Коты-Воители. Игра Судеб.

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Коты-Воители. Игра Судеб. » Бескрайние степи » Небесные холмы


Небесные холмы

Сообщений 21 страница 35 из 35

1

https://image.ibb.co/hWo4V8/image.jpg
by AlexShatohin
***
Поодиночно холмы встречаются по всей территории. Но лишь в самом сердце вересковых пустошей, где и находится лагерь племени Ветра, есть целая череда высоких и низких, крутых и пологих, зеленых холмов. Некоторые настолько высокие, что сидя на них можно увидеть целый лес! И дотронуться до небес, до пушистых облаков! Тут живут целыми семьями быстролапые кролики. Можно вдоволь погоняться за ними, лишь бы не угодить в их норы - целые системы подземных туннелей! Отсюда очень красивый вид, особенно во время заката и рассвета, можно с высоты холма наблюдать за звездами. Это место - жемчужина, гордость племенных воителей!
***
- охотничья зона племени;
- в холмах множество кроличьих туннелей;


БЛИЖАЙШИЕ ЛОКАЦИИ:
- лагерь Ветра;
- Низколесье [граница с Грозовым племенем]
- Вересковые пустоши

+1

21

►ГП

37, 46, 38

Пребывая в скверном расположении духа, Аспид неслась рядом с Вереском. Ее все еще злил их разговор в лагере, потому грудка клокотала и в голове стучала кровь. Скорее всего, Аспид сама знала, что заслуживает мало доверия, особенно от тех, кто был хорошо знаком с ее прошлым. И от этого становилось только хуже, перед глазами возникала пелена бессилия.
Чтобы хоть как-то отвлечься и выместить обиду, Аспид еще по дороге к Холмам рванула за кроликом, неосторожно  выскочившим откуда-то из своей норки в земле. Воительница оттолкнулась сильными задними лапами и скакнула на животное. Это была самая глупая попытка, изначально обреченная на провал. Аспид не рассчитала расстояние, не рассчитала собственных сил и ее когти оцарапали землю в сантиметре от молниеносно исчезнувшей вдали лапки. Проехавшись мордой по земной твердыне, белая воительница взметнулась и с рыком располосовала место неудачи, сохраняющее еще сладкий запах дичи.
Пришлось вернуться. Раздосадованная, кошка бежала за другом, даже не пытаясь его обогнать. Наконец они достигли чудесного холма и сердце Аспид слегка оттаяло. Дом, милый, родной, любимый дом. Любимые территории, высокие, гладкие, чудесно блестящие влагой холмы. Солнце играло с бледнеющей зеленью. На соседних возвышениях были заметны изредка появляющиеся серенькие спинки только проснувшихся кроликов, невинные грызуны, напитавшиеся вдоволь перед морозами, переваливались с места на место и подгрызали корневища растений. Аспид села рядом с Вереском, наблюдая за идиллической картиной.
- Я не смею сомневаться в тебе, Аспид. - Белая мордашка повернулась к другу. - Мы с тобой не одной крови, но наши души едины. Ты для меня - семья, которую я приобрел, потеряв себя. И теперь, когда Сирень погибла. Ты почти единственная родная мне кошка. И если даже я с тобой в чем-то не согласен, то никогда не предам тебя. Поняла меня?
Воительница задумчиво смотрела на Вереска. Он сидел, весь холодный, нет, ледяной. Изваяние из бурого камня. Сколько горечи он вспомнил, а ведь солнце еще даже и не поднялось. Она подсела поближе, белые волоски ее шерсти перемешались с жесткой шерстью воина. Только ожог на его бедре встретил ее шерстку голой кожей. Вереск молчал.
- Еще бы. Я за тебя глотку перегрызу и тебе перегрызу, если предашь. - Она ласково пихнула его лбом в плечо, на что он ответил толчком, от которого воительница покачнулась и ей пришлось отставить лапу, чтобы не свалиться. Она весело шевельнула ушами. Слух уловил шевеление неподалеку и тут же хвост друга молнией ткнул в ту сторону. Аспид кивнула Вереску, соглашаясь позволить ему отлучиться за кролем, а сама обратила внимание в другом указанном направлении. Кошка отряхнула белую шерсть и, беззвучно ступая, пошла по запаху дичи. За два лисьих хвоста, Аспид резко ускорилась. Ветряки не полагались на укрытие, главным в ловле добычи всегда была скорость. На пустошах даже беззвучность не так помогала, как крепчайшие длинные лапы.
Смертоносная белая змея скользнула к жирному, молодому кролику. Возможно, это была мамаша-крольчиха, настолько она была упитана и немного пахла молоком. Что ж, молочный кролик - отличная добыча. Аспид сама была едва ли больше зазевавшейся мамашки, но воительница, по собственной глупости и жажде наживы упустила из виду, что крольчиха сидела едва ли не в норе, а точнее прямо возле нее. И пока воительница преодолевала оставшийся кроличий прыжок, животное этим же прыжком скрылось в своем убежище. Аспид раздосадованно фыркнула, но решила попытаться использовать еще один хитрый прием.
Она припала к земле возле норки и запустила белую лапу внутрь. Тут же раздался глухой топот внутри кроличьего жилища и воительница фыркнула от боли. Крольчиха яростно укусила кошку за лапу и умчалась. Не повезло, тоннель оказался сквозным. Аспид вытащила лапу и принялась вылизывать укус. Он еще не кровоточил, но лапа слегка опухла и пульсировала. Бледно-зеленые глаза взметнулись к небу. Почему он не явился к ней? Где был тот страшный зверь, что помогал ей изредка, когда она сама не справлялась. А теперь нужно будет наведаться к целителю, чтобы укус не загноился, не ясно, чем питалось животное до стычки.
Кошка поковыляла от злополучной норы. Но Аспид не могла позволить себе не попытаться еще разок. Белые крупные ушки внимательно вслушивались в происходящее кругом. Опять ловить кроликов? Да на этом холме она уже всех распугала. Вдруг буквально перед ней пронесся перепуганный кроль. Аспид попыталась ухватить его лапами, но животное было настолько встревожено, настолько хотело жить, что просто вывернулось из ее когтей. Проведя глазами по траектории бега, Аспид наткнулась на Вереска. Тот тоже был явно в отвратном расположении духа, да еще и толком сфокусироваться не мог.
Кошка подошла к другу и сочувственно ткнулась мордой в грудь.
- Твой пробежал? Прости, я не поймала. Ни одного. - Аспид рыкнула. - Три попытки, представляешь? И все три раза провал. Не мой день сегодня, мне так кажется. Еще и Вранокрыл никак не идет. Где он, Цап его дери!?
Кошка осмотрела пустоши, но черной шерсти наставника так и не нашла. Он будто в Лету канул.
- Будто Предки прокляли меня. Еще и крольчиха лапу раскусала. - Аспид уселась у ног Вереска и старательно вылизала проступившую кровь, орошавшую белоснежную лапку. Затем посмотрела на друга. - Нельзя без дичи возвращаться. Два раза ходила в "патруль" за утро и ни одной, даже самой захудалой птахи не выловила.

