Коты-Воители. Игра Судеб.

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Коты-Воители. Игра Судеб. » Священные места » Поляна посреди Четырех деревьев #2


Поляна посреди Четырех деревьев #2

Сообщений 921 страница 940 из 955

1

http://forumfiles.ru/files/000b/ad/25/51779.jpg
ссылка на старую тему
***
Огромная поляна со стоящими по краям дубами-великанами, похожими на безмолвных стражей. Дубы эти видели, как племена только образовывались, как создавался Воинский Закон. Согласно легенде, именно здесь состоялась битва, погибшие в которой стали первыми Звездными предками. Теперь же на Поляне Четырех деревьев или Четверике проводятся Советы. Посередине поляны находится Скала, с которой предводители обращаются к четырем племенем.
***
- одно из священных мест котов-воителей, наряду с материнским истоком и лунным камнем;
- здесь проходят Советы, в ходе которых котам запрещено вступать в бой, но несколько раз в истории этот священный закон был нарушен;
- именно здесь иной встречаются воители с друзьями или возлюбленными из других племен;


БЛИЖАЙШИЕ ЛОКАЦИИ:
- Лесная опушка [граница с Ветром] (земли Грозы)
- Низколесье [граница с Грозовым племенем] (земли Ветра)
- Великая река [отделяет от всех племен] (частично, земли Реки)

0

921

--- берёзовая роща
*я тоже ленивая сволочь, тоже простите

0

922

===> Обширные луга

0

923

--> обширные луга.

0

924

===========> Главная поляна #3

И вот этот час настал. Худощавая лапа ступила на священные земли лесных воителей, оставляя на снегу отпечатки своих лап и тонких, похожих на щучьи зубы, когтей. Не оскверняет ли она священное место племён, приходя сюда со своей верой, своими Богами? Вдруг сейчас небо затянется тучами, и Звёздное племя тем самым выразит недовольство племенами, которые привели сюда это грязное отребье, так забавно смотрящееся на фоне крепких воительниц и громадного вожака племени Ветра? Омела слышала, что Звёздные предки наблюдают за ними с Серебряного пояса, и когда во время Совета что-то идёт не так, то Око Мурклы, которое племенные кличут луной, закрывают чёрные тучи. Вдруг пришедшую на их земли одиночку, денно и нощно вспоминающую Мурклу, Харара Златоглаза, Плясуньи Небесной и их детей, они посчитают недостойной такой чести? И всё же даже из-за этих терзаний она не остановилась. Омела выглядела всё такой же холодной и неприступной, её морда была по-привычному серьёзной и сосредоточенной. Пожалуй, только Цапля, находящаяся так близко, могла почувствовать, как напряглось тело маленькой воительницы, когда он дошли до поляны посреди Четырёх деревьев.

Я пришла сюда не ради веры. Я пришла сюда ради племени, чтобы помочь избавиться от Твари, чуть не погубившей моих соратников, – напомнила себе коротышка, отчего зрачок её стал шире, что только придавало ей бесстрастия, – тем более, их Предки, наверное, приняли меня, раз послали тотем”.

Одна мысль о том, что случилось бы, не прискачи Омела в лагерь вовремя, была противна полосатой воительнице. Что если бы она не встретилась с тотемом? Что если бы продолжала беззаботно охотиться, как будто снова стала вольной охотницей Свободного племени? Охота была любимым занятием коротышки, ведь убивать маленьких земных тварей у неё получалось лучше всего. И забывшись, она могла бы охотиться до вечера, продолжая устраивать тайники, чтобы потом вернуться за ними вместе с соплеменниками. Справились бы Лучик и Бабочка с таким количеством раненых котов, чьи жизни столь быстротечны? Что если бы тотем не направил Омелу в лагерь, и от кровопотери полегло бы ещё больше котов? Ужасное, ужасное зрелище. Как хорошо, что им удалось этого избежать.

Кошка помогла сесть подруге возле Скалы предводителей, и, убедившись, что с ней всё в порядке, она, наконец, смогла как следует рассмотреть это место. А здесь красиво… Четыре могучих дуба так и манили кошку, будь она одиночкой, то непременно воспользовалась этим моментом и забралась как можно выше, к самой верхушке, чтобы оттуда смотреть на открывшийся пейзаж, вспоминать о братьях, глядя на звёзды. Вечерело, и на небе уже виднелось око Мурклы, на которое заворожённо уставилась бывшая одиночка. С первого взгляда её мордашка не выражала никаких эмоций, но глядя в обычно уставшие бесстрастные глаза, с удивлением можно было увидеть мечтательного котёнка.

Матушка, – почти одними губами прошептала полосатая, продолжая разглядывать луну.

Интересно, сейчас она тоже смотрит на неё? Обычно в это время мы начинали охотиться”, – задумчиво рассматривая око Мурклы, мысленно мяукнула кошка, после чего её взгляд скользнул на Цаплю. Она держалась молодцом. Вряд ли Омела вообще смогла бы идти на Совет, если бы у неё были такие серьёзные раны. Несмотря на тяжкую жизнь одиночек, мелкой кошке постоянно удавалось избежать серьёзных ранений благодаря своим ловкости и проворности. К тому же, с ней всегда была мудрость наставницы и матери, не первый год живущих в каменных джунглях и потому знающих каждый их уголок.

Интересно, придут ли знакомые с приюта? – негромко поинтересовалась коротышка. Вопрос был скорее риторический, но она хотела хотя бы попытаться немного расслабить эту давящую обстановку. Омела боялась, что при виде Речного и Сумрачного племён кровь котов Ветра снова закипит обидой, и у них могут зачесаться когти. Нельзя допустить, чтобы свежие и старые обиды помешали племенам объединиться, чтобы победить нового опасного противника.

+1

925

================) главная поляна грозового племени

Впервые Ярозвезд покинул территорию родного племени в сопровождении такого маленького патруля. Не перегнул ли палку, считая нужным показать уважение к соседям и взяв своего глашатая? Пересмешник, быть может, нужнее дома, на случай непредвиденных обстоятельств. С другой стороны, ему самому нужен глашатай, как советчик и помощник, ведь то, что придется обсуждать с главами других племен не укладывается в рамки тем привычных Советов. Дома осталось достаточно сильных и уверенных воителей, которые справятся с напастями. Волчья Лапка с Раскатом еще не вернулись, что немного тревожило Ярозвезда, но Зверь не показывался на их территории несколько месяцев, с тех загадочных следов, а со всем остальным Раскат справится.

Полумесяц выглядывал из-за черных туч, из-за тающего снега в лесу было сыро и мокро. Ярозвезд брезгливо отряхнул лапу, нечаянно угодив в лужу и распушил мех, когда задул холодный ветер. Перешагнув край родных земель и лишившись привычной крыши из веток над головами, он, как любой Грозовой кот, чувствовал себя неуютно. Сразу казалось необходимым быть втрое бдительнее и осторожнее. Пройдя относительно открытую местность возле реки и не столкнувшись ни с чем опасным, Ярозвезд немного расслабился и кинул взгляд на видневшиеся впереди деревья-великаны.

- Надеюсь, мы не пришли самыми последними, - вздохнул он, ненадолго останавливаясь на краю опушки. "И еще надеюсь, что Рысеухая ушла с территорий мирно и спокойно. У нас достаточно бед и неприятностей." Травоус и Пересмешник были взрослыми воителями, поэтому напоминать им о том, что нельзя при чужих упоминать о случившемся с Рысеухой, не было нужды. - Ладно, пойдем.

Возле Скалы он увидел фигурки только троих котов, и от них пахло племенем Ветра. Звездный Мрак, Цапля и... третья незнакомка, чьего имени он не припоминал. Она вообще была в Приюте, в Едином племени? Ярозвезд задержал на ней взгляд, прежде чем поприветствовать остальных, но ничего не сказал - свежие раны на шкурах Звездного Мрака и Цапли отвлекли его. Полосатый великан приоткрыл от удивления пасть - раны были явно оставлены кошачьими когтями, но с кем же поцапались Ветряные прямо накануне такого важного Совета?

- Доброй охоты, - проговорил он негромким басом, усаживаясь у подножья скалы. Прищуренный янтарный взгляд ощупал и Цаплю, и Звездного Мрака, но полосатый до поры до времени молчал.

+1

926

---->>> из лагеря
Первые минут пути, проделанные по участку родного леса неподалеку от сердца племени, собственно, самого лагеря, полосатый кот проделала не спеша. В конце, слегка оупстив голову. С задумавшимся, серьезным выражением морды, он не поднимал готовы, в мыслях кружили проблемы внутри племени. Их единство было подорвано, а выступлениями Рысеухой тонкая грань между внутренним и враждой могла быть пересечена, разорвана. И тогда, возможно, найдутся новые недовольный жизнью в Грозовом племени воители? Это было полной катастрофой.

