НЕОБХОДИМЫЕ ПОСТЫ

Квест ИСЧЕЗНУВШИЕ:
- Мох, Персик, Волчья Лапка, Огнегривая, Ледяной Блик (очередь в Обширных лугах ; Бурокрылый, Лисолапая, Мох, Симфония, Волчья Лапка, Ледяной Блик, Огнегривая, Персик) - посты на переход в Медный каньон;
- Ярозвезд (появиться на Главной поляне) - посвятить Пепелка;

Квест ЯДОВИТЫЕ КОРНИ:
• посланцы из Реки должны отправиться в Грозу, Тени и Ветер;


ДЛЯ ВСЕХ В ЦЕЛОМ
пока нет;

ОЧЕРЕДНОСТЬ ПОСТОВ
(в скобках указаны остальные участники очереди)

Грозовое племя
Гл. поляна:
- Пепелок (Закатик, Пепелок);
- Крапивник (Осока);


Речное племя
Гл. поляна:
- Златоцвет (Клыкастый, Златоцвет) - Львиносвет (Острозвездая, Сталь) - Ручеек/Галька;
Великая река[граница со всеми племенами]:
- Крапивница (Предвестница Зари);


Племя Ветра
Гл. поляна:
- Звездный Мрак (Шип, Цапля, Аспид);
Вересковые пустоши:
- Пыльный/ГМ (Звонкая);


Племя Теней
Ясли:
- Взлет (Клестик, Чайка, Крачка, Иволга);
Гл. поляна:
- Саламандра/Мышонок (Созвездие Грача, Пламенный);


Общие владения
Хвойный лес:
- Енотик (Волчье Сердце)
Священные места
Поляна посреди Четырех Деревьев:
- Бурокрылый (Бурокрылый, Лисолапая, Огнегривая, Мох, Симфония, Волчья Лапка, Ледяной Блик);

Коты-Воители. Игра Судеб.

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Коты-Воители. Игра Судеб. » Речная долина » Великая река [отделяет от всех племен]


Великая река [отделяет от всех племен]

Сообщений 821 страница 834 из 834

1

http://i3.imageban.ru/out/2016/12/11/892374b4a83e93f84a1b0b4155cca6af.jpg
***
Слышите этот плеск? Река извивается, точно огромная змея, по всей долине, где раскинулся лес котов-воителей, и исчезает где-то вдалеке, за горизонтом. Она то расширяется, то сужается, давая жизнь многочисленным ручейкам, протекающим на территории Речного племени. Река - это их жизнь. Она дарует им пищу и защиту. Но каждый Речной кот знает, как непостоянна покровительница его племени. В минуту злобы и ярости она способна вмиг смыть лагерь с лица земли, утопить зазевавшегося кота. Но Речные коты знают Реку и уважают ее, а потому спокойно могут говорить, что владеют ею.
***
- охотничьи угодья племени;
- граничит сразу с двумя племенами - частично с Ветром (по реке до ущелья) и полностью с Грозой;
- теоретически граничит с Тенями - выйдя на берег со своей стороны поляны Четырех Деревьев, можно увидеть земли Теней на другой стороне;
- для перехода на поляну Четырех Деревьев есть мост, построенный Двуногими;


БЛИЖАЙШИЕ ЛОКАЦИИ:
- Камышовые заросли
- Водопад предводителя
- Роковое ущелье [частично граничит с Ветром]
- Нагретые камни [граница с Рекой]
- Поляна посреди Четырех деревьев #2

0

821

бросик кубика Кубики [новая система]

=======================)лагерь речного племени
Лагерь вместе с Синегривкой остались позади, и к Скоролапке, шедшей вместе с наставницей на первую рыбалку, возвращалось хорошее настроение.
- Я ела рыбу, конечно же, - возразила она и даже мотнула головой. Ее родители же Речные коты! - Мама давала. Мне и брату. Правда, обычно туда приносили добычу, а озеро было далеко.... Однажды нас всех туда взяли на прогулку, но рыболовов среди взрослых не было, так что поучиться не вышло.
Она вспомнила прошлых приятелей - их запахи и цветы шкур, а наморщившись, вызвала в памяти и их имена. Орленок, Счастливчик, еще кто-то. Ах да, Колючка! Вместе они почти что-то поймали, кажется, кролика... Его загнали взрослые, чтобы поучить их основам охоты и просто развлечь.
Она зашагала быстрее, отстраняя эти мысли и чувствуя странный трепет в душе. Первая рыбалка! Это при том, что она стала оруженосцем далеко не вчера. Конечно, будучи выросшей в Приюте, вдали от привычных других котам законов о племенах, она не грезила воительским именем, но вот чему-то научиться хотела. Чему-то полезному, делающему ее взрослой и сильной.
Она внимательно выслушала все, что говорила Острозвездая о рыбе. Скоролапка помнила ее вкус, а так же то, какой она может быть скользкой - так просто когтями не зацепишь. Как же ее ловить? Когда они подошли к берегу реки, глаза Скоролапки сверкали, что два сапфира. Она бросила взгляд на воду - у кромки лед уже отступил, но середину реки еще сковывал - надеясь увидеть промелькнувший плавник или чешую, но все было тихо. Она переступила с лапы на лапу и перевела горящий взор на Острозвездую, спокойно усевшуюся у воды.
Когда та велела ей сделать то же самое, Скоролапка, никогда не отличавшаяся терпением и выдержкой, едва не застонала скозь зубы. Это ж сколько ждать-то добычи, которую не видишь!
"Так же можно все утро просидеть", - мысленно проворчала она, усаживаясь на задние лапы и жадно вглядываясь в воду. Она заставила себя послушаться, хотя мех на загривке шевелился совсем не от ветра. "Ладно, ладно, спокойно!"
Несколько минут все было тихо. Скоролапка украдкой зевнула - все-таки утро было ранним, а задор, вызыванный охотой, постепенно проходил - как вдруг Острозвездая взмахнула лапой. Скоролапка от неожиданности рывком повернулась и как зачарованная увидела взметнувшуюся из воды рыбину. Острозвездая легко прижала ее когтями к земле и, не обращая внимания на бьющийся хвост, прикончила. Скоролапка с широко раскрытыми, точно совиными, на полморду глазами глядела на нее.
- Вот это да! - выдохнула она. - Ну ты даешь! Я б заснула там!
Она подскочила к месту, откуда рыбачила Острозвездая и, взглянув в воду, ничего не увидела. Скорчила мордочку - сколько же ждать!
- Ладно, сейчас попробую, - и уселась, вперившись неподвижным взглядом в водное пространство. Она даже хвостом шевелить боялась и, вслушиваясь в царившую вокруг тишину, словно бы становилась ее частью. Такой же тихой и неслышной. Добыча такой ее не увидит....
Хвост задергался сам собой. Скоролапка примяла его лапой, не отрывая взгляда от воды. Ну где же рыба? Мышцы стонали от желания напрячься и позволить телу подскочить, прыгнуть. И вот она! Скоролапка заметила проблеск чешуи и с быстротой коршуна метнулась к тому месту.
Она перестаралась. Чтобы уж точно не упустить рыбу, она прыгнула к ней с двумя вытянутыми лапами и оказалась в воде. Та обожгла ее холодом, но Скоролапка, чувствуя скользкую чешую в когтях, на это плевать хотела.
- Поймала! Поймала! - прорычала она и с удивительной для себя самой силой, дарованной всплеском энергии, швырнула добычу на берег. Она бешено забилась - рыбешка была небольшая, но сильная, упорная. Скоролапка метнулась к ней и, навалившись всем телом, вцепилась зубами в чешую и в порыве оставила на ней глубокие царапины. Рыба затихла.