+1

22

Аспид долго себя ждать не заставила, промчавшись следом за его добычей. Ее белое худощавое тельце молнией выскочило сбоку, наперерез ошалевшему от страха кролю, но неудачно. Вереск медленно приблизился к остановившейся напарнице по охоте, по пути окончательно избавляясь от неприятного головокружения, хотя спина и зад здорово напоминали о себе.
Все в порядке, Аспид, — мягко отозвался кот, взглядом сверля место, где исчез кролик. Подруга эмоционально высказывала накопившееся, вновь переходя к напряженной теме ожидания будущего предводителя. Ветряк хмыкнул, не глядя на нее, хотя то было проблематично — привычка маленькой кошечки садиться прямо подле его лап, словно под укрытие высокой скалы, знатно занимала его обзор. Аспид ткнулась лбом в его грудь; Вереск поднял бровь в ответ на такую редкую ласку и опустил взгляд на нее, лицезрея белую аккуратную головку, сейчас оглядывающуюся в поисках Вранокрыла, словно бы от ее криков предводитель решит вдруг наконец материализоваться на территории.
От твоей истерики Вранокрыл быстрее не побежит: вряд ли твои крики слышны у лунного камня, — озвучил свои мысли ветряк, и сопроводил взглядом яркий язычок подруги, прошедшийся по окровавленной лапе, — что случилось?
Еще и крольчиха лапу раскусала, — отрапортовала Аспид, переводя на него внимательный взгляд желтых глаз, — Нельзя без дичи возвращаться. Два раза ходила в «патруль» за утро и ни одной, даже самой захудалой птахи не выловила.
Опустив веки, чтобы белая не заметила возведенных к небу очей, Вереск устало выдохнул и склонился к лицу самки, тыкаясь носом в ее запястье, тем самым заставляя ее сместить лапу в наиболее удобное для него положение, и осмотрел ранение. Сама царапина была небольшая, чуть надорванная по краям — видно, крольчиха бросилась бежать еще не до конца вытащив зубы из кошачьей плоти. Хуже было то, что она опухла, да и находилась в достаточно неприятном для повседневности месте. Вереск принюхался, пытаясь различить неверные запахи, а после единожды лизнул лапку и выпрямился.
Я не целитель, — вздохнул он, дернув ухом, — что, несомненно, большое упущение. Однако подобные ранки — это, пожалуй, единственное, что я могу обработать. С такими вещами не шутят, Пивка; мало ли, что могло попасть. Если начнется заражение, то все кончится очень плохо. Пойдем, — кот указал подбородком на пологий склон холма, что они «оседлали», — нам нужен тысячелистник. Насколько я знаю, сейчас как раз заканчивается сезон сбора.
Вереск лизнул порванное ухо, захватив еще и острую скулу, и медленно двинулся вперед, позволяя подруге самой выбрать подходящий для трехлапости темп. Обведя взглядом окружение, обожженный приблизился к пушистому кустарнику и запустил туда лапу, выискивая необходимые травы.
Тысячелистник небольшой, низкий, — пробурчал из зарослей кот, — у него много маленьких белых соцветий, совсем крохотных, и узнаваемые длинные узкие листья, похожие на миниатюрный пушистый папоротник. Запах мягкий, сладкий. Весь кустарник напоминает полушарие — не пропустишь. Единственное, — Вереск почти полностью пропал в стеблях, оставив снаружи только рыже-бурую филейную часть, — сейчас их должно остаться совсем мало, так как Сезон Голых Деревьев уже недалеко.
Он резко вынырнул из куста, претерпев неудачу, и спустился чуть ниже по склону, тщательно оглядываясь вокруг. Чем раньше будет оказана первая помощь, тем быстрее заживет царапина и тем спокойнее будет лично ему. У них и без страдающей Аспид забот по горло. Острый глаз зацепился за белый проблеск. Вереск метнулся туда, с улыбкой обнаруживая совсем небольшой росток искомого растения, слегка пожухлый и склонившийся к земле, из-за чего заметить его было достаточно сложно, но все же живой и так необходимый сейчас. Осторожно перекусив зубами стебель, ветряк повернулся к Аспид и бодрой рысцой подбежал к ней.
Сидеть, — скомандовал он, выплевывая стебли, — лапу подать!
Для надежности твердо коснувшись чужого плеча, Вереск критично осмотрел лапу со всех сторон. Задумался на секунду и пару раз лизнул, чтобы уж наверняка.
Теперь держи лапу и не двигайся. Если хочешь, можешь лечь — придется немного подождать.
А сам пока зажевал растение, чуть морщась от вкуса. Тысячелистник постепенно размалывался острыми зубами, превращаясь в зеленую кашицу. Бывший речной дернул бровью и кивнул, мол, пора; наклонился к конечности и выплюнул массу на рану, мягкими касаниями разравнивая и даже чуть прижимая к ране.
Ну вот и отлично. Знаешь, защищать — это не только зубами и когтями встречать врагов, — рыкнул он, языком стараясь избавиться от застрявших в зубах кусочков, — теперь поваляйся немного так, дай мази впитаться. Несколько минут, не меньше, — пригрозил кот, носом ощутимо ткнувшись в чужой лоб, — и смотри мне. Я пока попытаю удачу еще раз.
Вереск кивнул напоследок и без разгона бросился к соседнему холму, рассчитывая снова найти добычу посредством внимательного осмотра, но добыча сама нашла его раньше. Кроль выскочил сбоку, видимо спугнувшийся звуком погони, и бросился прямо ему в лапы. Причем буквально. Серая жирная тушка с силой ударилась о длинные лапы кота, из-за чего те споткнулись об нее. С учетом скорости и веса обладателя, Вереск с громким мявом грохнулся мордой в землю, снова шаром кувыркаясь по земле. Кроль же благополучно ускакал в неизвестном направлении.
Что за напасть такая? — вздохнул ветряк. Видимо, не везет сегодня не только Аспид.