Однако после со вздохом, кот сумел притупить желание задуматься о произошедшем в лагере. Сейчас нужно переключить все внимание на предстоящий Совет, тема которого - проблема с цаповцами. Пора сразу пораскинуть мозгами, как сформулировать свою речь в разных вариантах развития разговора, заранее подготовленным придешь - значит, впросак не попадешь.

Полосатый кот был суров по отношению к тем из своих соплеменников, кто поддерживал восстание Когтя. Их нахождение внутри племени вызывало напряженность, некую разрозненность. Наверное, это тоже влияет на атмосферу в ходе обычных дел, поведение котов и вытекающие из этого всего последствия? Пересмешник был внимателен и придирчив, недоверчиво переспрашивая иногда во время разговора, хотя при этом иногда пытался унять в  себе это суровое выказывание потерянного уважения, доверия, равенства с той частью племени, что все же решила одуматься и уйти от Когтя в самый последний момент. Такие попытки поддерживались мыслями о том. то провинившиеся осознали ошибку и постараются доказать заново преданность родному племени. Но сомнения были. По веским причинам. Предал раз - предашь снова, разве нет?

Наконец показалась поляна, чей снежный наст был крайне глубок в связи с тем, что ходили в эти места не так часто и троп вытоптано не было. Племя Ветра уже было на месте. Пересмешник сдержано кивнул терм представителям соседней фракции, усаживаясь чуть позади Ярозвезда. Внимание коренастого лидера Грозового племени к соседям было не занимать, и глашатай разделял любопытство. Коты с пустошей были потрепанны, от них веяло запекшейся кровью и недавно нанесенными целебными травами, на шкурах были видны ранения.

Похоже, что не у нас одних произошло происшествие накануне встречи - моргнув и убрав напряженный взгляд со шкур поджарых воинов Ветра, подумал серебристый великан. В груди сердце на мгновение сжалось, защемив, а потом ускоренно забилось о волнения. Нити подозрений начали опутывать разум глашатая. Неужто нестабильности внутри племен так усилилась, неужели возникают поводы и первые приметы возможно скорых бунтов? В горле сформировался тяжелый ком, который полосач поспешил сглотнуть, но осадок от него все еще оставался, старательно сжимая трахею.

+1

927

<------ ГП Реки
Острозвездая уверенно вела их небольшой отряд к Четверику, стараясь по минимуму нагружать свои лапы - уже набегалась за сегодня. Да и новые раны на боках, груди и плече не прибавляли ей скорости и хоть какого-то подобия грации. Места, по которым прошлись когти Зверя, начали нестерпимо чесаться - наверняка это из-за какой-то травки Паука. Но да ладно, это она может стерпеть. В конце концов, если зудит, значит, заживает. Сегодня днем она вообще чуть не лишилась первой жизни, так что остальные проблемы на этом фоне теперь казались несколько пустяковыми. Какие цаповцы - тут бы собственное племя не сожрали!

Под лапами проседал замерзший корочкой снег, а по-вечернему колючий ветер так и норовил пробраться под густой мех, но это навряд ли могло остановить речную предводительницу. У нее появилась новая цель, куда более правильная и важная, чем десятки задач до этого. Она словно подпитывала ее изнутри, заставляя забыть об усталости и собственных недугах. Даже если ей сейчас придется встретиться с орущими ветряными... Что ж, Острозвездая готова сжать зубы и стерпеть пару-тройку оскорблений. В конце концов, Зверя нужно спровадить с их земель, а еще лучше - сбросить с какой-нибудь скалы повыше. Конечно, подобное навряд ли посильно любому из четырех племен. Но если они объединятся... То кто знает? Может, Созвездия Грача прав, и общими усилиями действительно получится изничтожить этого монстра? Острозвездая всегда гордилась своим реалистичным взглядом на мир, но в час беды и в летающих карасей поверишь, лишь бы спасти родной лес. Усмехнувшись собственным невероятно оптимистичным мыслям, кошка зашла на деревянный мост, покрытый слоем снега со льдом. Здесь пришлось притормозить, чтобы не свалиться на замершую реку. Пару недель назад подобное было бы пустяком, но не с ее нынешними ранами. Нестерпимо унизительно будет потерять жизнь, подскользнувшись на мосту!

Успешно миновав преграду, кошка обернулась на своих спутников. Те не отставали, хотя на их мордах читалась та же сильная усталость от всего пережитого всего за один день, что у у нее.
Мы почти на месте.
Ободряюще улыбнувшись друзьям, Острозвездая сделала глубокий вдох и взмахом хвоста подала сигнал спускаться. Втроем они, насколько быстро позволяли раны, спустились на Поляну Четырех деревьев, залитую звездным светом. В нос сразу ударили запахи племени Ветра и Грозы. Что ж, по крайней мере они не пришли последними. Острозвездая ощутила почти нестерпимую неловкость, когда ее взгляд встретился с пристальным взглядом Звездного Мрака, и она с огромным трудом подавила желание сказать что-нибудь... глупое. Поэтому бурая лишь вежливо кивнула, как и подобает предводительнице. Она все еще не смирилась с политикой племени Ветра касательно цаповцев, но сейчас готова была задвинуть этот вопрос до более спокойных времен. Что же касается Ярозвезда, то Острозвездая всегда хорошо к нему относилась, уверенная в чести и благородстве грозового лидера. Хотя последние новости о нарушителе границ заставляли ее несколько засомневаться в кристальной порядочности полосатого кота.
Она подошла к скале предводителей и села на свое уже привычное место.
- Доброй охоты. Я вижу, почти все в сборе.
Острозвездая обвела взглядом собравшихся. Из всех воинов ей была незнакома лишь ветряная черно-бурая кошка. Интересно, как долго им придется ждать Созвездие Грача? Ей хотелось как можно скорее начать этот Совет.

+1

928

======================) главная поляна племени теней

Дурман ответил немногословно, но Грачу и не нужен был красноречивый да развернутый ответ. Достаточно того, что молодой кот согласился. К тому же, он предложил самому сообщить новость Инею - черный предводитель не стал возражать. Пусть так. А там посмотрим, что делать дальше, может, хоть Дурману удастся достучаться до упрямого щенка. Угольно-черный мрачно подумал о том, что же будет, коли Иней все равно будет при встрече показывать когти и коситься. У них полно врагов, кто-нибудь догадается использовать кого-то внутри племени. РО том же Жале много лун ничего неизвестно, скорее всего, он уже давно топает по другим, далеким землям, но бдительности никогда нельзя терять.

Трое котов выскользнули из лагеря. Грач помедлил немного, вдыхая свежий аромат засыпанного снегом, сонного еще леса. Ночную тишину нарушали редкие шорохи знакомых зверьков - птиц, ежей и прочих, в остальном же все было мирно, никаких странных звуков или запахов. Лунный коготь сверкал на черно-синей шкуре небосклона, вокруг уже собирались мигающие огоньки мелких звезд. Созвездие Грача не торопился, шел спокойный, размеренным шагом, слегка заваливаясь на один бок и постоянно держа хвост высоко, чтобы не потерять равновесия. Ему не улыбалось посреди леса оказаться с раскрывшимися ранами, тратить время на то, чтобы унять кровотечение и появиться посреди Четверика полудохлой развалиной.

На подходе к Четверику он учуял свежие запахи трех племен - стало быть, племя Теней последние. Созвездие Грача обернулся к своим спутникам - молчаливому Дурману и дружелюбной Зяблице. Ни один из них не участвовал в злополучном походе на племя Ветра, но все равно предводитель хмурился, подсознательно ожидая, что их встретят ощетинившееся ветряки. А если они успели поведать обо всем Грозовым...

"Нет, Ярозвезд будет молчать, иначе мы напомним, чей целитель ходил к ним, когда они просили. Не знаю, учила ли их котенка Бабочка, зато Пламенный меня заел на тему того, с какой стати он обязан помогать. Но мы помогли, и пусть только Грозовые попробуют объединяться с Ветряными и скалиться на нас. Наши дела с Ветряными - только наши."

Взмахом хвоста он велел спускаться. Так и есть - все в сборе. Звездный Мрак притащил с собой ту мелкую кошку, бывшую одиночку, которая давеча их отчитывала и поливала ливнем презрения. Созвездие Грача скользнул по Ветряным сумрачным взглядом голубых глаз, но его морда не выражала ничего, кроме вежливости. Он не хотел возрождения свар и скандалов, сейчас надо держать себя в лапах, не отвечать на колкости и помнить о деле. Ни один из предводителей не запрыгивал на скалу, оно и ясно, их и так немного. Созвездие Грача уселся неподалеку от Ярозвезда и поклонился остальным.

- Доброй охоты. Все в сборе, мы можем начинать, - проговорил Созвездие Грача.

