если они забыли? Или… или мы перепутали день! Вдруг мы перепутали! Мы могли? Или… Или нет? Или да? - озвучил свой странный и ничем не обоснованный страх Ковыль.

+1

965

гп реки --->

Покидать лагерь в такое время было тяжело, но Сталь знала, что может положиться на Львиносвета, а возможности и дальше тянуть мышь за хвост у нее не было. В конце концов в лагере, полном настолько преданных и крутых воинов и оруженосцев, этому бродяге спуска не дадут и обеспечат полный контроль так что наверняка не о чем переживать. Но тревога в груди все равно осталась, и Сталь, поджав губу, обернулась в сторону лагеря. Уходить было тяжело, но нужно. Хорошо, что с ней пошла Выдра, было с кем разделить мысли, а потому дорога до поляны прошла довольно быстро за ненавязчивой беседой и довольно быстрой пробежкой.

На поляне уже сидели коты, и Сталь тревожно подумала, что, наверняка все уже прибыли и заждались их. Но у нее была веская причина задержаться, так что нечего. Подождут. Хотя неловкость от этого осознания никуда не испарилась. Мысленно подготовив в голове краткое извинение, кошка вышла на поляну средней скорости шагом, чтобы не показаться неуважительной к соседям, из-за отсутствия расторопности, но при этом, чтоб выглядеть достаточно уверенной и не запыхавшейся. Но, как оказалось, ее переживания были напрасны: на поляне сидели только представители племени Ветра.
- Славный день, - приветливо мяукнула Сталь соседям, - только погода не оказалась к нам благосклонна.. Надеюсь, вам не пришлось нас долго ждать? И где же наши соседи?
Кошка рассеяно глянула на небо, с которого капали крупные капли, уже успевшие намочить верхний слой шерсти. Вокруг приятно пахло, она вообще любила дождливую погоду, но предстоящая беготня по городу, по незнакомым улицам и скользким от дождя поверхностям заставляла шерсть приподниматься в тревожном предчувствии. Благо, мех был прибит дождем к телу, а значит ее реакция не была такой уже очевидной.
- Омела, может есть какие-то нюансы, которые нам стоит учитывать перед походом? Понятно, что нас могут поджидать и крысы, и собаки, и бродячие коты.. Но может нам стоит быть готовым к чему-то еще?
Сталь не хотела обидеть кошку, выражая свои сомнения, но все-таки город - это ее стихия, а для остальных это все может оказаться огромной ловушкой.. В конце концов, вдруг ветряки так и не простили им предыдущее сражение в их лагере, вдруг решили отомстить? Сталь была слишком предусмотрительной, иногда даже несколько мнительной, но это даже к лучшему - ты всегда будешь готов к любому развитию событий, всегда придумаешь план отступления и не будешь застигнут врасплох. Наверное.

+2

966

Ответ Ковыля заставил юную глашатую мягко улыбнуться. Неудивительно, что такому робкому коту больше нравилось в тихой и спокойной обстановке. Она прекрасно понимала его, хотя Омелу вряд ли можно назвать скромной кошечкой: несмотря на то, что чаще она держалась отстранённо от других, особенно если была мала с ними знакома, язык у неё мог резать больнее когтей. Прыгун также радостно отозвался о прелестях тишины в этом священном месте и был одарен столь же тёплой улыбкой обычно хладнокровной и мрачной кошки, однако надолго на рыжем соплеменнике Омела не заостряла своё внимание. Её напрягало излишнее беспокойство Ковыля. Она не просто так взяла его в этот поход: Омеле нужны был как минимум один которому она может доверять не просто из-за хороших с ним отношений, а, в первую очередь, за его спокойствие. Там, в городе, ей нужны воины, способные вовремя отключать чувства и с холодной головой следовать за ней, попутно осматривая каждый уголок и запоминая его. Ковыль же, вместо того, чтобы спокойно наслаждаться красотами и использовать минуты ожидания для размышлений, начал туда-сюда бродить и нести какую-то откровенную чушь. Что же, и тут она могла его понять. Возможно, воитель был слишком взволнован от мысли, что им придётся идти в город – место, о котором он слышал только байки, так как сама Омела о городе не любила рассказывать – в сопровождении незнакомых ему котов. Воителям других племён сложнее доверять, потому что ты не знаешь, что у них в головах.