+1

23

Тройка, пугаем всю дичь в округе.

http://sa.uploads.ru/t/HSQZ6.jpg

Лапа саднила все сильнее. Наверное, пульсирующая боль от укуса отразилась в бледных глазах воительницы, потому что Вереск незамедлительно принялся осматривать ранку. Аспид нервно дернула хвостом, глядя на друга. Вереск уверенно обнюхал лапу и сообщил, что знает, чем лечатся подобные вещи. Белая воительница выдохнула и поплелась за котом, уверенно рыскавшим по холму. Она припадала на больную лапу и тяжелым взглядом смотрела в сторону. Вдруг из зарослей вылетел Вереск, в зубах которого была зажат стебелек с крошечными белыми цветочками. Аспид по команде плюхнулась перед ним.
- Тысячелистник, говоришь? Постараюсь запомнить. Ишь, целитель. - Хмуро проворчала кошка, протягивая лапу. Вереск провел языком по укусу, от чего брови воительницы мгновенно сомкнулись, а загривок вздыбился. Омерзительная, колюще-кислая волна прокатилась по лапе, по тому участку кожи, который уже успел вспухнуть. - Надеюсь кролики не таскают во рту свой помет. Не хотелось бы от такой глупости трехпалой остаться. С детства учили технике боя при малом весе, а тут технику боя тремя ногами придется придумывать.
Воин, склонившийся над лапкой, тщательно разжевал тысячелистник. Аспид сочувственно смотрела на твердый лоб, осознавая, что трава вряд ли имеет божественный вкус. Жидкая зеленая кашица шлепнулась на ранку и Вереск немного прижал ее языком. Змеюка по обыкновению зашипела, но едва слышно. Почти не щипало, скорее была обида на рану, на кролика, на сквозные кроличьи норы.
- Ну вот и отлично. Знаешь, защищать - это не только зубами и когтями встречать врагов.
- Знаю. Готова даже признать свою слабость в том, что орудую исключительно когтями да клыками, но от осинки апельсинок не родится. Ты же знаешь, я не умею сострадать, я неуклюжа в заботе, я не для любви, Вереск, я для битвы родилась. У меня одна любовь, если говорить о материальном. - Зеленоватые глаза будто зеркальца отразили кота цвета воронова крыла. - А лекарствовать.. значит любить каждого. - Кошка увалилась на бок, осторожно укладывая больную лапу. В спинку впились неизвестно откуда взявшиеся травинки, но белая проигнорировала досадный факт.
Колючий взгляд лег на Вереска, решившего поохотиться еще раз. Откуда не возьмись, на него вылетела здоровенная серая туша. Кот растянулся на земле, уткнувшись мордой в землю. Аспид перекатилась на спинку и расхохоталась. Она извернулась, поднимаясь. На кашице из тысячелистника повисли комья земли и листок, непонятно с какого растения прилетевший на пустоши, но лекарские навыки Вереска пришлись кстати, боль отошла на второй план. Белая воительница скользнула к другу, чуть прихрамывая и носом коснулась его бока.
- Ты решил сотрясение мозга заработать?
По земле, к которой склонилась воительница, прошла едва уловимая вибрация. Кошка вскинула голову и увидела что серая туша несется в другую сторону по слегка отклонившейся траектории. Аспид вскочила, прыгнула на спину Вереска, ставшего препятствием, и пулей метнулась наперерез животному. Кроль, будто поверивший в свои силы, лишь слегка развернулся, но его охотница учла это. С силой отталкиваясь,  Аспид скакала по склону холма. Наконец ее белоснежный лоб тараном ударился о бок кролика и сбил его с лап. Прыжок и серо-белый шар полетел вниз, ударяясь о все, что только можно было, распугивая всех остальных потенциальных жертв. Но надо отдать должное, в этом сумасшедшем вихре, кошка, будто змея в клубке, не потеряла самообладания и цапнула кролика за загривок. Она перекусила ему шейные позвонки. Цепляясь лапами за твердую землю, маленькая воительница затормозила уже на ровной поверхности под холмом. В зубах висела мертвая тушка.
Голова кружилась, разболелся укус. В полете воительница неосмотрительно размахивала хвостом и теперь он отдавался болью при движении. Качаясь, кошка с трудом сфокусировалась и задрала голову. Кроль выпал из пасти.
- Вереск, я поймала его. Поймала! Т-т-только мне как-то дурно. - Кошка села на землю рядом с добычей и осмотрелась, пытаясь понять насколько дезориентиоованы органы ее чувств. Вдруг издалека она увидела черную шерсть..
- Вереск, Вереск, Вранокрыл! Там Вранокрыл, идем скорее. Бежим в лагерь. - Кошка ухватила добычу и, хромая, поковыляла в сторону дома, проклиная свою глупую охоту, мешавшую теперь быстро передвигаться.

►ГП

Отредактировано Аспид (30-12-2016 18:14:40)