0

929

===> Главная поляна племени Теней.

Как бы Дурман того не хотел, прилипчивое чувство необоснованной тревоги не покидало его на протяжении всего пути с самого отхода из лагеря. Хотелось бы думать, что это просто напросто отголоски прошлого Кровавого совета, спустя столько лун все еще не отпустившие воспоминания рыжего кота и, возможно, не собирающиеся покидать воителя до конца его жизни, заставляя каждое следующее собрание племен проводить параллель и пускать под мех холодные нервные мурашки, или последствия разговора с Грачом и сложность ситуации с Инеем, к которой воин еще не придумал достойного подхода.. Но почему-то казалось, что дело совсем не в этом. Будто что-то другое, важное, серьезное, но совершенно другое подстерегает его этим вечером, обещая неожиданно обрушиться на него резким промозглым ливнем, к которому его разум уже подсознательно готовился. И Дурман, сам до конца не понимая, почему был склонен верить своему предчувствию, уже ждал затаившейся в ночных тенях деревьев напасти. Причем не только иллюзорной, но и вполне реальной - Зверь никуда вдруг не делся, и кто знает, где он сейчас. Ничего не мешает ему устроить охоту на патруль так полюбившихся ему теневых котов. Может, он и есть причина остро тянущих струны души беспокойства и волнения? Все еще верится с трудом.

Идти оставалось немного. Впереди уже виднелись могучие древние дубы, кидающие свои длинные тени на широкую светлую поляна, ярко озаряемую круглой, белоснежной, словно молоко в миске домашних кисок, луной и россыпью мелких брызг звезд на чистом, безоблачном, черном, как смоль, небе. Ночь совета поистине прекрасна, чего совсем нельзя сказать о его причине. Хотя, и тут природа решила немного насолить своим детям морозцем, усилившимся к концу дня до приличной стужи, и ветром, с радостью разносящим ее по всем уголкам. Дурману крупно повезло, что ему она, к тому же, подарила теплый мех с густым зимним подшерстком, чем могли похвастаться не все присутствующие. К слову о них.

Их патруль пришел далеко не первыми: все предводители и выбранные им в сопровождение воители, видимо, уже заждались теневого правителя c его свитой, в воздухе ощущалась медленно копившаяся во время их отсутствия раздраженность. Но посвящена она могла быть и Зверю - все сейчас на взводе из-за него, иначе бы экстренного собрания не было.

Теперь он получил возможность разглядеть остальных воителей и воительниц получше, обводя всех присутствующих неторопливым, спокойным и беспристрастным взглядом. Он сразу узнал Острозвездую, Львиносвета и Цаплю, бок о бок с которыми воитель сражался во время повстанческого движения в Тигрином племени. Остальных он не знал или не мог вспомнить, только если мельком видел когда-то давно. Если уж на чистоту, ему было совсем не важно, знакомы ли ему собравшиеся или нет. Это не сходка друзей и товарищей и не семейный праздник. Это собрание решает судьбу всего леса, его жизнь или смерть. Нужно думать не о былых временах, а о будущем, настоящем и грядущих потрясениях.

Но в один момент перед глазами вдруг блеснула до боли знакомая бурая шерстка, с притяжением к которой Дурман был не в силах бороться. Он перевел взгляд на нее и в ту же секунду обомлел. Зрачки истерично задергались, глазницы расширились, а челюсть непроизвольно подалась вниз.

"Что?"

Он пытался сконцентрировать свой взгляд на ней, разглядеть ее черты, но вместо этого потерянно метался глазами, пытаясь найти изъяны, доказывающие, что все происходящее - очередной бредовый сон. Но он не находил.

"Нет, стойте, пожалуйста, стойте, этого не может быть."

Время для него остановилось, все звуки стихли, мир растворился, оставляя их один на один друг с другом. Только его и ее. Дурмана и ее. Дурмана и Пушинку.

Только бешеный стук сердца, готового в любую минуту разорвать грудную клетку.
Только сбившееся прерывистое дыхание.

Только кровь, пульсирующую в ушах диким необузданным океаном.

"Если это сон, то я готов убить любого, кто посмеет разбудить меня"

Атмосфера концовки

Писалось под эту песню. Текст подходит не очень, но мотив очень хорошо передает напряжение, которое я хотела показать

Отредактировано Дурман (08-03-2019 11:09:36)

+4

930

<--гп ветра
Черно-белые лапы, короткие для Племени Ветра, но в то же время крепкие, ступили на поляну. Каждый шаг, каждое движение отражалось на её миниатюрном теле переливающимися мышцами - результатом упорных тренировок и воинского опыта. Лунный свет мягко падал на деревья, что словно безмолвные, таящие в себе то ли скрытую опасность, то ли явное величие, великаны возвышались над головами собравшихся котов, указывая на их никчемность. Устрашающие тени падали на поляну, навевая страх перед силой природы, а снег искрился, сиял, слепил своей вопиющей красотой, превосходной белизной: точно щегол перед девицами! И это его юнецкое хвастовство да веселое похрустывание под лапами никак не вязалось с серьезностью поляны посреди четырех деревьев. Дубы - измученные, потрепанные жизнью джентельмены, которые со всей свойственной таким особам суровостью взирали на яркий снег и на собравшихся котов, что потревожили их крепкий сон, вкупе с задорностью белоснежного красавца смотрелись комично.
Сама Гончая каждый раз, оказавшись в лесной местности, чувствовала себя неуютно под раскинувшимися ветвями, что выглядели словно цепи, ведь у неё дома ничто не сковывает небеса, она свободно может разглядывать звезды и вольно бегать по просторным, бескрайним полям. И вновь волна чистой искренней любви нахлынула на неё, заставляя выпятить грудь да гордо поднять голову: ее родная земля - лучшая в мире земля.
Чужие запахи ударили в нос, заставляя едва заметно поежится, но тут же взять себя в лапы, придать морде нейтрального выражения и даже сдержанно кивнуть в знак приветствия. Когда же взгляд наткнулся на речных и теневых, черты лица хоть и оставались такими же, в блеклом янтаре глаз ясно читалось: "Уже виделись". Ее глаза, точно два зеркала, с невыносимо раздражающей педантичностью отражали внутренний мир Гончей, подавали на серебряном блюдце ее эмоции и чувства, доводя ситуацию до абсурда.
Кошка не заметила, чтобы кто-то громко и радостно начал разговаривать да приветствовать друг друга: тут собрались те, кто понимает важность сегодняшнего совета. Когда же с уст Созвездия Грача слетела заветная фраза, воительница отвлеклась от разглядывания присутствующих и вся обратилась в уши.

Отредактировано Гончая (09-03-2019 12:57:55)