0

822

Острозвездая внимательно наблюдала за первой рыбалкой своей ученицы. Вот Скоролапка от волнения замотала хвостом, вот она принялась ждать, нетерпеливо вглядываясь в толщу воды, а вот стрелой кинулась прямиком в реку, растопырив передние лапы, и с победными криками выбросила на берег свою первую добычу. Допустила ли ученица ошибки? Безусловно! Но глядя на этот восторг, сияющий в синих глазах Скоролапки и радость, от которой та буквально сияла, Острозвездая почувствовала разливающееся внутри тягучее тепло, которое стремительно заполняло ее от ушей до кончика не в меру пушистого хвоста. В глазах наставницы светилась самая настоящая гордость. Пряча улыбку, кошка подошла к Скоролапке и довольно кивнула:
- Хорошая добыча. Я в тебе не сомневалась. Как ты понимаешь, в воду мы обычно не кидаемся. Это случается только когда удается поймать большую рыбу вроде щуки. С такой еще надо побороться. - На несколько мгновений кошка замолчала, вспоминая, как ей в ученичестве повезло на одной из рыбалок вместе с Тучехвостом. Он тогда поймал форель, а она - настоящую щуку. Вот было счастья! Тряхнув головой, бурая продолжила. - А теперь давай отойдем чуть подальше: ты подняла слишком много шума, и рыба сейчас уплывает в другое место.
Острозвездая пошла чуть выше по течению. Если добыча куда и пойдет после представления ее ученицы, то явно туда. Выбрав новое место, бурая тихо сказала Скоролапке:
- Теперь будем ловить вместе. Когда увидишь блеск чешуи, то тут же выпускай когти и старайся подцепить ее. Главное - правильный замах. Старайся как бы вычерпывать рыбу. И всегда следи, чтобы на воду не падало ни твое отражение, ни тень.
Снова кивнув ученице, мол, начинаем, Осторзвездая как и в первый раз застыла на месте, полностью поглощенная рыбалкой. Краем глаза она старалась посматривать на Скоролапку, но зареклась сильно на это не отвлекаться: нутро подсказывало, что ее подопечная прекрасно со всем справится. Прохладный утренний ветерок создавал на воде мелкую рябь, но бурая была опытной охотницей, и ей это мало мешало. На этот раз ждать пришлось недолго: кошка быстро увидела мелькнувшую чешую и также быстро среагировала. Бурая выпустила когти и зачерпнула лапой воду, выбрасывая добычу на галечный берег. Подлещик. Что ж, чудесно. Это была ее любимая рыба. Жутко костлявая, это да, зато когда выберешь все косточки - объедение. Быстро прикончив подлещика, кошка положила его к остальной пойманной рыбе и вернулась к ученице.

0

823

бросок кубика - Кубики [новая система]

Ну, бросаться в воду Скоролапка не собиралась - просто так вышло. Она приподняла одну лапку и стряхнула с рыжей, промокшей и потемневшей от воды шерсти капли, брызги так и разлетелись. Брюхо тоже было влажное, мокрый мех висел острыми прядками, точно иглы у ежа. Несмотря на прохладную погоду, холодно Скоролапка не было. Ее подогревал охотничий азарт, ведь впервые в жизни она сама, самостоятельно поймала добычу. Это было ее первое охотничье крещение, и с этой поры она сможет приносить добычу в лагерь наравне с другими. Было, от чего распушивать шерсть и сверкать радостно глазами.
Она погладила свою рыбину лапой и пошла следом за наставницей. От возбуждения сердце билось часто-часто, и она удивлялась, как это уши Острозвездой не дергаются от этого стука. Эх, вот бы Глухаренок был здесь! Они бы вместе поймали самую большую рыбу.... Скоролапка тряхнула головой.
- Я слышала, что щуки огромные, - заговорила она, чтобы звуки голоса окончательно прогнали грустные мысли. - Но ни разу не видела.
То, что в речной толще скрываются такие гиганты и монстры, подогревало интерес. Только что река казалась ей скучной и обычной, теперь же Скоролапка осознала, что она полна жизни, что в ней могут скрываться самые разные чудища. Включая щуку, у которой самой острые зубы, могущие отхватить клок шерсти.
Она устроилась рядом с наставницей и снова вперила взгляд в воду, торопливо кивнув на ее слова. Знает ведь, у нее вон своя рыбина лежит! Ждать. Тихонько и аккуратно. Главное снова не ломануться в реку, а то вернется домой с ног до головы мокрая. Она вся вытянулась и напряглась, усы поднялись дыбом, а когти на передних лапах будто сами собой оставляли бороздки на земле. Ну же. Ну же!
Мелькнула чешуя. Скоролапка молниеносно сунула лапу в воду и зачерпнула, как учила Острозвездая. Но в этот раз она немного не рассчитала и лишь скребанула когтями по чешуйчатому боку и, в порыве подавшись вперед, едва не потеряла равновесие и не свалилась в воду. Спасло только то, что она вовремя отдернула лапу и изо всех сил вцепилась в землю, покачнувшись над рекой. Фух!
- Промазала, - с виноватой досадой сказала Скоролапка. Ее нос наморщился, учуяв запах рыбы - мелкая рыбешка, но все-таки рыбешка. - А ты словила! Кстати, воду я вроде не баламутила, так что можно еще попробовать, да? Мы ж скоро пойдем сражаться, а я еще хочу попробовать.