+1

24

Вереск недовольно фыркнул, снова стараясь восстановить верное количество собственных конечностей, и заставил себя подняться, сетуя на разгудевшуюся голову. Нос ощутимо пульсировал, проехавшись по твердой почве — Вереск с раздражением подумал, что, возможно, он его разодрал. Голова отозвалась болью, и он решил снова прилечь.
Из-за спины раздался откровенный ржач белой кошки. Холодно выгнув бровь, бывший речной развернулся к подруге и с терпеливым смирением дождался окончания веселья.
Не беспокойся, твоему лицу идет быть испачканным в земле, — мягко прошелестел ветряк, приближаясь к уху подруги, что решила подковылять к нему, — Я ведь не одинок в своих встречах с нею.
Он пакостненько растянул губы в ухмылке, уже ожидая реакции Аспид на свои слова и решив снова встать, как та с неописуемой наглостью, свойственной исключительно ей, бросилась вперед, отталкиваясь тонкими, но сильными лапками от его бренного тела. Сила прыжка была ожидаемо внушительна — причем в обе стороны. И если для маленькой воительницы это сыграло на лапу, то Вереск ощутимо плюхнулся обратно на землю, носом пропахав в ней глубокую борозду.
А-а-аспид, — опасно зарычал кот, вскидываясь вопреки пронзившей его боли, — иди сюда, маленькая чертовка!
Ветряк бегом бросился за ней, проигнорировав тот факт, что она пытается нагнать дьявольского кроля, мгновения назад погубившего его самого. Бешеная скачка. Праведный гнев возымел свое — Аспид остановилась. Из ее зубов вывалился труп кролика с перекушенной шеей, а сама она расфокусировано оглядывалась по сторонам. Вереск затормозил прямо перед ней, чуть не столкнувшись нос к носу.
Аспид, ты… — начал было разозленный самец, но кошка его прервала:
Вереск, я поймала его. Поймала! Т-т-только мне как-то дурно…
Вереск как будто нырнул в прорубь. Мгновенно остыв, кот бросился к подруге, осматривая повреждения и взволнованно обнюхивая хрупкое тельце.
Аспид, безумная, я сказал тебе лежать! С больной лапой не бегают, а теперь ты еще и обеззараживающую мазь испортила! А если она не успела подействовать? Ты об этом подумала?! Аспид! — он подтолкнул ее, требуя лечь, — Что болит? Голова? Сильно ударилась? Не тошнит?
Ветряк обеспокоенно лизнул малышку в плечо, скрывая заполненный страхом взгляд в короткой шерсти, а затем вернулся к лапе, от которой явственно запахло болью.
Потерпи немного, Аспид.
Вереск осторожно очистил рану от оставшейся уже негодной мази и прицепившейся грязи и едва коснулся ее языком, как неугомонная девчонка вскочила, едва на зарядив ему плечом в лоб, и громко вскричала:
Вереск, Вереск, Вранокрыл! Там Вранокрыл, идем скорее. Бежим в лагерь.
Аспид, это не Вранокрыл, а твоя больная голова, — хмыкнул Вереск, но проследил за ее взглядом и с удивлением разглядел темную точку далеко вдали.
Однако белой кошке простого беспокойства было мало — она со всех своих маленьких лап рванула к названному отцу, невзирая на боль в голове и покалеченную лапу. Вереск мысленно взвыл и бросился следом, быстро нагоняя ее — царапина здорово замедляла подругу, давая ему возможность перекрыть собой ее путь и поморщиться от въехавшего в него тела.
Я все понимаю, Аспид, но раз он вернулся, все в порядке. А вот ты как раз-таки не очень. Так что успокойся. Слышишь меня? Успокойся. Я помогу тебе добраться — обопрись на меня. Раз не хочешь лежать с припаркой, то будешь ходить с живым костылем, — Вереск подставил мощное плечо, хвостом приобнимая Аспид, — Все? Хорошо. Пойдем.

---->ГП

+1

25

--> главная поляна.

- Только не вздумай никуда убегать без спросу, искать тебя никто не побежит, - холодно обратился Шип к сыну, как только они вышли из лагеря.
Он и так много чем рискнул, чтобы отпрыска приняли в племя. Бегать и уговаривать его вернуться Шип не собирался. Если он не хочет жить в племени и ему по душе дальше охотиться на жуков и спать где придется – это его дело.  Шип никого насильно привязывать к себе не собирался.
Пустошь знатно осыпало снегом. Лапы, уже привыкшие к холоду, не особо обжигало, но короткий мех все же пропускал холод, а из пасти то и дело вырывались облачка пара. Он шел впереди, даже не озираясь по сторонам. Лишь принюхивался, чтобы не дай Звездное племя что, он попал под удар первый. Поле не прослыла грандиозной воительницей, а Громолап толком не знал ни одного приема. Шип - единственный кто сможет хотя бы задержать неприятеля. А они вдвоем, если что пусть бегут в лагерь за подмогой. И серый искренне надеялся, что при случае опасности, дело не дойдет до неоправданного и глупого героизма и бесполезного самопожертвования.
Отойдя недалеко от лагеря, он свернул в сторону небесных холмов. Вполне себе вдохновляющее место. Сюда можно привести кошечку, на «душевную беседу». И быть уверенным, что эта «душевная беседа» удастся, ведь мало кто может устоять перед прекрасным небом, стрекотанием кузнечиков и обстановки, что так располагает для «поболтать».  Можно прийти одному дабы собраться с мыслями и посмотреть закат, а можно сделать самое банальное, то, для чего сюда приходят все - для охоты. Сын хотел увидеть кроликов. Здесь их полно. Целые сети подземных тоннелей проходят под холмами. Конечно, если ты не слишком ловкий охотник - можешь запросто провалиться в нору.
- Небесные холмы, - сказал воин, останавливаясь, - Здесь живут кролики, поэтому смотри под лапы.  Тут повсюду их норы. Хорошее место для охоты.
Кот дернул хвостом. Сказать про это место ему больше было нечего, поэтому он просто повернулся к Поле, предоставляя ей слово.

0

26

=================================)главная поляна
Громолап выскочил вперед и, с горящими глазами озираясь, застыл на краю пустоши. Какой же необъятный край! Он глубоко вдохнул морозный воздух, так, что едва не закашлялся, но пыла это нисколько не остудило. Напротив! Эта земля теперь - его дом. Он может бродить тут, сколько вздумается, никто его не прогонит. И ночью не нужно возвращаться в логово к матери, которая едва на него смотрит.... и в пустое логово, где вообще матери нет. Сзади послышался голос Шипа - как всегда холодный и строгий. Ну и папаша! Ну да ладно, это ничего страшного.
- Да никуда я не убегу! - рассмеялся он в суровую отцовскую морду. - Обещаю! Давай лучше поспешим вперед, я все хочу посмотреть!
И он сиганул дальше, взрыв лапами комья снега, несомненно, хорошенько обдавшие обоих воителей. Энергия в Громолапе так и бурлила. Снегопад нынче стоял мягкий, такой, когда снежинки неторопливо опускаются на землю, тихо и спокойно, ветра, норовящего швырнуть их тебе в морду, почти не было. Бегай и наслаждайся! Впрочем, Громолап не забывал о своем обещании и время от времени посматривал на Шипа и Поле, возвращался за порцией знания и убегал снова. Очень скоро они вышли к более холмистой местности, где земля то и дело плавно вздымалась вверх. Громолап в очередной раз застыл на месте, нетерпеливо покручивая хвостом.
- Небесные холмы? Круто? А почему их так прозвали? - Громолап поозирался в поисках кроликов, но, увы, ни одного не заметил. Зато рядом оказался приличный сугроб. Эй.... Громолап с разбегу нырнул в снег - только хвост торчал наружу, а спустя миг вынырнул с обратной стороны. С распушенной шерстью он казался еще крупнее, а облепивший серый мех снег делал его похожим на оживший, прыгающий холмик.
- Смотри, пап! - весело сказал он. - Я белый, как кролик! Может, так будет легче к ним подобраться? Не, я снежный кот!