0

931

--- ГП

Несмотря на то, что представители племени Ветра до поляны Четырёх Деревьев добирались не привычным стремительным рывком, а неспешным шагом – пожалуй, как мрачно прикинула Цапля, их не обгоняли пробегающие мимо улитки только по причине всё ещё стоящих морозов, и улитки, вместо того, чтобы пробегать мирно, пережидали холодные сезоны, храпя под каким-нибудь брёвнами и камнями, и, как ни прискорбно было это признавать, подобной «скорости» соплеменникам приходилось придерживаться в первую очередь именно из-за серой кошки, которая изо всех сил старалась лишь опираться на подставленный чёрно-бурый бок подруги, а заваливаться на неё всем весом, – на место встречи племён они прибыли первыми.
Цапля благодарно кивнула Омеле, которая помогла ей сесть, а затем, подумав, вовсе легла, давая отдых гудящему телу и, особенно, плечу, которое захватывала оставленная когтями Зверя рана. На то, что придётся, возможно, из выбранной позиции общаться с чужими предводителями, серая кошка решила махнуть хвостом – в конце концов, любому возмутившемуся она может продемонстрировать залепленную подсохшей травой прореху в шкуре. И напомнить о возможности обзавестись подобной, если охота опять начинать мелочные дрязги вместо того, чтобы решать общую проблему.
Возможно, – откликнулась Цапля на прозвучавший вопрос Омелы. – Я бы даже подумала, что, весьма вероятно. Судя по нынешнему выступлению Острозвёздой, другие предводители не очень-то жалуют нынче тех, кто провёл всё время существования Тигриного племени под боком у Звездоцапа.
Конечно, не все те, кто оставались в Тигрином племени до конца, были ярыми, как их называли сейчас, «цаповцами». И всё же самые убеждённые противники его режима либо сразу ушли из леса, либо были включены в число повстанцев, как те, кому можно доверять в сложной ситуации. Почему бы предводителям не довериться снова тем же котам?
Появление Грозовых, в общем-то, эту теорию вполне подтверждало. Явление предводителя и глашатая, конечно, было более чем предсказуемым, но их спутник оказался именно их тех, кто покинул лес сразу после Кровавого Совета. Взгляды всех троих предсказуемо зацепились за раны, которыми «щеголяли» нынче Звёздный Мрак и Цапля – похоже, Грозовым о случившемся сегодня было известно не так много. Если вообще было известно.
«Но как-то же их пригласили на сегодняшний совет?»
Доброй охоты, – в свою очередь отозвалась Цапля на приветствие Ярозвёзда и кивнула Пересмешнику и трёхцветному грозовому воителю, пытаясь припомнить его имя.
Что-то связанное с травой, кажется.
Трёхцветный, до того таращившийся с неприкрытым изумлением на Цаплю – похоже, рана на её спине, от уха до плеча, его особенно впечатлила – часто заморгал, забавно прянул ушами в сторону и, чуть нервно улыбнувшись в ответ, всё-таки отвёл взгляд.
Наверное, легче ему от этого не стало, потому что в этот момент как раз в поле его зрения возникли вынырнувшие на поляну Речные, возглавляемые столь же потрёпанной Острозвёздой.
Впрочем, Цапле не было уже дела до чужих переживаний – нахмурившись, она смотрела на Львиносвета, который заметно припадал на обмазанную травой лапу. Но ведь здоровяка не было в лагере Ветра, когда на них обрушился Зверь. Неужели в племени Реки случилось что-то ещё? Не мог ведь терроризирующий их хищник напасть на два лагеря в один день?
Или мог – и тогда проблема по срочному избавлению от него становится ещё актуальнее.
Цапля постаралась поймать взгляд Львиносвета и выразительно повела хвостом, указывая на пятачок рядом с собой, который освободила, потеснившись ближе к Омеле.
Да что случилось у вас у всех?! – оторвал её от переглядываний удивлённо-встревоженный возглас, вырвавшийся, как оказалось, у того самого трёхцветного кота, когда к собравшимся присоединилось племя Теней.
Тот, похоже, сам понимал, что высказался слегка экспрессивно, и бросил извиняющийся взгляд на своего предводителя, после чего попытался поймать и прижать лапами взволнованно подёргивающийся пушистый хвост.
Цапля бросила оценивающий взгляд сперва на грозового воителя – похоже, его племя знало и в самом деле не слишком много, – а затем на Речных и Теневых.
Что ж, начинать так начинать.
Представители племени Реки и Теней сегодня днём пришли в наш лагерь, – кратко пояснила она, не уточняя, как именно и с чем те заявились.
Пусть Звёздный Мрак сам решает, стоит ли озвучивать подобные детали или нет.
В это время на нас напал зверь. Многие пострадали. Несколько воителей погибли. Из-за этого мы собрались сейчас.
Не так ли?
Трёхцветный воитель потрясённо выдохнул, явно с трудом удерживаясь от того, чтобы снова не вскрикнуть что-нибудь.

off

Отдельного поста от Травоуса пока не будет.

Отредактировано Цапля (16-03-2019 14:38:13)

+1

932

============) главная поляна речного племени

Подгибая больную переднюю лапу и стараясь на нее не наступать, Львиносвет молчаливо шествовал рядом с Острозвездой и Сталью. Говорить не хотелось. Благо, у предводителей племени были свои мысли на уме - например, как провести сегодняшний Совет и не нарваться на лес когтей и клыков, учитывая последние события - так что они тоже тишину не нарушали. Львиносвет знал, что им придется на Совете столкнуться и с неприятными взглядами, и с перешептываниями. Ветряные коты не забудут, что произошло на поляне. Все это вместе с мыслями о Цапле, о дочерях, и будущем наводило на весьма серьезный и мрачноватый настрой. Ответственности у них хоть отбавляй, а у него конкретно - целые закрома. Что, если предводители не смогут договориться? Если... если вновь покажут зубы, а он не сможет никого остановить? А не многовато ли ответственности он самолично решил на себя взвалить?

"А как иначе? Так и должно быть. Отец бы так и поступил - сделал все, что в его силах, чтобы предотвратить войну. Я не предводитель и не глашатай, но все-таки что-то постараюсь сделать. Для этого я иду туда. Уверен, поэтому Острозвездая выбрала меня, несмотря на то, что я хромаю."

На поляне Совета издалека он заметил чьи-то фигуры, а принюхавшись во время короткой остановки, понял, что уже пришли Ветряные и Грозовые. Это вот совсем нехорошо. Что Ветряные о них рассказали в их отсутствие? И, зараза лягушачье, что бы ни рассказали - отчасти Речные это заслужили. Не надо было срываться, не надо было бросаться в бой сразу же. Ну да что теперь болтать... Львиносвет повернулся к Острозвездой и коротко кивнул. Ринуться вниз с опушки красивым галопом не выйдет с такой лапой, поэтому пришлось проковылять вперед, просто двигаясь чуть быстрее, чем обычно. А когда Львиносвет ступил под ветви могучих дубов и разглядел Ветряных, выбранных для похода на Совет, то почувствовал, как рот против воли расползается в улыбке, а усы вместе с тем дергаются от волнения. Цапля. Звездный Мрак привел Цаплю. О звезды, сколько же прошло дней...

Потом он увидел раны на ее серебряной шкуре. Когти дернулись, едва не выползя из подушечек лап - черт возьми, он сколько раз себе твердил, что их отношения - это их отношения, а племя дело другое, но когда увидел, что его Цапля ранена, и эти раны мог нанести его соплеменник, внутри все закипело и забурлило от секундной ярости. Но это было секундное чувство. Рыжий поймал взмах хвостом, указывающий на пятачок рядом, шевельнул ушами и, прежде чем усесться рядом с Цаплей, поклонился остальным. К счастью, собравшихся было совсем немного, предводители уселись под скалой, так что особенно не бросалось в глаза то, что Речной кот сел совсем близко от Цапли. Помимо воли его взгляд скользнул по Цапле. Лягушачий помет, как же все равно нелегко видеть ее пострадавшей от когтей соплеменника... Львиносвет хотел бы коснуться ее шерстки и поприветствовать, ласково лизнув в затылок, но сейчас явно не было времени для подобных нежностей. Особенно на глазах остальных племен.

Особенно учитывая то, что Цапля весьма по-своему, по-цаплински выдала, почему все такие израненные, кроме Грозовых. И, судя по морде Ярозвезда, ему это совсем не понравилось.

+1

933

Очередность:

1 очередь - Ярозвезд, Пересмешник, Созвездие Грача,  Острозвездая,
2 очередь - Омела, Дурман, Гончая, Цапля, Львиносвет.

Сталь и Травоус - как могут.

0

934

На реплику серой воительницы Омела никак не ответила, лишь заинтересованно выслушала и едва кивнула. Она не совсем понимала логику предводителей, которые были готовы устраивать настоящие воины из-за того, что Звёздный Мрак смог простить ошибившихся котов и принять их назад в племя, но ничего с этим поделать не могла. Вряд ли голос бывшей одиночки вообще имел хоть какой-то вес для них, если они отказывались слушать своих же товарищей. Если бы воители были не готовы признать свою ошибку, разве они вернулись бы в племена, а не отправились в странствие? Ей казалось, что большинство лесных котов настолько горды, что скорее проглотят собственный хвост, чем будут жить в племени, с которым у них кардинально разные взгляды. Да и какой кот в здравом уме будет жить в группировке, которая ему противна? Похоже, свободной охотнице так и не удастся понять эту их черту.

Вот на поляне появились три незнакомых воительнице силуэта. Взгляд её глаз скользнул по крепким телам крупных (особенно по сравнению с ней и Гончей) котов, оценивая их шкуры и пытаясь отыскать свежие раны. Нет, чистые. Значит, Зверь ещё не добрался до их земель. Оно и хорошо, не хватало и Грозовым хлебнуть горечи. Омела прикрыла глаза и едва заметно кивнула самой себе, анализируя возможный маршрут разрушившего её лагерь чудовища, раз уж он обошёл земли Грозовых, после чего спокойным, но сосредоточенным взглядом уставилась на подошедших котов. Они не имеют общих границ, так что на них они не могли пересекаться. Зато, кажется, в приюте они успели пару раз пересечься.