0

824

Попытка ученицы в этот раз успехом не увенчалась: пока Острозвездая относила свою добычу к остальной пойманной рыбе, Скоролапка промахнулась и чуть было не потеряла равновесие. Поторопилась, - с досадой констатировала наставница, глядя на расстроившегося оруженосца.
- Не страшно, - ободряюще сказала Острозвездая, возвращаясь к берегу. - Навык приходит с практикой. Поэтому мы с тобой будем часто выбираться на рыбалку. Давай ещё раз, только постарайся сильно не нервничать - это сильно мешает собраться. Нам уже пора возвращаться в лагерь, так что эта попытка будет на сегодня последний. Ближе к вечеру займемся твоими боевыми навыками.
Закончив, бурая снова села на берег и привычно застыла в ожидании добычи. Жаль, что лед еще не до конца сошел с реки: тогда она бы могла попытать удачу в камышовых зарослях - там водились на редкость вкусные сазаны. Сейчас же приходилось рассчитывать только на мелкую рыбешку, но и та была необходима племени. На поверхности воды кошка увидела свое сосредоточенное выражение морды и с досадой стукнула хвостом о гальку. Сев под другим углом, Острозвездая недовольно повела ушами, надеясь, что ее промах не скажется на качестве добычи. В этот раз она сидела дольше всего. Бурая до боли в глазах всматривалась в темную глубину, стараясь не обращать внимания на затекшие задние лапы. Наконец, блеснула чешуя, и кошка с большим азартом подцепила еще одного окуня. Тут же прикончив его, предводительница отнесла к остальной рыбе, аккуратно сложенной в кучку неподалеку от охотниц. Острозвездая перевела внимательный взгляд на ученицу, ожидая от Скоролапки определенных результатов.

0

825

--- Гиблые болота

Предводительница вместе со своей ученицей обнаружились и в самом деле у реки. Златоцвет перешёл обратно на шаг, переводя дыхание перед тем, как обратиться к старшей кошке. Всё-таки, чтобы там не говорили взрослые, в том, что дети Течения с детства не отличались усидчивым характером, были свои плюсы. В то время, как большинство котят в их возрасте по большей части сидело в лагере и передвигалось исключительно между детской и главной поляной, Златоцвет, на пару с братом, обшаривали окрестности приюта, заходя довольно далеко и нарываясь на проблемы, пока взрослые были заняты своими важными воительскими делами. Поэтому хотя нрав у рыжего оставлял желать лучшего, физически он был весьма вынослив и крепок для своего возраста.
Острозвёздая! – наконец окликнул Златоцвет предводительницу, приближаясь к ней и Скоролапке. – Там, возле гиблых болот ошиваются два каких-то чужака. Говорят, что их зовут Ярозвёзд и Пересмешник, и что они глашатай и предводитель Грозового племени. Хотят увидеть тебя и требовали, чтобы я отвёл их в лагерь. Вот вынь им тебя да положь. В общем, я без понятия, кто там у Грозы в предводителях, поэтому сказал, что никуда их не поведу и оставил дожидаться патруля. Но они вроде и впрямь мирные. Я немного понаблюдал за ними после того, заходить на наши земли они не стали.
Рыжий остановился, смолк и уставился на предводительницу, ожидая её реакции.

0

826

Скоролапка кивнула сосредоточенно и снова уставилась на воду. Рыбалка оказалась делом нелегким, во многом рассчитывающим на точность удара и умение высчитать время. Слегка тряхнув мокрую лапу, которой она в прошлый раз безуспешно пыталась вычерпать рыбу, Скоролапка внимательно вгляделась в воду, силясь заметить плавники и чешую. На берегу уже валялась выловленная ей рыба - с первого раза, надо заметить!, но где одна рыба, там лучше две.
И, как она уже успела убедиться, долгие минуты ожидания восполняются с лихвой, когда вонзаешь клыки в только что пойманную добычу. Так что Скоролапка заставляла себя сидеть терпеливо, и лишь постукивающий по земле хвост говорил о том, что терпение ее и спокойствие вынужденные. Ну же, рыбешка! Давай же... О, кажется, что-то заметила. Голубые глаза вспыхнули азартными огнями, Скоролапка вскинула было лапу и собиралась быстро сунуть ее в воду, как тишина разбилась на осколки чьим-то воплем. Рыжая ударила по воде, но лишь обрызгала себя.
- Да кто там еще?! - взорвалась она и круто повернулась, со свирепым видом на усатой морде отыскивая  непрошенного гостя, испортившего ей охоту. Златоцвет? Что он тут еще делает?! Скоролапка в рассерженных чувствах открыла было рот, но быстро захлопнула, когда ученик сообщил о новостях.
- Ярозвезд и Пересмешник? И ты оставил их на границе? - удивилась она, отходя от воды и сразу бросив рыбалку. Она помнила обоих - и когда шла с Острозвездой к Лунному Камню, повстречала Ярозвезда, и на Совете видела уже обоих. Златоцвет мог быть с ними незнаком, но нос-то у него должен быть на месте.
Она остановилась перед оруженосцем, в двух-трех шагах от его морды.
- Они ничем не пахли? - поинтересовалась она, никоим образом не желая обидеть оруженосца. Просто спрашивала. Впрочем, она мало заботилась о том, как он мог отреагировать на ее слова. - А как выглядели? Здоровенные такие, бурые кошаки полосатые? То есть, один бурый, Ярозвезд, а второй серый, Пересмешник. Если так выглядели, то точно они.