+2

27

гп племени Ветра --->

Использую лот Везучий охотник

Шип упорно продолжал оставаться холодным по отношению к сыну, а тот упорно этого не замечал. Поле расстроенно прижала уши, после окрика серого воителя. Неужели он совсем не хочет наладить отношения с Громолапом? Он же такой милый и чудный ребенок, который полон энергии и желания познать мир. Зачем так сразу ограничивать его? Хотя, наверняка, это проявление заботы, просто перед чужой кошкой он не хочет показаться неженкой. Да. Так думать спокойнее.
В ответ на слова отца ,оруженосец рассмеялся и рванул вперед, осыпав их снегом. Поле хохотнула, стряхивая с шерсти пушистые комки. Вокруг была нереальная красота - день уже начинал клониться к вечеру, медленно падали воздушные хлопья снега, и все вокруг было как-будто ненастоящим и серо-белым, впрочем, у Поле в этих тонах мир существовал уже несколько лун. Воительница с лёгкой грустью восстановила в голове цветную картинку из прошлого, на мгновение прикрыв глаза. Затем, улыбнувшись, кошка побежала вслед за Громолапом, параллельно кратко рассказывая про некоторые особенности их ландшафта.

Шип остановился, когда они пришли к Небесным холмам. Милое местечко, а уж сколько здесь было кроликов, ммм, сласть. Кот кратко осведомил сына, что это за место и зачем они здесь вообще и, видимо, предоставил слово Поле. Прежде чем кошка успела что-либо сказать, Громолап завалил их вопросам. Воительница улыбнулась, протирая лапой глаза.
- Есть легенда, которая гласит, что с самого высокого из этих холмов можно дотянуться лапой до неба... - заговорщически шепнула Поле, многозначительно кивая головой, - и только самый сильный, храбрый и высокий воин сможет это сделать и отыскать тот самый холм.
Поле не могла насмеяться с Громолапа. Стоило ему только вытворить какую-нибудь глупость, кошка едва сдерживалась, чтобы не захохотать в голос и не прыгнуть вслед за ним творить какую-то неведомую ерунду. И сейчас, зная, что вокруг полно ям, воительница едва сдержала порыв нырнуть вместе с котенком в огромный сугроб. Может, кто-то назвал бы это инфантильностью, но Поле считала что это - проявления радости жизни. И пусть все идут в Сумеречный лес со своим занудством!
Только Шип все стоял отсраненным и вовсе не радовался поступкам сына. Поле, как бы невзначай взмахнула пушистым хвостом и на воина посыпалась мелкая крошка из снега. Продолжая улыбаться, Поле подскочила к Громолапу и положила ему на загривок лапу.
- Основное тебе рассказал отец, а теперь замри снежным комочком, только не перемерзни, и смотри, - Поле прилегла на снег и замерла, изображая камушек. Через некоторое время тишина, нарушаемая лишь их дыханием, принесла результаты - пушистый белый кроль, уже сменивший шубку, осторожно вылез из норы и двинулся перпендикулярно их местоположению.
- Тшш, - выдохнула охотница, предупреждая восторженные возгласы. Как только зверек поравнялся с ними, напряженные лапы выпрямились и кошка в несколько прыжков подлетела к испуганному животному, уже удавшемуся в бега. Лапы скользили на снегу, но опыт сделал свое дело и, удержав баланс, кошка нагнала ушастого. Сгребая его поближе к себе, Поле грызанула ушастого в шею и, из-за его резкого движения, вспорола ему горло. Кровь залила белую шкурку ушастого, морду и лапы кошки. Она подхватила кроля и подошла к Громолапу.
- Упс, немного неаккуратно вышло. В норме так много месива быть не должно. Нервный он какой-то.. был. - Кошка улыбнулась и дала котенку понюхать добычу. - Будем надеяться Зверь не станет выслеживать наш лагерь по кровавому следу? Хмм, а если его таким образом запутать и увести подальше от наших территорий, как думаешь?
Поле посмотрела на Шипа, задумчиво покусывая язык.
- Куда дальше? Или еще погуляем по холмам?

Отредактировано Поле (13-01-2018 23:30:13)

+1

28

Громолап упорно переводил отцовскую серьезность в шутку, а Шипа это только раздражало. Нет, ну что нельзя, что ли нормально вести себя? Не позоря ни себя, ни его. Однако сыночка уже улепетывал впереди, обдав их с Поле снегом. Та, смеясь, отряхнулась, а Шип едва слышно зарычал.
- Сомневаюсь, - буркнул серый в ответ на валяние Громолапа в сугробах.
Бело-серую красавицу только веселил его отпрыск. Она смеялась и болтала с ним, в то время когда воин стоял в стороне, принюхиваясь. Он дернул плечом, когда в него полетели снежинки и угрожающе сверкнул глазами. Мол «лучше не надо, я не в духе». Раз уж они здесь, грешно не поохотиться. Поле уже несла к ним окровавленную тушку. Желтоглазый лишь одобрительно кивнул соплеменнице.
- Вряд ли Зверь будет бродить здесь. Лагерь совсем близко и если он захочет найти его - просто пойдет на запах котов, - он пожал плечами, - Не хочу уходить отсюда с пустыми лапами.
Шип развернулся, поднимая нос вверх. Добыча не заставила себя долго ждать. Он махнул хвостом в знак того, что нужно вести себя тихо. И от чего-то он не сомневался, что Громолап все прекрасно понимает и не станет спугивать добычу. А зря.
Голос ученика послышался практически сразу же, как кроль появился на горизонте. Серый мех моментально вздыбился. «Какого Звездоцапа он творит?» Услышав кошачий мяв, ушастый мигом ретировался. В отчаянной попытке все же закончить охоту удачно, желтоглазый рванул следом, но чей-то предполагаемый ужин уже скрылся в одной из многочисленных нор.
Затормозив, Шип обернулся и, не помня себя от злости, кинулся на сына со страшным рыком. Он прыгнул сверху, придавливая его своим весом к земле, но, не выпуская когти.
- Какого черта? Разве не ясно, что во время охоты нужно вести себя тихо? - рычал он в морду сына, - Из-за тебя я упустил дичь. Из-за тебя какая-нибудь кормящая кошка осталась без еды. Зачем я вообще взял тебя? Чтобы ты мешался под лапами? - он убрал лапу с котеночьего плеча, отходя в сторону, - Я не жалею о связи с Орлянкой. Я жалею о последствиях.
В последний раз Шип презрительно глянул на сына и резко развернул голову. Едва ли он хотел его обидеть, едва ли понимал, что говорит. Сам факт того, что дурь из сынишки нужно выбивать, заставлял серого идти на такие меры. А на данный момент, этот жестокий способ казался коту единственным. Даже маленький Ураганчик ведет себя подобающе. И заслуживает расположение старшего. А этот... ходячее недоразумение.
- Дальше мы пойдем на дозорную скалу.