Доброй охоты, – почти в один голос с Цаплей отозвалась коротышка на их приветствие,  учтиво кивнув. От её глаз не скрылось то, с каким удивлением они косились на свежие раны предводителя и воительницы Ветра, однако она не спешила прояснять ситуацию. Пусть для начала на поляну явятся остальные племена, и они выскажутся уже при них, чтобы это не выглядело так, будто за их спинами “подлые зайцееды” переманивают на свою сторону Грозовых котов, собирая силы для ответного удара. Вскоре на поляну явилась и Острозвёздая в сопровождении своей глашатой, которых Омела встретила всё тем же холодным взором, не выражавшим ни радости, ни презрения. Как бы они не опустились в её глазах после сегодняшнего, с её стороны будет нетактично выставлять свою неприязнь напоказ. Помимо двух кошек с ними был также Львиносвет – натура куда более приятная для полосатой коротышки. Она встретила его более тёплым взглядом, нежели его вожаков, всё-таки давно они не виделись, однако заприметив на его шкуре раны, глаза её будто потемнели на тон от вспыхнувшего в глубине души волнения. Она удивленно рассматривала золотистую шкуру, оттого не сразу обратив внимания на пришедших Сумрачных котов. Её тоненькая лапка едва прикоснулась к серебристой подруге, как бы заранее отговаривая её от глупостей. Не хватало ещё, чтобы Цапля устроила прямо сейчас допрос с пристрастием, чтобы выяснить, какой мррязи он ранен и кто посмел прикоснуться к её любимой шкурке. Омела не считала подругу круглой дурой, однако часто видела, как желание защитить близких мешает котам рационально оценивать обстановку и держать себя в узде.

Мягкого мяса, мой друг, – тихо мяукнула она, когда речной воитель сел около Цапли. Омела снова чуть кивнула в знак приветствия, слабо улыбнулась ему улыбкой скорее уставшей после марафона по всей территории племени, а потом ещё и бег по лагерю с препятствиями в виде умирающих котов. Её отвлёк возглас второго сопроводителя Ярозвёзда, который явно не понимал, что происходило в других племенах, пока они беспечно бегали под своими дубами. Тут же слово взяла Цапля, отчего тонкие, похожие на крюки коготки Омелы показались из мягких лап, едва коснувшись шкурки воительницы, на чьей лапе по-прежнему лежала тонкая лапка её полосатой подруги, но при этом не оцарапав её. Это было скорее предостережение от слишком ярких описаний того, как к ним заявились в дом и пытались устроить свои порядки, как обвиняли их вожака во лжи и прочем, о чём Грозовым пока рановато знать. Сейчас такие подробности могли лишний раз задеть самолюбие Речных и Теневых, и это снова порадило бы конфликт. К счастью, голубоглазая кошка оказалась крайне сообразительна, в очередной раз позволив её осторожной подруге с облегчением выдохнуть. Коготки снова “спрятались” в мягкую лапку, она убрала её с соплеменницы, после чего обвила себя промокшим рыжим хвостом.

Надеюсь, у тебя и Львиносвета будет минутка, чтобы поворковать после совета. Муркла небесная, сколько времени вы уже не сидели рядом?” – мысленно помолилась она, после чего снова повернула голову к собравшимся. Её оценивающий взгляд скользнул по мордам присутствующих в ожидании увидеть их реакцию на слова соплеменницы. Её не интересовали воители: их слова, по её мнению, имели малый вес в глазах их вожаков, а эмоции собственных соплеменников она и вовсе могла предугадать. Недовольство, сверкнувшее в янтарных глазах Ярозвёзда, особенно “зацепило” коротышку, и ненадолго она позволила себе остановить свой взгляд именно на нём. Прекрасно, похоже, он понимает, в каком помёте они все оказались. Выждав краткую паузу, чтобы Грозовые коты успели прокрутить у себя в голове новую информацию и сделать свои выводы, коротышка подала голос:

После возвращения в лагерь настоятельно советую прочесать свои территории. С собой Зверь унёс несколько тел, так что если найдёте у себя на землях кошачьи останки, значит, он “гостит” теперь у вас. У нас было отправлено четыре патруля, но, к сожалению, мы не успели дождаться троих из них, прежде чем уйти на совет, чтобы получить чёткий отчёт. По той дороге, по которой шли патрули Реки и Теней, его следов и тел мы не обнаружили, – отчеканила маленькая воительница, говоря это голосом столь спокойным, будто она отчитывалась перед глашатой о количестве пойманных в ведомом ею патруле кролей, а не сообщала своим соседям о том, что по их  территории, возможно, разгуливает опаснейший хищник, доедает унесённых котов и готовится отужинать снова их соплеменниками. Она снова замолкла, давая всем присутствующим время на обдумывание её слов. Вновь она не удержалась и скользнула взглядом по мордам присутствующих, по-прежнему игнорируя соплеменников, с которыми может всё обсудить и по возвращению в лагерь, но на сей раз не обходя стороной воителей. На Львиносвета она не тратила слишком много времени, помня его от кончика носа до кончика хвоста, Травоус (его имя всё же всплыло в её памяти) выглядел обеспокоенным и крайне ошарашенным, а значит в ближайшее время вряд ли сможет подать дельную идею, а вот на коте из племени Теней можно остановиться поподробнее. Он казался ей отдалённо знакомым, но при этом она никак не могла понять, где могла видеть его раньше. Он был прекрасен, и отрицать это было бесполезно. Молод и крепок, смотрит на мир задумчиво, без детского восторга и лишней суеты. Была бы Омела менее холодна и неприступна, непременно про себя по достоинству оценила красоту этого кота и вряд ли быстро смогла выкинуть из головы его образ, ещё несколько ночей вспоминая его осанку, крепкие плечи и золотое качество – умение молча слушать. Кажется, он ещё ни разу не проронил ни слова, только слушал и анализировал ситуацию. А эти глаза… они казались Омеле неописуемо родными, но вот отчего, она никак не могла понять. Ненадолго её взгляд остановился не на морде в целом, а именно на этих двух карих огнях. Внезапно для себя она поняла, что он тоже смотрит на неё и вряд ли пропустил, как она с интересом скользила взглядом по его шрамам, лапам и мокрой шерсти. О, как он смотрел на неё! Пожалуй, с таким трепетом на неё не смотрели даже голодные соплеменники, когда она несла в зубах упитанного кроля. Пожалуй, лишь любимая матушка-Астарта и её неусидчивый братишка могли позволить себе такую вольность. Погодите-ка…

Воительница отвела взор, пугаясь собственных мыслей, так внезапно градом обрушившихся на неё. Она отводила глаза не слишком резко, вряд ли сидящие тут не удивились бы её резкой смене настроения. Надо держать себя в ежовых рукавицах, иначе подставишь не только себя, но и Звёздного Мрака, который проявил своё доверие и уважение, прихватив одиночку с собой на столь важное мероприятие. Омела сделала вид, что посмотрела на своего предводителя, желая оценить его состояние, а также подбодрить его к высказыванию своего мнения.

Глаза тебе врут, маленькая Пушинка. Твой Ягодник уже давно покоится в земле, а к его могиле тебя никогда и не подпустят. Твоего Ягодника погубили твоё нетерпение, любопытство, глупость и лисьи клыки. Лисьи клыки…” – снова взгляд как бы ненароком метнулся в сторону того кота и снова их глаза пересеклись. На сей раз всего на несколько секунд, взор карих глаз медленно опустился ниже, и кошка с ужасом увидела громадный шрам на плече, который он заработал точно не в схватке с котами или барсуками. Сердце неприятно всколыхнулось, забившись в груди запертой птицей, рьяно рвущейся на свободу. Нет, даже не на свободу. Рвущейся к нему.

Ложь. Ложь! Всё это обман, всё это проделки Грызли Живоглота! О, Муркла, убереги меня от глупостей”.