Пригладь шёрстку. Коты племени Ветра всегда были расторопнее остальных, разве нет? – вздохнув, попыталась успокоить его Омела. Взгляд карих глаз задержался на соплеменнике, после чего кошка продолжила говорить уже без той теплоты и мягкости, с какой обращалась к соратникам по приходу сюда:

Ковыль, Прыгун. В городе всё, что я могу для вас сделать в случае опасности – отвести в безопасное место и пока вы там, отвести беду подальше. Но я не смогу этого сделать, если во время всего похода вы будете заняты тем, что думаете о своём. Это не увеселительная прогулка и не экскурсия для оруженосцев. Постарайтесь за… – глашатая запнулась, чуть нахмурившись. Нет. У них не будет никаких попыток. Или они делают хорошо, или они никак не делают и приходят домой ни с чем. Теперь она не просто рядовая воительница племени, всем сердцем желающая защитить своих соплеменников. Она – глашатая и защита племени – отныне её долг. – Нет. Забудьте о своих проблемах и переживаниях. Сконцентрируйтесь на местности и защищайте наших союзников, словно они ваши братья по племени. Если я о чём-то попрошу – не перечьте. Пытаясь помочь, вы можете только навредить. Я верю вам, так доверьтесь и мне, пожалуйста. Моя жизнь – в ваших лапах.

По окончанию своего длинного монолога глашатая чуть кивнула, прикрыв глаза, высказывая тем самым уважение к своим соратникам. Конечно, она знала, что не только от неё зависит успешность этого похода. Хотелось донести это до них и дать понять, что даже если в городе она резко прикажет бежать и прятаться, делает она это не для того, чтобы подставить под удар их честь и достоинство, но ради того, чтобы защитить, потому что знает, от какой опасности лучше спрятаться и не рисковать. Дождавшись ответа от соплеменников, кареглазка снова коротко кивнула, после чего навострила ушки, заинтересовавшись шелестом неподалёку. Речное племя. Глашатая осталась сидеть на месте, сохраняя ледяное спокойствие в глазах и сдержанность в движениях, но медленно, как бы ненароком, едва взмахнула пышным рыжим хвостом, памятуя о легкомысленности Прыгуна. Забываем о своих обидах, проблемах и старых ранах. Они – такие же союзники.

Мягкого мяса, Сталь, – спокойно мяукнула кошка, едва кивнув в знак приветствия, – прохлада сделает земли города не такими обжигающими, а дождь поможет нам остаться незамеченными. Везде есть свои преимущества. Что до соседей… уверена, они вот-вот присоединятся к нашей скромной компании.

И хоть внешне бурошкурая оставалась совершенно спокойной, внутри она ещё чувствовала этот неприятный осадочек после появления речных котов в её лагере. Когда Омела впервые повстречала Сталь в приюте, то сочла её вполне здравомыслящей и миролюбивой. Но этот образ никак не клеился с тем фактом, что Сталь заявилась лить кровь невинных, будучи при этом глашатаей. В конце концов, глашатай это не просто предположительный наследник своего предводителя, но и его советник. Получается, что у Омелы оставалось лишь два предположения: или Острозвёздая не верит своей советнице и отказывается слушать её, или же Сталь была за то, чтобы явиться в чужой дом и диктовать свои правила. И в обоих случаях образ той милой и дружелюбной кошки, с которой столкнулась Омела в приюте, затмевался неприязнью. Впрочем, памятуя о своих же словах, юная глашатая была вынуждена придушить тлеющее раздражение и оставаться хладнокровной. В лагере будет сидеть и дуться, нечего свои обиды тут высказывать.

Вопрос Речной глашатой заставил кареглазку задуматься. Своим товарищам она уже всё высказала, причём не один раз, однако вынуждать соседей слушать то же самое кошка сочла лишним. Она толком не знала этих котов. Вдруг её первое впечатление было обманчивым, и они могут обычную просьбу воспринять, как приказ “слушай меня, я тут самая важная”. Поэтому Омела решила обойтись простой просьбой быть спокойнее и терпимее.

–  Не удивлюсь, если в городе мы не встретим других котов. Сегодня проходит Сборище, мало какой кот пропускает их. И всё же, если на нашем пути встретятся таковые… – взгляд карих глаз задержался на ледяных глазах кошки, с которой Омела теперь была на равных, – нужно быть готовыми улыбнуться и пожелать мягкого засыпания. Не стоит поднимать шерсть и шипеть: в конце концов, вольное племя куда приветливее, если не пытаться их покалечить.