Отредактировано Шип (13-01-2018 17:46:09)

+1

29

Он не замечал холодности Шипа, вернее, старался не замечать. Это его первый день в лагере, новая жизнь, отец наверняка просто стесняется своего статуса, он же воин! Попозже он точно не откажется вместе поваляться в снегу и погоняться друг за другом, Громолап в этом не сомневался. И тогда они узнают друг друга получше. Зато с Поле было весело - она смеялась над его шутками, охотно отвечала на вопросы и рассказывала интересные вещи.
- Правда? - он покрутил головой. - Вот бы найти этот холм!
Он представил себе и воина - подтянутого, длиннолапого Ветряного кота, гордо стоящего на вершине холма и легонько дотрагивающегося до косматых облаков, а следом и до неба. Поле, улыбаясь, подошла поближе и мягко положила лапу ему на загривок, посоветовав немного успокоиться и замереть, чтобы не мешать охоте - взрослые заметили кролика. Внутри Громолапа все возликовало, глаза заблестели, когда он и сам высмотрел среди снега белый ком меха, двигающийся и дергающий ушами.
- Ага, - прошептал он, мелко тряся хвостом от возбуждения. Инстинкты требовали метнуться за кроликом немедленно, но Громолап оставался на месте, едва не вцепившись когтями в снег. Спокойно! Спокойно, он же не хочет расстроить охоту. Поле внезапно рванулась вперед, легко перерезая переполошенному кролику путь - Громолап беспокойно задергал ушами, глядя на безумную гонку. Но вот воительница сбоку нагнала кролика и вцепилась ему в белый мех - хлынула кровь, и спустя секунду Поле с довольным выражением в глазах притащила им добычу.
- Класс.... - восхищенно протянул Громолап, касаясь мертвого кролика лапой. - А я тоже так смогу?
Казалось невероятным, что он тоже так будет мчаться и на бегу ловить добычу. Но отец с Поле обязательно его этому научат! В порыве чувств Громолап заурчал - как здорово, что он встретил отца, как здорово, что Шип пригласил его в племя. У него есть семья - настоящий дед, отец, двоюродный брат. И Поле тоже есть. Шип решил, что еще рано уходить с холмов, еще есть добыча. Громолап радостно подпрыгнул.
- О, давайте еще останемся! Я хочу посмотреть! - воскликнул он. Очень скоро воители заметили еще одного кролика. Он так призывно махал ушами.... Глаза Громолапа стали чуть ли не вдвое больше. Он едва сдержался во время охоты Поле. Как же.... хочется помчаться!
- Мрм!! - вырвалось у Громолапа, и он тут же испуганно прижал уши к затылку. О нет! Его одинокий котенчий мяв показался необычайно громким на фоне степной тишины и рядом с двумя замершими воителями. Кролик переполошился и помчался прочь. - Ой, прости.... - виновато пробормотал он, оборачиваясь к отцу. - Па, я просто....
Что именно, Громолап сказать не успел. Его сбили с лап и вдавили в снег, морду обдало чужим дыханием, Громолап тоненько пискнул, увидев над собой свирепые глаза отца. Держал он его крепко, и в эту секунду серый вдруг ощутил со всей полнотой, что Шипу ничего не стоит порвать его. И в этот момент он испугался. Исходящие от отца волны гнева были почти осязаемы, и Громолап так вдавил уши в затылок, что те почти исчезли в густой шерсти, а взгляд его был наполнен ужасом и изумлением.
- Я.... - он заелозил под Шипом, инстинктивно пытаясь освободиться. Но замер, когда Шип заговорил и как-то сразу позабыл, в каком унизительном положении находиться. Вернее, это стало неважно, потому что слова отца ранили сильнее. Громолап захлопнул пасть и молча воззрился в разъяренные желтые глаза, почти перестав сопротивляться. Поначалу он просто чувствовал громадную вину пополам со страхом - отец оказался действительно страшным, ух, он же его порвать на части может - а потом, когда Шип дошел до Орлянки и заявил, что жалеет, что Громолап появился на свет, вина превратилась в неверие, переросшее в гнев, изумление и жгучую, до слез обиду. В глазах действительно защипало. Вот значит как....
Шип отпустил его, но Громолап, точно пришибленный, не спешил подниматься. Он заморгал, чтобы избавиться от слез и не показывать их этому.... Ветряному воителю, затем как-то странно всхлипнул и рывком вскочил на лапы. Серый, с прилипшим снегом мех встал дыбом.
- Знаешь, что?! Значит, не брал бы меня!! - заорал Громолап, в очередной раз оправдывая свое имя. Какая еще дозорная скала?! Если Шип не желает, чтобы он был рядом.... чтобы он вообще на свет появлялся.... - Я сам пойду! Без тебя! Я такого кролика поймаю, ЧТО У ТЕБЯ С ОРЛЯНКОЙ ЧЕЛЮСТЬ ОТВИСНЕТ, ШИП,, ПОНЯЛ?! Я САМ ЭТОЙ КОРМЯЩЕЙ КОШКЕ ЕДУ ПРИНЕСУ!!! - он не зря упомянул Шипа вместе с Орлянкой. Они одинаковы. Он раздражает обоих своих родителей, только это и делает! Он докажет, что не зря родился. Что он не ошибка, никому не нужная и нежеланная, потому что именно этих мыслей Громолап боялся и запихивал куда подальше. Ведь еще в племени Шип не особо баловал их визитами и не требовал впоследствии, чтобы сын жил рядом, вместе с ним. Он даже не утрудил себя сказать Акониту, что он дед! И Громолапу тоже не сказал об этом. Орлянку он тоже просто раздражает, она не хотела его. Вон, царапину на память оставила. Надо еще чтобы отец оставил такую же поперек морды - как крест получится, подарок от обоих родителей.
Громолап тогда твердил себе, что ничего, все в порядке, отец все же приходит, значит, он не совсем для него безразличен.... А видно, Шип топал к нему по долгу. И в душе тоже сожалел о том, что в результате появился котенок. Сам же сказал, почти спокойно.
Громолап развернулся и промчался мимо Поле, не глядя на нее. Помчался, куда несут лапы.
=================================)вересковые пустоши