Она шумно выдохнула и устало опустила взгляд, делая вид, что обдумывает слова других. Скорее всего, остальные могли даже не заметить этой перемены в её поведении. Просто обычная кошка, уставшая после помощи целителям и прочёсывании земель, а теперь пытающаяся улавливать каждое слово и эмоцию. В конце концов, кто от такого не устанет? Но едва ли эту перемену могла пропустить Цапля, если, конечно, не была слишком отвлечена Львиносветом. Омела редко когда проявляла какие-то эмоции даже в стрессовых ситуациях вроде битвы или чьей-то гибели. Даже если это на неё как-то влияло, она старалась успокоиться, уткнувшись в мех одного из своих лучших друзей, вместо того, чтобы не просто гримасничать и проливать слёзы на публике, а вообще показывать, что случившееся причинило боль и ей в том числе. Тем более после такой нервотрёпки у неё вряд ли остались силы волноваться (а этот шумный выдох для этой “снежной королевишны” с явной целью угомонить бьющееся сердце точно был признаком её волнения, о чём могли догадаться лишь хорошо знающие её коты). Она смотрела на говоривших, делала свои выводы, с трудом удерживая себя от желания взглянуть на этого Сумрачного кота, всколыхнувшего давние болезненные воспоминания. Реален ли он? Может Омела так утомилась и замёрзла, что теперь видит то, что хочет видеть? И всё же как бы она удерживала себя, как бы не кусала до крови язык, отвлекая себя от боли душевной на боль физическую,, выждав момент, когда к ней потеряли интерес, взгляд снова предательски ускользнул к нему. Ненадолго он задержался на его морде, с трепетом разглядывая каждую детальку и сравнивая его с тем лохматым мальчишкой, с которым в далёком прошлом они вместе разносили лагерь. Внешне её образ неприступной хладнокровной одиночки оставался неизменным, но едва ли кто мог понять, что творилось у неё внутри. Она и сама не могла описать свои эмоции, честно говоря. Придя на это место волнение от посещения совета в первый раз быстро сменилось внутренним штилем. Она чётко знала свои задачи, ограничивала ту информацию, которую она и ей соплеменники преподносили другим и в принципе контролировала себя и ситуацию, как ей казалось. И тут их взгляды встретились. Невесть откуда внутри сначала всё совсем затихло, чтобы потом с новой силой накатить бурей эмоций. За эти краткие мгновения, растянувшиеся для неё в вечность, она будто снова прошла весь этот нелёгкий путь: горечь и чувство вины из-за гибели братьев, жизнь без них в холодном и неприветливом городе, странствия по другим землям в отчаянной попытке забыть их родной голос и любящую улыбку – и всё это в вечном сожалении и самобичевании. Неспроста она встретилась сегодня с лисицей, неспроста… Снова она пересеклась с ним глазами, чуть внимательнее “пройдясь” по знакомым более тёмным пятнам на радужке, подавляя желание разрушить свой образ и кинуться рассматривать его вплотную, прикоснуться к его меху и вдохнуть полной грудью запах. Внезапно к ней пришла весьма интересная идея подать ему знак, незаметный для других, но значимый для них двоих. Она дёрнула левым надкусанным ухом, словно отгоняя маленькую мошку, а потом устремила задумчивый взгляд к небесам, делая вид, что обдумывает нынешнее положение дел и способы, как избавиться от зверя. Всего на несколько секунд она задержала взгляд на тёмной гуще, усыпанной звёздами, едва кивнула, будто соглашаясь с собственными выводами, и снова опустила глаза к нему, ожидая реакции на её действия. Что же такого значимого для них в этом, казалось бы, совершенно обыденном “ритуале”? А то, что в детстве, когда в крохотной головушке созревала очередная шалость, она непроизвольно дёргала ушками от нетерпения, а потом смотрела наверх, обдумывая, как бы им вместе всё провернуть. И собрав все кусочки плана, кивала самой себе, правда не так сдержанно, как она делала это сейчас, всё-таки тогда её не окружало такое количество чужих любопытных глаз. В городе это подметила Астарта, и Омела с трудом отучила себя от этой привычки, чтобы более никто не мог понять, что она что-то замышляет. Кто знал, что когда-нибудь ей снова придётся окунуться в детство?

Подай знак. Любой. Пожалуйста…” –  отчаянно молил внутренний голос, отказываясь верить в то, что это всего лишь игры её переутомлённого организма и болезненных воспоминаний, которые она несла всю жизнь. Вдруг сейчас он в непонимании повернёт голову набок? Вдруг это просто похожий на него кот, когда-то также столкнувшийся с лисицей? Впервые ей было так страшно. Впервые она готова была верить в сладкую ложь, способную хотя бы ненадолго унять её боль вместо того, чтобы вновь взвалить на свои хрупкие плечи тяжесть правды.

+2

935

"Нет. Это невозможно."

Он запомнил каждую деталь ее внешности. Каждый изгиб тела, каждое движение. Запомнил, как красиво ее широкая улыбка открывала вид на маленькие клычки. Как подрагивал ее маленький нос, когда та нервничала, как бы их не нашли взрослые во время детских шалостей. Как янтарем блестели эти глубокие озера карих глаз, когда лучик солнца падал на них и мягкость пушистой шерстки, почти всегда неуловимо пахнущей недавним цветком, что он дарил ей, просто, чтобы увидеть радостный блеск в них. Даже то, как часто вздымалась беленькая пушистая грудка во время сна, осведомляющая юного Дурмана, какие сны видит его маленькая сестренка и когда ей нужно помочь справиться с кошмаром. Для него в ней не существовало изъянов, она была абсолютно совершенна. Но только не в его снах. Каждую без исключения ночь он видел ее, казалось, ту самую, но стоило приглядеться - и ложь разума становилась так очевидна. Попытка его воображения восстановить в памяти все то великолепие, которое ему попросту не подвластно. И каждый раз оно стирало его кровью того страшного дня, восстанавливая следующим вечером, вновь повторяясь и промахиваясь. И вновь промахиваясь. И вновь. И вновь.

Неужели сегодня ему удалось?

В тот момент Дурман готов был провалиться глубоко-глубоко под землю. Его взгляд был прикован к ней, жадно разглядывая каждую частичку. Все его попытки найти уродства из своих снов, за которые он себя презирал, были тщетны. Идеальна. Все в ней было так же идеально, как в день пропажи. Только... Разве что маленький уголок на ее ухе отсутствовал, как потерянная деталька в почти законченном пазле. Отголоски ли это их прошлого или крупица настоящего, о которой он ничего не знал? В любом случае, воитель мог поклясться, что это она. Не галлюцинация, лишенная сердца и души и только пародирующая ее образ, а именно она, именно его живая Пушинка. Хотя, разве повернется у него язык назвать так эту взрослую кошку с серьезным, холодным взглядом, лишенную прежней теплоты, любопытства, радости? Сколько уже он не видел ее такой? Такой родной, такой настоящей, такой близкой. Ох, как же она изменилась: все детские нелепости и милости, крепко запомнившиеся Дурману, свято пронесенные им через года, остались так далеко в прошлом, расцветая в неповторимую женственную грацию и изящество. Это была уже не малышка Пушинка с вечно торчащей в разные стороны шерсткой и тоненькими, словно молодые травинки, лапками, это - воительница, в полной мере достойная этого звания. Но как он мог представить это? Как его загнивающему от тоски разуму удалось это вообразить? Все ли еще он во сне или это все изначально происходит наяву? А, знаете, к черту это. Будь это сон или реальность, к черту это. Все, чего он желает в данный момент - подойти, вглядеться в это до боли знакомое лицо, вдохнуть ее запах, ощутить мягкость шелковой бурой шерсти, согреть своим теплом, изойтись в прах у ее ног. Он желает знать, где она была, что пережила за годы отсутствия, почему не вернулась к нему. Он хочет быть с ней рядом, заключить ее в объятия так крепко, как это возможно, чтобы она никогда не исчезла вновь. Или исчезнуть вместе с ней. Навсегда. Вдруг Дурман осознал, что их взгляды встретились, и уже не в силе был сдерживаться. Ее глаза словно зачаровали его. Он готов был подняться, сделать шаг вперед, наплевав на других..

И резко оборвал себя, отводя взгляд. Только сейчас он понял, как откровенно выглядел и разглядывал ее все это время, привлекая к себе внимание всех присутствующих и позоря себя перед ними и Грачом. Что, где и когда он, в самом деле, себе позволяет при стольких почтенных котах и своем предводителе, рассчитывающем на него и позволившем явиться на важнейшее для леса собрание? Что он себе придумал и, самое страшное, во что поверил? Неужто он и вправду думает, что кошка перед ним - его сестра? Неужто он настолько обезумел, что смеет своими сумасшедшими идеями и догадками позорить и осквернять память о ней, в каждой отдаленно похожей кошке примечая ее? Дурман подрагивающе выдохнул, стараясь успокоиться. У него, в самом деле, нет ни единого четкого доказательства своих мыслей, кроме странного, ничем не обоснованного притяжения. Чертового притяжения, из-за которого он, не в состоянии пересилить себя, вновь перевел взгляд на эту чарующую незнакомку, в этот раз куда более спокойно и даже немного робко, будто бы боясь, что она осудит его или ее вовсе там не будет, а он наконец убедиться в своем безумии. Но она была там. Такая же серьезная и хладнокровная, но теперь будто озабоченная и нервная, старательно прячущаяся за призмой безразличия, раскалывающейся на глазах. О Звезды, как долго он пялился на нее? Видимо, достаточно, чтобы ввести ее в состояние раздражения и беспокойства. Мысленно грязно ругаясь на свою несдержанность, Дурман уже отводил взгляд, как вдруг заметил, что она тоже с интересом рассматривает его. Ненароком она опять встретилась с ним глазами, такими глазами, от вида которых сердце воина неистово забилось, разбивая ребра и прорываясь сквозь плоть. Она смотрела совсем не с раздражением, а с взволнованным трепетом, с верой, с немым вопросом. В сердце воителя забралась немая надежда. Что, если это все же правда она? Что, если она сейчас чувствует и хочет сказать то же самое, что и он, но попросту не может, съедаемая изнутри обстоятельствами?

И он был прав.