Краем глаза кошка заметила Пересмешника с его сопровождающими, а также ещё двух котов, представляющих, судя по всему, племя Теней. Обменявшись любезностями, юная глашатая коротко обвела собравшихся оценивающим взором, словно желая убедиться, что все пришли и, кивнув своим мыслям, выдвинулась в сторону города.

===========> Окрестности города

+1

967

- Пригладь шёрстку, - голос подруги заставил кота пристыжено опустить уши, как бы извиняясь за свое поведение этим простым жестом. - Коты племени Ветра всегда были расторопнее остальных, разве нет?

- Да, прости, чего это я, действительно, - тихо прошелестел в ответ Ковыль, испустив печально-меланхоличный выдох да начав корить себя за несдержанность и излишнюю нервозность.

Следующие слова Омелы, обращенные уже к обоим спутникам, а не только к пятнистому воину, были достаточно строгими. Серьезные речи черно-бурой глашатай лились рекой из её тонких уст, и это немного остудило пыл бенгала, охладило его разгоряченную голову да закалило дух. Что-то было в этих словах… приводящее в чувство, возвращающее в жестокую реальность. Подруга права, они должны собраться. В первую очередь, он сам должен.

- Хорошо, я тебя услышал, - кивнул кот, а в его голубых глазах хоть и осталась легкая тень беспокойства, голос лучился уверенностью. Ковыль будет делать все, что потребуется, ради Омелы, ради собственного племени, ради благополучия всех племен.

Тем временем, к небольшой группке присоединилась Сталь, и Ковыль поприветствовал её легким движением хвоста. Пока Омела проводила инструктаж, кот внимательно вслушивался в её слова. Вскоре к ним присоединились представители из Грозы и Теней.

- Здр-равствуйте, - мяукнул он пришедшим, склонив голову набок, прежде чем отправиться вслед за подругой. Взгляд задержался на Пересмешнике, метнулся к Стали, а затем вновь вернулся к бурой спине Омелы. Значит, сегодня тут собралось целых три глашатая. Ковыль про себя задумчиво хмыкнул.

За Омелой→

+1

968

Положительные стороны хмурой погоды несколько успокоили Сталь, но нарастающее чувство тревоги, тугим комом засевшее в животе никак не желало уходить. Страх, опасение перед неизведанными землями, где они - как на подушечке лапки легко обозримы и уязвимы. Могут ли они довериться своим спутникам? Что если племя Ветра до сих пор таит обиду, а ведь скорее всего они действительно еще не простили им тот поступок, и если они просто заведут их в ловушку? Сталь надеялась на адекватность этих котов, но эта мысль все равно не могла не промелькнуть в тревожном сознании. Все-таки, когда они сами пришли вершить правосудие эти коты наверняка так же надеялись найти в их головах благоразумие..

Про городских котов Омела сказала несколько не совсем понятных вещей - Сборище? Это что-то вроде Совета?  Может им стоит волноваться, что городские коты собираются все вместе, как племя? Еще и название такое странное для одиночек - вольное племя.. Все-таки это племя или разобщенная группа котов? Сталь что-то слышала о них, но никогда в подробности в своих рассказах никто не вдавался, а потому информации было крайне мало. Но напряжение от осознания угрозы стало сильнее.

Обменявшись краткими приветствиями с подошедшими соседями из других племен, Сталь взглянула на Омелу.
- Раз все в сборе, можем выдвигаться?
Присутствие здесь котов из племени Теней придавало немного больше спокойствия, хоть оно и было лишним. Но в случае подставы - им придется выбираться вместе, значит и держаться следовало бы вместе. Но излишне полагаться на них, конечно же, все равно не стоило. Все же они не ее соплеменники им не за чем помогать друг другу.

Поравнявшись с Омелой, Сталь негромко произнесла:
- Ты раньше тоже была из этого.. вольного племени? Это что, действительно племя? Как наши? Понимаю, что конфликтовать с ходу не стоит, но в целом, они могут представлять угрозу для племен? Хотелось бы ответа именно как от племенного кота, не делая скидку на воспоминания. Не то чтобы я в тебе сомневалась, нет, но для некоторых прошлое иногда играет слишком большую роль.

---> окрестности города

+1


Вы здесь » Коты-Воители. Игра Судеб. » Священные места » Поляна посреди Четырех деревьев #2