Отредактировано Громолап (13-01-2018 20:16:21)

+1

30

От первой охоты Громолап был в полном восторге. О, у нее были такие же глаза, когда наставник поймал при ней первую добычу. Желание попробовать себя, сделать также - это чувство знакомо, если не каждому, то очень и очень многим воителям. Охотничьи инстинкты даже взрослых воителей заставляют подрываться, наблюдая за чужой охотой. В такие моменты очень сложно удержаться, особенно если веришь в свои силы больше, чем в чужие. Со временем можно научиться сдерживать себя и абстрагироваться, дабы не подрывать дружеские отношения с соплеменниками и не портить им охоту. Можно даже охотиться вместе, загоняя кролика с двух сторон. Но это приходит с опытом, которого у Громолапа еще не было. Поэтому неудивительно, что вдохновленный первым выходом на охоту в качестве племенного кота, он не сдержался и восторженно мяукнул. Местность для этого оказалась неподходящей, и в окружающей тишине его голос прозвучал чрезмерно громко. А Шип выслеживал добычу. Кроль поспешил скрыться от охотника, а разъяренный кот зло сверкал глазами. Ой-ой.
Далее последовала череда длинных прыжков, и вот уже отец вжимает маленького хрупкого котенка в снег.
-  Шип.. - промяукала Поле, чуть наклоняя голову вниз и вперед.
Не сказать, что его возмущение было неоправданным, но Громолапу это все впервой. Неужели он действительно ожидал от него полного понимания происходящего? Это же глупо.  Но слова, которые выплюнул Шип в лицо своему сыну, заставили воительницу замереть в попытке сделать шаг вперед. Зачем он так? Зачем так грубо с маленьким ребенком? Миролюбивая кошка, не терпящая драк, почувствовала громадный наплыв недовольства и желание как следует стукнуть этого наглого разъяренного кота по его филейной части своей пушистой лапой. Но насилие порождает насилие. А ей это было ненужно.
Громолап через несколько мгновений подскочил на лапы и выдал гневную тираду, насквозь пропитанную обидой и разочарованием. Поле закусила губу, заставляя себя не поддаваться эмоциональности и не начать заливать снежную поляну слезами. Это обидно. Это чертовски обидно, и кошка это понимала. А вот Шип.. Что-то он не выглядел виноватым. Может, не осознал до конца?
После своих слов Громолап пронесся мимо них в сторону пустоши. Поле посмотрела ему вслед, готовая рвануть за ним, но осеклась. Ну нет. Я одна за ним не пойду. Это его сын. Он его взял и пусть отвечает за это и за свою выходку. Уверенным крупными шагами она подпрыгнула к Шипу и замерла в нескольких милллимитрах от его морды, почти касаясь своим носом его. Простояв так несколько секунд и сверля его взглядом, кошка подняла лапу и стукнула воина по носу розовой подушечкой лапы.
- Ты его любишь, а он тебя любит, как отца, в десять раз сильнее. И мы пойдем за ним. - В подтверждение своих слов воительница стукнула лапкой по снегу и вздохнула. Неужели ему чужды теплые отцовские чувства? Про их с Аконитом историю знало все племя. Он остался из-за любви к нему, как бы они ни были холодны к окружающим, эта забота была видна со стороны. Если не всем, то Поле уж точно. - Он любит тебя также, как ты своего отца. А нуждается в тебе даже больше. Что бы ты почувствовал, если бы отец сказал, что ты жалкий и просто бессмысленная трата его времени? Громолап надеется на тебя. Из всего племени у него есть ты. Мать, судя по всему, у него непутевая, раз бросила его. Так будь же ты для него авторитетом и не отталкивай его. Дороже семьи нет ничего, кому, как не тебе это знать. Ему нужна сейчас поддержка. Не от чужой кошки, которую он знает первый день, а от тебя. Поэтому тащи свою пушистую задничку в сторону пустошей. Пожалуйста. Ради него. Ты ему нужен. Я верю, что и он тебе на самом деле нужен. Если ты не найдешь слов, чтобы объяснить ему это - я найду. Только пойдем за ним, Шип.
Поле поджала губы. Если от этой речи он не растет, то придется пинать его в сторону пустошей силой. Сомнительная затея. Ее сил на это явно не хватит. Будем надеяться слова помогут.
Последний раз убедительно посмотрев на Шипа, Поле крупными прыжками через сугробы бросилась по следу Громолапа.