Маленькое, секундное движение, пустяк для всех без исключения присутствующих, крохотной искрой разжег настоящий пожар внутри Дурмана. Картины их детства всплывали так ярко, так красочно и живо, что у него начинала болеть голова: их игры и шалости, закаты и рассветы, грусти и радости. Собрание, племя, лес, их будущее - все перестало иметь какое-либо значение. Он уже был далеко, далеко отсюда, охваченный всеми чувствами, что только может испытывать живое существо. Осознанная часть его все еще неустанно вопила очнуться, но он ее уже не слышал. Рыжие глаза стеклянными шариками смотрели на Пушинку, игнорируя весь остальной мир, а в ушах, словно через старый магнитофон, раздавался такой родной голос и смех. Ее голос и смех. Сдерживать себя было не в его силах - мельчайшие кристальные слезинки выкатились из его глаз, тут же растворяясь в густой шерсти щек.

Пушинка жива. Его Пушинка жива.

+2

936

Появившееся племя Теней усугубило подозрения Ярозвезда. Предводитель был помят и потрепан, правда, на сопровождающих его воителях ни царапинки, но от Грозового не укрылось, с каким напряжением поглядывают друг на друга остальные племена. Что-то явно случилось. Посланник от Речного племени, конечно, рассказал о стычке в ущелье, но раны на шкурах котов выглядят свежими, глубокими для кошачьих когтей. И причем тут племя Теней? Оно что, тоже наведывалось в ущелье? С каждой секундой все это тревожило и царапало Ярозвезда все сильнее, и ему крепко не нравилось, что он, судя по всему, единственный из предводителей, понятия не имеет, что на самом деле происходит. Травоус не выдержал первым и встревоженно спросил то, что вертелось на уме у полосатого кота, и предводитель едва удержался от того, чтобы не посмотреть на старого друга почти с улыбкой.

Ответ Цапли не то чтобы его шокировал и привел в ужас, но заставил крепче сжать челюсти и с силой хлопнуть хвостом по земле.

- Ты не стала дожидаться Совета, который сама же попросила провести, Острозвездая? - пророкотал он, в упор смотря на Речную кошку. - Разве не для этого мы хотели собраться сегодня - чтобы решить, как нам поступить и обойтись без самосуда? Если ты изначально хотела сделать все по-своему, ни к чему было проводить этот фарс.

Ярозвезд поднялся. Какой прок в этих Советах по цаповцам, коли соседи все уже решили? Или что, Острозвездая на пару с Созвездием Грача думали устроить показательное сборище, на котором он, Ярозвезд, должен был просто с ними согласиться после того, как они уже сделали набег на Ветер?!

- Я благодарен вам за то, что ваши целители согласились обучить Гречку. Благодаря вам мое племя не потеряло своего лекаря. Но если вы считаете, что взамен я буду пешкой в ваших лапах, то вы ошибаетесь. Грозовое племя отплатит вам травами, мясом и даже небольшой землей, если до этого дойдет. Но я не позволю управлять моими решениями и не собираюсь участвовать в представлениях.

Одна из воительниц Ветра решила высказаться и посоветовала прочесать территории по возвращению. Ярозвезд нахмурился сильнее.

- Зверь единожды появился на наших землях. И ни один из моих воителей не докладывал о посторонних запахах. Пожалуй, нам стоило бы собраться по поводу этой проблемы, которая в разы серьезнее, судя по всему. Если на этом все, то мы уходим. Решайте сами, как поступить с цаповцами, Грозовое племя в этом не участвует и вне зависимости от вашего решения не позволит тронуть и когтем ни одного из своих воителей, - соглашаясь на этот Совет, Ярозвезд думал, что Острозвездая хочет предложить какое-то решение, что-то обсудить, но, судя по всему, ее интересуют лишь войны и решить проблему с цаповцами она хочет только одним способом. И Ярозвезд участвовать в этом не собирался.

+1

937

Гнев Ярозвезда ее не удивлял. Чего-то подобного стоило ожидать от любого предводителя, который почувствовал, что его хотели использовать. Вот только Острозвездая не из тех, кто играет чужими жизнями и уж тем более не использует их в качестве разменной монеты. Однако словам грозового все-таки удалось ее задеть, и задеть сильно, лишний раз напомнив о роковой ошибке. Ее неправильное, импульсивное решение, принятое в ярости и гневе, привело к рекам крови, которые останутся на совести речной предводительницы на протяжении всех восьми жизней.
Глаза Острозвездой опасно сверкнули.
- Мы было видение от предков, обличающее ложь Звездного Мрака, Ярозвезд. Он обманом занял пост предводителя и принял к себе цаповцев, которые в последствии были причастны к смерти моей соплеменницы Белки. Предки четко выразили свою позицию - подобное недопустимо и требует немедленного решения. И я послушала их. Но, как оказалось, за этим стоял Сумрачный лес. Я совершила ошибку, и мне еще долго предстоит расхлебывать последствия этого неверного решения.
Кошка говорила предельно откровенно, наплевав на то, что могут подумать о ней окружающие. Пожалуй, впервые в жизни она публично признала свою неправоту. И это было... неприятно. Мягко говоря. Но выбора у нее особо не было. Острозвездая не собиралась вступать в склоки на Совете. Сейчас она должна быть достойной своего племени предводительницей, которая может наступить на горло собственным чувствам, обидам и желанию стукнуть Ярозвезда по макушке за его следующие слова.
С трудом вернув себе привычный собранный и спокойный вид, бурая продолжила уже менее холодно:
- Я не сторонница войн и насилия, Ярозвезд, и я не собираюсь манипулировать тобой каким-либо способом. Вам нужна была помощь, и мы помогли, хотя это стоило нам жизни целительницы. И сейчас мы собрались здесь не для того, чтобы обсуждать цаповцев. Проблему со Зверем нужно решать как можно скорее, пока он снова не напал на любое из племен. Мы потеряли слишком много славных воителей, чтобы снова допустить подобный кошмар.

+1

938

Судя по тому, как изменилось выражение морды Ярозвезда, вести ему не понравились. Созвездие Грача покрепче обмотал хвост вокруг лап и приготовился выслушивать ливень обвинений и недовольства. Признаться, ему хотелось поскорее со всем этим покончить и перейти к главной теме собрания, пусть даже Ярозвезду придется быстренько перестраиваться с "цаповцев" на "Зверя". Теневой предводитель отлично понимал своего собрата, он бы и сам прилично разозлился, если бы с ним провернули такое, но сейчас не время для разборок. Поэтому Созвездие Грача во время обличительной речи Грозового сидел с каменной мордой, изредка постукивая хвостом по земле и сощурив глаза. Загривок шевелился от готовящихся вырваться резких слов, но черный себя сдерживал. Воители, к счастью, тоже не спешили терять терпение и вели себя относительно спокойно.

"Я правильно сделал, что взял именно тех, кто не имеет отношения к битве в Ветре", - Созвездие Грача бросил взгляд на Дурмана и вдруг нахмурился. Ему показалось, что полосатый воитель как-то отстранен от происходящего и полностью погружен в свои мысли. Думает об Инее? Конечно, просьба предводителя позаниматься с черным учеником свалилась на Дурмана как снег на голову, но сейчас он присутствует на важном Совете и не должен бездумно смотреть в пространство так, словно его совершенно не интересует происходящее.

- Дурман, - тихо окликнул его Созвездие Грача, наклонившись к самому уху воителя. - Очнись же, ну.

Острозвездая уже взяла слово. Созвездие Грача отвернулся от Дурмана и взглянул на Речную предводительницу - ее искренние слова заставили его почти позавидовать ей. Не каждый способен так открыто, в присутствии чужих воителей и предводитель рассказать о своих ошибках. Созвездие Грача вряд ли стал бы так исповедоваться перед чужаками.

- Я тоже не собираюсь никем манипулировать, - поддержал он Острозвездую. - Все, что мы хотим здесь обсудить - это как драться со Зверем. До недавний событий мы просто не сознавали, насколько он опасен и, если ты видишь всякие теории заговора в том, что Острозвездая вдруг решила действовать сходу, не дожидаясь Совета, то это всего лишь нелепые теории заговора. Никто тобой управлять не собирается. Если ты с нами - ты с нами. Если нет, то не забывай, что эта тварь угрожает твоему племени тоже. И пусть даже она не нападает напрямую сейчас, она вполне может это сделать потом.

Впрочем, Созвездие Грача не собирался забывать о том, что Ярозвезд упомянул о плате. Первый же сказал! Стоит пометить это у себя в памяти.