0

827

<------- Типа с ГП

Свернутый текст

хотела поохотиться, но чот непалучилась по посту
хотела подумать эбаут Паучок, но чот непалучилась

Используется лот Общение с предками


Я неторопливо и наверно даже чересчур медленно брела меж деревьями, погруженная в раздумья. Разговор с юным целителем оказался более длительным и глубоким, чем я ожидала. Более того, странные чувства, охватившие меня... нет, пронесшиеся странным кратковременным порывом в сердце, будоражили сознание. Не понимаю, не могу осознать, что же это. Почему сердце мое вдруг кольнуло мягко, почему словно застонало оно, нежным вздохом вдруг пощекотало ребра? Я смотрела, смотрела на это маленькое, хрупкое тельце, а оно казалось мне солнцем, упавшем вдруг на землю. Как страшно было поймать себя на этом сравнении. Все эти коты, кошки... Не видеть. Не слышать. Не чувствовать. Я готова уйти в небытие, поймать за хвост одиночество, раствориться в небесах, но их цвет тогда был цветом его глаз. Блеклые, невыразительно-голубые, они приковали мой взгляд. С каждым словом опаска, страх уходил из них, и почему-то на сердце от того становилось легче. Не понимаю... не могу понять!
Рыком резким, болезненным сопровождаю собственное недоумение. Что за напасть, они видно сговорились уничтожить мое течение жизни, сговорились свалиться на мою голову в один момент. Вспомнилась Сталь и Острозвездая. Как горит непонимание на их лицах, и страх проскальзывает в расширенных глазах... Запах крови на моих когтях. Неосознанно, останавливаюсь. Поднимаю лапу и всматриваюсь в белую, посеревшую от грязи и воды шерсть. На когтях, еще не вычищенных, так и остались брызги, уже потемневшие, из-за влаги не ставшие бурыми.
Злость.
Лицо этой юной целительницы всплывает перед глазами. Тоже - искаженное от страха, с огромными зелеными глазами, смотрящими на меня. Словно шутка, словно надеется, что неправда, что не всерьез ее вжимают в грязную землю и опаляют яростью, желают сжечь и растерзать. Она не поняла, так и не поняла! Не догадалась, что всему виной ее грязный, ее наглый рот, ее самонадеянные слова. Как, как смеет она, котенок, даже предполагать, что мог бы сказать Течение? Никто, никто не знал, каково ему было, какие сны снились ему, изможденному, и как крепко, как сильно он мог любить, каким всепрощающим взором он смотрел на меня, когда сердце мое черствело в тоске по семье. Как иссушенный, безжизненный приходил он наверх, в наш уголок, предаваясь печали и тревоге о детях. Он видел, он знал, как с каждым днем во мне умирала надежда снова встретить мою сестру, мою любимую мачеху. И мы оставались друг у друга: вдвоем, одинокие и постаревшие, мы открывали боль наших сердец, но даже любовь не могла сшить, залечить, обезболить зияющие раны.
Я умирала заживо.
Они оставляли меня в приюте, с моими новорожденными детьми. Три сына, три потомка, прекрасных наследника Течения, они были маленькие, нежные, беззащитные... они были обузой. Я смотрела на них, и волна любви во мне собиралась обрушиться, затопить мое существо, пока в тот же момент не настигало осознание, что они, это они, из-за них я сижу здесь, больная, беспомощная, обязанная, на толстой цепи, как собаки у Двуногих, в то время как моя любовь, мой свет и жизнь рискует жизнью там, за стеною, руководит этим трижды проклятым восстанием. Осознание этого остужало, замораживало крутой вираж волны, превращало море в ледяную пустыню. Я не могла жертвовать своей любовью ради них.
И я уходила. Бежала за Течением, подставляла тонкое плечо, шептала на ухо нежные глупости, подсказывала маршруты и планы, но даже это не могло полностью завлечь меня. Течение хотя бы знал, что его дети живы, что они здравствуют и согласны с его намерениями. Для меня же как яд действовали слова редких передовых о том, что ни Мимолетки, ни Крапивницы они не встречали. И в один день я просто не смогла встать, а эти маленькие котята, крохотные тельца легли под боком, ища тепла и любви. Но что они могли найти там, где царит лишь смерть и скорбь?..
А сейчас я вижу их холодный взгляд, взгляд, пропитанный ненавистью и раздражением. Не сомневаюсь, что они рычат мне в спину, кричат о том, что даже их отец умирал в одиночестве, без меня. Вот только бы хотели ли они разорвать меня на части, если бы знали, как срывался голос до беспомощного хрипа, как лапы бились в кровь в сотый раз, как изломанной истощенной куклой лежала их мать, беззвучно глотая слезы и хрипя, мечтая выдрать собственное сердце. Сердце, что не выдерживало боли от потери самых дорогих котов. Сердце, потерявшее надежду на то, что очнется тот, что стал смыслом жизни, болью его. И как было жутко и страшно узнать, что именно в тот момент любимый открыл глаза. Открыл глаза и завещал лишь пост Стали, да попрощался с сыновьями.
Открыл глаза и не увидел меня рядом, хотя клялась всегда быть рядом.
Я взвыла. Грудь словно когтями полоснуло и слезы вновь хлынули из уставших, покрасневших глаз. Течение, милый Течение, как я могла?! Я обещала, что помогу, что излечу тебя, но сейчас самое страшное - думать, что ты пред смертью счел меня очередной ошибкой. И словно позвоночник ломает сотню раз, и суставы выворачиваются - но я не могу изменить ничего, и голос вновь срывается, ослабевая до безумного хрипа.
Звезды, звезды, звезды - готова молиться я, но не верю в Звездное Племя. Они не могли, не могли допустить твоей смерти...
Под лапой вдруг становится мокро. Я поднимаю взгляд, и неосознанно втягиваю воздух - река раскинулась предо мной, орошая лицо редкими брызгами. А с неровной поверхности на меня глядит костлявая, истощенная зимой и страданием тень, и мерзко становится. Я не могу кричать, не могу даже стонать, поэтому лишь давлю из себя громкий, отчаянный крик, и бью, бью в истерике эту тень, и плачу, глаза жжет солью и влагой, а я бью, бью, и голос с гортанным иканием пропадает полностью. Я рот раскрываю в молчаливом крике, но тень не исчезает. Тень смотрит снова на меня, ее черты размазались по глади, и горько, сердце разрывается, ломает ребра изнутри.
Лапы мои подгибаются, и изможденное сознание соскальзывает в холодную тьму...

Отредактировано Предвестница Зари (22-07-2017 18:00:25)

0

828

Кошка внимательно наблюдала за последней попыткой ученицы повторить свой прошлый успех. Острозвездая невольно вытянула шею, чтобы не упустить ни единой детали рыбалки. Предводительница напряглась, словно струна, заметив по дернувшемуся кончику хвосту Скоролапки, что та приготовилась вылавливать добычу. Кошка не помнила, когда в последний раз так нервничала. Видимо, должность наставницы берет свое...
Плюх! Она аж дернулась, когда услышала громкий голос Златоцвета, а сразу за ним и возмущенный крик ученицы. М-да, кажется, с рыбалкой на сегодня точно покончено. Подавив обреченный вздох, Острозвездая внимательно выслушала оруженосца. В отличие от Скоролапки, бурая  не перебивала и не задавала никаких вопросов. Еще несколько секунд после того, как Златоцвет закончил свой рассказ, она обдумывала каждое его слово. 
Значит, грозовые. Сам Ярозвезд пожаловал. Но почему они пришли со стороны болот? Их территория совершенно в другой стороне. Значит, шли от теневых. Какие у Ярозвезда могут быть дела с Созвездием Грача? Неужели стало что-то известно о звере?
Мысли цеплялись одна за другую, образовывая запутанную цепочку из предположений, домыслов и здравого смысла. Острозвездая, как это часто случалось, застыла на месте, словно изваяние, и лишь подрагивающий хвост свидетельствовал о том, что она была взволнована. Наконец, взгляд болотно-зеленых глаз просветлел, и кошка коротко кивнула Злотоцвету.
- Ты правильно сделал, что сообщил мне. Пойдем, покажешь, где ты их оставил, - Острозвездая резко поднялась с гальки и взмахнула хвостом. - А по пути расскажешь, почему оказался один около болот и без Львиносвета. Насколько я помню, плавать ты еще не умеешь.
Кошка перевела взгляд на ученицу и жестом показала на пойманную рыбу.
- Скоролапка, отнеси добычу в лагерь и жди меня. Вечером у нас боевая тренировка, помнишь?
Закончив, предводительница стремительно направилась в сторону болот.
-----> Гиблые болота

0

829

Пока Острозвёздая раздумывала над сообщением Златоцвета, высказаться решила её ученица. Надо ли говорить, что рыжего это не слишком обрадовало. Вроде бы в словах Скоролапки ничего особо обидного в его адрес не было, но Златоцвет сразу услышал скрытое обвинение в том, что не распознал Грозовых по запаху.
Неизвестно, подразумевала ли его кошечка или нет, но кто ищет – тот найдёт.
Умная, да? – огрызнулся он, впрочем, довольно беззлобно для себя. – Может, кого-то и выгуливали на всякие там Советы, чтобы обнюхать всех окрестных котов, а у меня такой чести не было. Мы с Клыкастым в это время распинывали дрыхнущее племя, потому что глупая река внезапно решила затопить наш лагерь, – Златоцвет фыркнул, вспоминая недавние приключения, и продолжил уже спокойнее. – Один из них точно полосатый, а другой очень пушистый. И что я должен был с ними делать? Отвести в лагерь? Почём мне знать, зачем они припёрлись, даже если взаправду Грозовые? Это не делает их меньше чужаками, будь они хоть предводителями, хоть предками всех Грозовых вместе взятых.
Кажется, Острозвёздая разнообразия ради была согласна с его точкой зрения. Во всяком случае, она сказала, что рыжий поступил правильно. Златоцвет довольно распушился и с превосходством посмотрел на Скоролапку. А в следующий момент снова возмутился. Опять к нему какие-то претензии, вот теперь уж совершенно неоправданные.
Я умею плавать! Львиносвет меня учил, и я плавал, когда… когда рыбачил, – говорить о том, что во время этой рыбалки он навернулся в реку, Златоцвет не стал. – Нам туда.
Он потрусил вперёд, показывая предводительнице дорогу к тому месту, где оставил двоих чужаков.
Клыкастый ушёл в патруль, и я тоже хотел. Но Львиносвет сейчас хлопочет с Галчонок, она где-то ухитрилась исцарапаться вся, и он потащил её к Лепесток Жасмина. Вот я и пошёл сам.