+1

939

Главная поляна Речного племени --->

Сталь неспешно шла за Острозвездой в каком-то смутном настроении. Усталость с примесью переживаний из-за неизвестного зверя, покушение на границы.. Она была морально истощена таким количеством несчастных событий, что уже стало несколько безразлично что же будет дальше. Они со стольким справлялись - значит справятся и сейчас, не может не быть, чтоб не справились. А не справятся - значит так нужно Звездному племени, возможно, им нужны сильные и преданные коты на Звездном поясе.
Предстояло вновь встретится с котами из племени Ветра, неловко переглядываться со Звездным Мраком. Может, даже, там будет Аспид? Хотелось надеяться, что это не возобновит в Острозвездой поугасшее чувство ненависти к цаповцам. Сейчас не это было первоочередной целью, а так как Острозвездая была разумной кошкой, опасения быстро развеялись. Просто они все устали от постоянной череды проблем, потому так легко было пойти и сразиться хоть с одной из них мордой к морде, без утаек. С той проблемой, решить которую они были в общем-то в силах, не то что неизвестный к тому времени зверь или прошедшее наводнение.. Как давно это было.. хотя казалось прошло совсем немного времени, только-только они отправились в Березняк на временное место жительства, была дурацкая драка между котятами.. и между Предвестницей Зари и Лепестком Жасмина.. Охохох, Лепесток Жасмина. Сталь грустно вздохнула, покачав головой.

Они пришли предпоследними. Кивнув всем собравшимся в знак приветствия, Сталь села рядом с Острозвёздой и Львиносветом. Раненная Цапля вызвала у глашатой приступ сочувствия, и воительница, дернув усами, отвела взгляд. Аспид тут не было. Видимо, решили, что ей лучше не высовываться. Сталь не знала, была ли смерть Белки несчастным случаем или нет, но ей очень хотелось верить, что глашатая племени Ветра не была в этом виновна.
Довольно скоро подошло и племя Теней. Травоус, Грозовой кот, не сдержался от витавшего в воздухе напряжения между тремя племенами, задав интересующий наверняка всё Грозовое племя вопрос. Сталь качнула головой, делая глубокий вдох. Но пояснение Цапли было довольно сдержанным, без подробностей и обвинений, за что Речная воительница мысленно ее поблагодарила. Они и так чувствовали себя несколько неловко из-за охватившего их в тот момент гнева, заставившего объединиться против цаповцев и напасть на племя Ветра. Зато Ярозвёзд воспринял это.. как оскорбление? Ну конечно, быть единственным племенем, которое оставили вне этой проблемы и начали решать всё своими лапами - вот так великая причина для обиды.  Сталь недовольно подёргивала хвостом, оставаясь молчаливой хмурой тучкой, уверенная, что Острозвёздой будет, что сказать и перебивать ее незачем. Признание собственной вины перед всеми племенами далось Речной предводительнице нелегко, да и кому бы было легко на ее месте. Легонько перенеся хвост на заднюю лапу подруги, Сталь легонько похлопала ее в знак поддержки. Реплика Ярозвёзда про оплату помощи их целительнице заставила глашатаю вновь перевести взгляд голубых глаз на чужого вожака. Если бы смерть Лепесток Жасмина можно было бы так просто возместить.. Но от возможности вновь присвоить Речному племени Нагретые камни буквально зачесались лапки. Будь здесь Клыкастый, наверняка бы он поймал Ярозвёзда на слове и заставил прям сейчас перед всеми племенами пообещать им вернуть их территорию. Край губы едва заметно дернулся в усмешке. Запомним.

+2

940

Львиносвет правильно истолковал её намёк и сел рядом. Никто этих манёвров между Речным котом и Ветряной кошкой, к счастью, комментировать не стал. Цапля бросила ещё один более внимательный взгляд на здоровяка, уже вблизи изучая его раны, и почувствовала точно такое же встревоженное разглядывание с его стороны. Пушистый серый хвост успокаивающе прикоснулся к рыжему боку. Цапля легко могла догадаться, что тревожат Львиносвета не только раны, распоровшие её шкуру, но и обстоятельства, в которых они были нанесены.
«Не волнуйся, это сделали не ваши».
Она не могла пока произнести это вслух – сейчас было не время шептаться между собой, сейчас обстановка на поляне была слишком неустойчивой, – но надеялась, что им всё-таки предоставится возможность перекинуться несколькими словами.
Цапля почувствовала, как все вокруг напряглись, когда она наконец заговорила о случившемся сегодня. Оно и понятно – Речные и Сумрачные могли с полным на то правом ожидать, что кошка из пострадавшего племени сейчас кинется метать в их сторону громы и молнии, Грозовые явно были не в восторге от услышанных новостей, а свои… Цапля договорила и бросила быстрый взгляд, в котором мешались раздражение и забава, на Омелу, которая словно пыталась своей лапой придержать способные сорваться с языка недавней королевы острые слова.
Неужели подруга в самом деле думала, что Цапля сейчас станет развязывать новую свару. Да, ей хотелось, уж себе-то лгать не стоит, очень хотелось вколотить хоть словами, хоть когтями в головы предводителей Реки и Теней пункт Воинского Закона, говорящий о самостоятельности племён, но она прекрасно понимала, что сейчас не время для подобных эмоций и утоления мелочной мести.
Омела следом за Цаплей отчеканила свой доклад и тоже умолкла, дожидаясь реакции. А реакция была… бурной. В первую очередь, со стороны Ярозвёзда.
Цапля внимательно наблюдала за Грозовым предводителем, который, кажется, с трудом удерживался, чтобы не начать орать на Острозвёздую. Похоже, для того всё случившееся действительно было новостью. А для Цапли новостью оказалось то, что Грозовых на совет, оказывается, пригласили совсем под другим предлогом. О котором никто не сообщил уже Ветряным. Взгляд перескочил на Острозвёздую, которая, судя по всему, и разворошила весь этот муравейник. Значит, Река и Тени планировали провести совет, на котором, притянув к себе Грозу, планировали заставить Ветер избавиться от цаповцев в своих рядах. Но не утерпели. Что ж, гнев Грозового предводителя Цапля вполне понимала. И, какой бы тяжёлой ситуация не была, не могла не принять с радостью тот факт, что поддержку Ярозвёзда в этом вопросе Река явно потеряла. Конечно, сейчас Острозвёздая выражала сожаление о своей горячности, но кто знает, как изменится её мнение, когда нынешняя проблема будет решена.
На этом не всё, Ярозвёзд, – вновь подала голос Цапля после того, как высказались предводители Реки и Теней. – Ты прав, Зверь сейчас куда бо́льшая проблема, чем… хм… цаповцы. И именно поэтому мы, – под последним словом она больше подразумевала своё племя, не зная уже, что думать о мотивах Острозвёздой и Созвездия Грача, которые, похоже, менялись по пять раз на дню, – и решили собраться. Мне жаль, что тебя не успели предупредить об этом. Боюсь, после случившегося мы все были… несколько не в себе.
Серая кошка обвела взглядом собравшихся. Все закончили каяться, признавать свои косяки и обмениваться долгами? Можно приступать к делу?
Зверь угрожает всем племенам, – твёрдо произнесла она. – И, как показал наш опыт сегодня, даже в своих лагерях мы не можем чувствовать себя в безопасности от него. В этот раз, как бы страшно это не прозвучало, нам повезло. Среди погибших не было ни котят, ни целителей, ни старейшин, но было очень близко – едва не пострадал мой сын.
Она дёрнула головой, с трудом удерживаясь от того, чтобы бросить очередной взгляд на Речных, чьё появление и испугало Ураганчика настолько, что он выскочил из детской. Вместо этого Цапля вновь повернулась к Грозовым, единственным, кто не видел, получается, Зверя собственными глазами и во всей красе.
Он вдвое больше самой крупной собаки, которую я встречала. Наши ограды не будут ему препятствием. И он похож на кота, так что не думаю, что от него можно спастись на дереве. По одиночке нам с ним не справиться. И даже всем вместе едва ли стоит пытаться одолеть его «в лоб».
Цапля тихо выдохнула – необходимость долго говорить всё ещё причиняла боль в пострадавшей шее – и скользнула взглядом по своим соплеменникам, ожидая, выскажется ли кто-то из них ещё от племени Ветра сейчас. Глаза задержались на Омеле, которая, вопреки сложившемуся о ней у Цапли представлению, отнюдь не выглядела сосредоточенной на собрании. Взгляд черно-бурой кошки, словно смолой, приклеился к спутнику Созвездия Грача. Цапля бросила взгляд на рыжего кота – насколько она помнила, тот был примерно её ровесником, но особой инициативностью никогда не отличался, а потому знала о нём серая кошка не так уж и много. Не обнаружив в персоне Сумрачного ничего особенного или подозрительного, Цапля негромко кхекнула, а затем, стараясь не привлекать своим движением излишнего внимания, толкнула подругу в бок хвостом, готовая, если это не поможет, приложить к тому же делу и лапу.

+2


Вы здесь » Коты-Воители. Игра Судеб. » Священные места » Поляна посреди Четырех деревьев #2