--- Гиблые болота

0

830

Свернутый текст

Лот Предвестницы Зари Общение с предками


В лесу зарождалась весна. Действительно прекрасная пора, когда распускаются деревья, когда река наполняется рыбой, а солнышко греет отощавшие за зиму кошачьи бока. Ветер всколыхнул камыши, нашептывая какую-то свою тихую мелодию, на дневном солнышке блеснула тонкая паутинка. Где-то за рекой, в лесу соседского племени перекрикивались оживившиеся птицы. Волны с едва заметным шумом облизывали речной песок. Все вокруг было в гармонии. Где-то неподалеку в воде с плеском прыгнула рыбка, но звук вдруг неожиданно отозвался эхом и прошелся рябью по водной глади. Волны всё так же омывали берег, но совершенно бесшумно, река, казалось, успокоилась и с замиранием стала ожидать чего-то. Яркое дневное солнце, стоявшее сейчас в самом зените, подернулось пеленой, светло-серой дымкой, а небеса, словно медленно опускались на землю, окутывая серебристым маревом худощавую белую кошку, лежавшую без сознания. Пространство укутал сладкий цветочный аромат, перемешавшись с запахом молока, создававший атмосферу уюта и напоминавший о чем-то ностальгически далеком, радостном и спокойном. То, что было когда-то очень-очень давно.
Аккуратная черно-белая лапка ступила на землю. Это была высокая стройная кошка, шерсть которой красиво мерцала, а травяные зелёные глаза светились всепоглощающим теплом. Крапивница. При жизни её едва ли можно было назвать первой красавицей племени, тощее, совершенно не мускулистое тело, а под конец, из-за тяжелых жизненных событий, шерсть сильно свалялась, потускнела. На теле множество глубоких и уродливых шрамов, подаренных Крапивнице жестокой чёрной воительницей. Да, разве, это была воительница? Хладнокровная убийца, сумасшедшая фанатка своего дела. Но речная королева сейчас о ней не думала, её мысли занимала другая кошка. Да и внешне, словно поцелованная самими звездами, родившись заново, она стояла молодая и красивая, полная сил, излучавшая свет.
Крапивница, прикрыв глаза, сладострастно вдохнула в себя запахи родных земель. Кошка не родилась здесь, не росла, в её крови не было ни доли лесной, но это был её дом, и она сама стала племенной от кончика хвоста до последнего коготка. И она продолжала хранить эти места глубоко в душе и оберегать их с небес, куда ей был дарован путь. Королева никогда не задавалась вопросом, куда после смерти попадают бродяги или домашние, потому что её судьба была пасть на войне, пасть от когтей и клыков, чтобы потом обрести покой на Звёздах, где обретает покой каждый племенной кот. Крапивница мягко ступая по песку,  словно почти не касаясь земли, приблизилась к, наверное, самой дорогой в её жизни кошке, которая была на ровне с Искристой - её родной дочерью. Зелёные глаза загорелись огнем любви и нежности, пушистый хвост заботливо потрепал неподвижное тело по серой макушке. Она ощущала всю боль своей приёмной дочери, день за днем она слышала её крики и слёзы, которые, казалось бы, никогда не просыхали. Крапивница чувствовала всей своей душой, как скорбела Предвестница Зари, она ощущала это постоянно и в конечном итоге, зажмурившись, скрипя клыками, кошка поняла, что дорогое ей существо просто разбилось, потонуло в своём горе. Она сотрясала небеса своими молитвами, пусть и не веря в них, но именно благодаря этому Крапивница вновь смогла ступить на землю.
- Весть...
Голос прозвучал как-то далеко, словно и не здесь вовсе, отзвучал различными переливами, но, в то же время, он окутал Предвестницу Зари мягким и бархатистым одеялом. Теплый язык лизнул щеку воительницы.

Отредактировано Крапивница (22-07-2017 21:16:12)

+2

831

Сон Вести рекомендую читать под Jason Hayes - Moonfall


Мне снился чудный сон.
Всюду была тьма. Вязкая, теплая - она не казалась опасной и страшной. В ней были растворены тысячи и миллионы едва заметных белых огоньков-звезд, и мне казалось на секунду, что ничего кроме этой звездной тьмы не существует. Но глаза свои я подняла ввысь - ровно надо мной полная, широкая, непривычно большая луна короновала эту тьму, но не создавала света. Лишь единственный широкий луч ее вел ко мне, окольцовывая сиянием. И тогда глаза свои я опустила вниз. Идеальным кругом отражалась луна, точно такая же яркая, как и настоящая. Словно не веря, я коснулась этой луны, и тотчас сияющий голубым круг разбежался от моего касания. Вдаль и вширь везде была эта непроглядная чернота, но здесь сама луна защищала меня от этой тьмы, ласково грея недвижимой гладью... реки? моря? Сердце мое наполнялось любовью, как вдруг из воды выглянули светлые ростки. Они росли и росли, пока не сравнялись со мной, и в тот же момент распустились прекрасными белыми розами. С упоением вдохнула я их аромат, а они в ответ запели мне чудную песнь. И тихое счастье спускалось вместе с падающими от луны снежинками и звездами, и я закрыла глаза...
По телу прошлась судорога. Боль в истощенном, оголодавшем теле вновь волной затопила сознание, а в нос дохнула холодом река. Я с сожалением пыталась урвать остатки сна, но те были неуловимы, просачивались сквозь когти, оставив за собой лишь холод и пустоту. У меня не было сил двигаться, шевелиться, и я лишь с мрачным равнодушием расслабила все мышцы, почти погружаясь лицом в воду. Кажется, захлебнись я сейчас - и ничего не изменится, и все будет лишь лучше, чем раньше... Лучше всем, и в первую очередь - мне.
Ветер беспокойно зашевелился, словно не зная, в какую сторону лучше дуть. Я не открывала глаз, лишь вспоминала белоснежную сову у озера, которая позволила подойти и прикоснуться. Она неотступно была рядом, сопровождала на протяжении всего изгнания лесных котов. Сова словно помогала мне - на охоте, во время вылазок на бывшие территории, виднелась на деревьях, когда ночью мучаясь без сна смотрела я в окно... Совы нет. Ее нет с самой Битвы Семи Племен.
- Весть...
Чужой язык коснулся моей холодной щеки. Ровно на секунду в моем сердце подняла голову змея-злость, но тут же устало свернулась обратно в клубок. У меня даже нет сил злиться, поэтому я лишь равнодушно приподняла веки, заведомо смотря не в глаза нарушителю моего одиночества.
А потом резко извернулась, молниеносно вставая на дрожащие лапы.
Передо мной стояла Крапивница.
Свежая, моложе, чем я ее видела в последний раз, с лоснящейся прекрасной шерстью, которая сверкала, будто в ней запутались звезды. Ее темно-зеленые глаза казались реальными, смотрели все с той же любовью, что всю жизнь плескалась в ее нежном взгляде. Я не увидела ни единого шрама на ее теле. Лапы мои приросли к земле, язык отнялся, и я могла лишь стоять и хлопать глазами, чувствуя, как в груди будто воздух со всей силы давит на легкие.
- Крапивница... - выдохнула я, и нерешительно сделала шаг к подруге, - Я, видно, еще сплю. Ты ведь мертва, да? Ты мертва! - крикнула я последние слова, снова останавливаясь. Тяжело задышала. Сердце грозило сломать ребра и разорвать грудную клетку - так сильно и быстро оно билось.
Это просто не может быть правдой. Мне лично докладывали, что Крапивница пала в неравном бою с Кровавой, будучи изорванной в клочья, но сейчас Крапивница стоит прямо передо мной, совершенно невредимая и живая! Или...
- Это все сон, - покачала головой я, и голос мой посуровел, - сон, или мои больные видения. Это было ожидаемо...
Вздохнув, я расслабилась и приблизилась к одной из самых дорогих мне кошек... Или к ее фантому. Это не важно. Безумная тоска вместе с щемящей нежностью затопила меня. Приблизившись, я коснулась носом ее пепельного носа и закрыла глаза. Как в детстве...
- Даже если ты лишь видение, призрак моего изодранного разума, я все равно рада тебе... Прости меня. Твоя гибель - только моя вина. Тогда, на Кровавом Совете, я испугалась. Я ушла вслед за Течением, не глядя, не смотря, ибо никогда раньше не видела столь страшного зрелища повсеместной войны. А теперь ты мертва, мертвы все, кого я любила, но я, самая недостойная, осталась жить. - я замолкла, хмурясь, еще сильнее прижимаясь к почти-матери, - Знаешь, у меня родились дети. Трое, три сына. Вот только я не могу, не могу быть рядом с ними, не могу что-то чувствовать, даже несмотря на то, что младший всегда пытается подойти ко мне. Пытался, пока не понял, что это бесполезно... Тогда, на Битве Семи Племен ранили Течение. И меня не было рядом. Потому что у меня были дети.
Я прервала свой монолог и сжала зубы. Вспоминать было больно, но слова лились сами собой. Я открыла глаза, глядя прямо на мою любимую подругу.
- Я искала тебя. Все, что я делала, все те вылазки и опасные встречи, все я переживала, чтобы найти тебя. До самого конца я верила, что я могу найти тебя, что, может, ты ушла в город... Пока они не сказали, что ты мертва. Я тогда готова была убить каждого, но, - голос мой сорвался, и мне понадобилось несколько минут, чтобы взять себя в лапы, - но Кровавая была уже мертва. И тогда... Тогда я узнала, что Снежный Вал так же не была найдена. Если кто и видел ее труп, то он уже погиб, и я не знаю, где и она. Я осталась одна, Крапивница, слышишь?.. Вы все ушли!
Упав на землю, я прильнула к ней, скрывая слезы в длинной мягкой черно-белой шерсти. Даже запах, запах был тот самый, родной, безумно важный и нужный.
- Почему вы ушли?..

Отредактировано Предвестница Зари (23-07-2017 15:01:46)

+2

832

Крапивница с теплотой и спокойствием наблюдала за тем, как медленно приходит в себя Предвестница, как меняется взгляд – сначала сужается, а за тем расширяется зрачок, голубые глаза пару раз удивленно моргнули. Как вздрагивает её тело, быстро вскакивает на лапы. Черно-белая сощурилась и слегка склонила голову.
- Я действительно умерла, моя дорогая, - кошка дернулась и с огромной нежностью прижалась к светлому боку, словно хотела поделиться всей любовью, что сумела сохранить даже на небе, словно хотела починить осколки разбившегося сердца Вести.
- Это твоё видение, - пушистый хвост взметнулся вверх, поднимая в воздух песчинки. Те, словно в замедленной съемке, начали падать обратно на землю, сверкая, как утренняя роса, - Но разве оно не может быть правдой?
Предвестница Зари вздохнула и прижалась к носу Крапивницы. Королева зажмурилась и замурлыкала. Весть была такой теплой и такой… живой. Легкая горечь кольнула кошку, она не сможет здесь остаться, не сможет увидеть своих соплеменников, не сможет вновь заняться такой полюбившейся ей рыбалкой. И писк котят в детской больше не её забота.
Когда Весть заговорила, начала извиняться, черно-белая лишь уткнулась ей в плечо. Конечно, она не держала обиды на неё. Крапивница всегда помнила об оставленной за пределами леса Предвестнице и билась за то, чтобы эти когти, которые драли шкуру королевы, не достались её приемной дочке.
Поддернутая звездной пылью мордочка Крапивницы слегка нахмурилась, зелёные глаза сверкнули.
- Ты осталась жить, Весть, потому что ради этого умирали твои родные, - голос смягчился, - Они считали тебя достойной, и ты должна верить в это.
Дальше она все говорила и говорила, смотря прямо в глаза Крапивнице, а кошка лишь слушала. У них ещё есть время, сегодня это их день. В первые, за долгое время черно-белая королева вновь ощущала себя не просто призраком. Со временем воспоминания становились блеклыми и далекими, наблюдая за живыми, казалось, забываешь, что когда-то ты был среди них. Глубокий вздох вырвался из груди Крапивницы, она ещё сильнее прижалась к Предвестнице, на сердце стало как-то тяжко, хотелось сказать правильные слова, но, складывалось ощущение, что их нет. Подруга тем временем тоже не выдержала, обессилено упав, горячие слезы пролились на черно-белую шерсть. Крапивница лизнула Весть в макушку и зашептала на ухо:
- В каждом твоем сыне живет частичка Течения. И тебя. Там живет ваша любовь, она осталась на земле в виде трех комочков шерсти, живых и вполне умеющих любить, я уверена, - со странным чувством королева отметила, что шерсть около уха Предвестницы не колосится от её дыхания. Ещё одно напоминание. Кошка выпрямилась, - Ты должна найти в себе силы. Это была наша судьба, мы сыграли свою роль в этом мире, оставив свой след,  и каждый из нас подарил тебе что-то, - хвост погладил по осунувшимся плечам, - Подарили свою любовь, детей, воспоминания. Я помню тебя ещё малышкой, я растила тебя как свою дочь, Весть, - голос посерьезнел, королева слегка напряглась. Она должна понимать…
- Это была моя жизненная цель. Вырастить тебя вместо матери, стать тебе матерью, - голос слегка дрогнул, Крапивница опустила голову, смотря на свои лапы. Она собралась с мыслями и вновь заговорила, - Я умерла за твои будущие счастливые дни. Ты не имеешь права ходить мертвой тенью среди живых.
Тёмно-зелёные глаза наполнились слезами, но Крапивница сдержала этот поток чувств.

+2

833

Едва ощутимые касания Крапивницы успокаивали меня. Я замолчала, просто отдаваясь наслаждению от ощущения пусть и ложной, но близости мачехи. Ее незабываемо незатейливые черты, мягкость, приятная округлость - все казалось таким нежным и родным. С каждым моим словом, с каждым новым откровением мое сердце словно становилось чуть легче, хоть боль и не исчезала до конца. Несмотря на то, что Крапивница позволила мне выговориться, я не ощущала того, что вина моя исчезла, а тоска по сестре и мужу лишь усилилась.
Однако в ответ на мою речь Крапивница нахмурилась.
- Не думаю, что умирая, вы желали лишь лучшей жизни тем, кто остался, - неосознанно холодно отозвалась я, но тут же в знак извинения ткнулась в мягкую сверкающую шею.
- Именно из-за моих детей я не была на битвах, - покачала головой я, - даже несмотря на то, что они умудрились сбежать на последнюю битву из Убежища.
Молча кивнула в сторону, где располагалась Священная Поляна, после чего заглянула в посуровевшие глаза мертвой подруги.
- Ты вырастила меня, - согласно кивнула я, улыбнувшись несмело, - будто пришла из иного мира, совершенная и прекрасная версия моей матери. Была ли ты мне предназначена? - подняла брови, намекая на именную путаницу наших семей.
Однако затем Крапивница сказала то, что словно пропущенным ударом ударило по ушам, спустилось звенящим колоколом в грудь, взволновав сердце. Словно пустота, не гнетущая, но волнующая, растеклась по телу. Забыв про слезы, я медленно поднялась на лапы, неверяще всматриваясь в травянисто-зеленые глаза.
- Мне никогда не суждено стать прежней, Крапивница, ты знаешь это, - тихо начала я, не отрываясь от сверкающих зеркал души, - Чувствуешь? Это запах предательства. Он въелся в каждое чертово дерево, каждую травинку, каждую дичь в этом лесу, - я резко отстранилась, чувствуя прилив сил за счет наполнившей сердце бессильной злобы. Подошла показательно к склонившемуся к речному полотну стволу, не оборачиваясь к подруге, - и сейчас те, кто предали нас, безболезненно вернулись в племена, сейчас они живут среди нас, словно вчера не рвали наши семьи! - заорала я на последних словах, в гневе взглянув на Крапивницу. Стремительно приблизилась к ней, игнорируя боль во всем теле, - ты бы была спокойна, если бы убийца твоей семьи делил с тобой свою добычу и кров? - контрастно тихо прошипела я, следя за реакцией черно-белой звездной воительницы.
Мне не хотелось кричать на нее, но гнев внутри вырывался бесконтрольно, горечью обжигая язык. Я снова резко отвернулась и взглянула в гладь воды, наблюдая за собственным отражением.
Крапивница рядом не отражалась.
- Я смотрю на них, и по венам моим течет обжигающий яд. Их сердца, лживые, черные сердца бьются, когда ваши давно остановили свой ход.
Я повернула уши назад, услышав резкий шорох листвы. Следом раздался приглушенный крик совы. Я подняла взгляд и успела заметить, как птица садится на то самое скрюченное дерево рядом со мной.
Ее оперение было темным.
- Я наконец поняла, что ты хочешь сказать мне, Крапивница, - понимающе заулыбалась я, и с нежностью посмотрела на мачеху, - ох, прости, что так долго пыталась понять, мой милый друг.
Сила в моих лапах множилась. Пальцы немели в приятной щекотке, и я поняла - да, да, вот оно! Именно за тем пришло это видение больного разума, именно это начертано мне судьбой! Темная сова рядом громогласно ухнула и уставилась на меня своими огромными желтыми глазами. Я приблизилась к видению и ласково потерлась носом о ее нос.
- Не бойся, Крапивница. Я поняла, - мягко прошептала я, с любовью вглядываясь в родные черты, - я убью их всех. Я обещаю тебе.
Прикрыла глаза и в последний раз вдохнула любимый травяной запах.
- Прощай, друг мой.
И устремилась прочь, не в силах стянуть счастливую улыбку с губ, ощущая небывалую силу в истощенном теле. Рядом еще раз ухнула сова и сорвалась с места. В памяти возник образ белоснежной совы - почему-то такой смешной и безумный сейчас.
Я обернулась, чтобы увидеть, как маленькие звезды в медленном танце взмывают в небо.
Я обещаю тебе.

----> ГП

+1

834

=============================)главная поляна речного племени

0


Вы здесь » Коты-Воители. Игра Судеб. » Речная долина » Великая река [отделяет от всех племен]