---> Вересковые пустоши

Отредактировано Поле (14-01-2018 00:09:51)

+1

31

Шип не обернулся на сына, когда тот кричал ему в спину. Он вскинул бровь, шумно выдохнув облачко пара. Чего это он? Ну, перегнул, может чутка. Но он же не кошка истеричная, чтобы орать на всю пустошь да кролей распугивать. Кот сделал шаг вперед, как мимо пронесся Громолап, сверкая пятками, убегая куда подальше. А сказал, что не убежит.
Он обернулся, недоуменно глядя на Поле. Та выглядела рассержено. Быстрыми шагами кошка приблизилась к воину, который был в разы больше чем она. Красавица вытянула голову вперед, едва не уткнувшись в нос Шипа, и с вызовом посмотрела прямо в желтые глаза. Такого не позволял себе ни один соплеменник. Они стояли так несколько секунд, Ветряк даже слегка отпрянул назад. А потом она ткнула в его нос подушечкой лапы.
Шип моргнул. Что вообще с этой кошкой не так? Но он даже не вздыбил загривок. Даже не оскалился. Настолько его ввела в ступор молодая красавица.
- Но он же... - попытался было вставить свое мнение Шип, подобно нашкодившему котенку, ищущему оправдание.
Он нахмурился. Возможно, она права. Не стоило накидываться на него так. Аконит никогда не позволял себе подобных слов в отношении детей. А если бы позволил... воителя передернуло. Нет ну, наверное, он действительно погорячился. Да и о наличии сына он не жалел. Безусловно, роль отца для него в новинку и он уже заведомо поставил клеймо непутевого папаши на себе. Ну не умеет он общаться с мелкими. А может и не только с мелкими.
Он, насупившись, глядел на Поле исподлобья. Ну, да-да, не прав, зачем столько слов. Этого тычка было вполне достаточно. К своему собственному удивлению, соплеменница не вызвала у него агрессии. Только лишь легкое раздражение, которое он испытывает, пожалуй, ко всем кто говорит слишком долго. Он закатил глаза, шумно выдохнув. Словно маленький котенок.
- Ладно, пошли, - буркнул здоровяк.
Отряхнувшись, он бросился вслед за Поле.

--> вересковые пустоши.

+1

32

Начало игры.

Прекрасное место. Ветер здесь не настолько суров даже поздней осенью, холмы прекрасно справляются с ролью щита, защищающего охотников от простуды и скрывая их запах от здешних зверьков, на которых и вели охоту воители племени Ветра. Это заметно облегчало работу, и уйти отсюда с пустыми лапами было в разы труднее, чем на открытой местности, когда любое дуновение ветерка может оповестить всех зверьков о приближающейся опасности. Помимо кроликов и полёвок эти живописные холмы были богаты целебными травами, без которых воинская жизнь, наполненная битвами и постоянным риском жизни, была бы непростительно коротка. Нельзя не упомянуть и о том, как здешние красоты радовали глаза, давно уставшие от скучных пейзажей племени Ветра. Растительность здесь была побогаче, и в ней можно было прятаться от дождя, жарким деньком можно было укрыться в тени холмов, а в кроличьих норах - от холода сезона голых деревьев. Небесные холмы были определённо любимейшим местом Омелы, где она могла всласть охотиться, собирать целебные травы, вспоминая уроки любимой матушки, и просто отдыхать. Сейчас ей, однако, было не до отдыха.

Маленькая фигурка медленно двигалась среди холмов, стараясь не высовываться из травы, чтобы лишний раз не светиться орлам и прочим громадным птицам. Средним и взрослым котам битва с такой пташкой могла подарить парочку новых шрамов и подгадить настроение, а вот ученики и Омела, не особо отличающаяся от первых размерами, вполне годились пташкам на обед. В патрулях кошка ещё имела наглость бесстрашно скакать по камням и идти по тропинкам, огибая колючую высокую траву, ведь товарищи могли толпой наброситься на обидчика их маленькой леди и преподать ему урок, но вот когда она выбиралась прогуляться в одиночестве, то старалась не рисковать. Причём она терпела неудобства не потому что все отказали ей в компании, нет. Омела попросилась сходить в охотничий патруль в одиночку сама, по собственному желанию. Ей просто хотелось немного побыть в одиночестве, наловить добычи, закопать её где-нибудь под камушком, а потом вернуться за уловом вместе с парочкой воителей, всё-таки холмы близко к лагерю. Сейчас куча с дичью пустует, а сезон голых деревьев уже дышит в спину, и пора бы отъедать жирок, чтобы перенести сезон Голых деревьев без потерь.

Внимательно осмотрев небо, чтобы убедиться, что пока больших птиц рядом не наблюдается, миниатюрная кошечка забралась на один из холмиков, чтобы лучше рассмотреть местность. Отсюда было видно всё: и небольшие камни, за которыми можно будет спрятаться, и кроличьи норы, из которых должны были высовываться будущие трофеи, и районы с высокой травой, в которой можно будет прятаться от орлов. Приметив одну из нор, кошечка аккуратно спустилась с холма, и пригнувшись покралась к ней, снуя между камней, путая свои следы, чтобы по ним потом не вышли к её тайнику. Уж в запутывании следов эта миниатюрная воительница была мастерица, уже не раз ей удавалось уйти от псов двуногих, забредших на земли племени Ветра.

Омела спряталась за камнем возле норы, в которой активно кто-то копошился. Так она могла наблюдать за норой и при этом не быть обнаруженной, камень, за которым она спряталась, не давал ветру разнести слабый кошачий запах, который оповестил бы будущий обед одного из соплеменников о том, что на него ведётся активная охота. Теперь оставалось только ждать, пока из норы покажется любопытный носик, и следить за небом, чтобы самой не стать добычей. И если со вторым она справлялась с лёгкостью, ведь постоянно поднимать голову, когда ты ростом с оруженосца, привыкаешь быстро, то с первым возникали сложности. Охотничий инстинкт призывал к действию, дразнил и заставлял кошечку нетерпеливо бесшумно переминаться с лапки на лапку, постоянно жадно облизывать свои губы и не сводить глаз с дыры в холме. Особенно тяжко стало, когда из норы показался кроличий носик. Кроль был осторожен и медлителен, он принюхивался и прислушивался, затем медленно вышел из своего укрытия и осмотрелся, так и не обнаружив прижавшуюся вплотную к камню охотницу. От желания прыгнуть Омела готова была выть, однако разум напоминал, чем обернётся её нетерпеливость, так что продолжала неподвижно наблюдать за аппетитным зверьком. Воительница ждала пока он отойдет чуть дальше от норы, чтобы если её прыжок не удастся, то он не успел ускользнуть в свою нору.

3… 2…”, - мысленно отсчитывала кошка, едва пошатывая плечами и рассчитывая прыжок, - “1!”.

Прыжок, укус - сладость победы и вознаграждение за терпеливость. Кролик даже пискнуть не успел, что не могло не порадовать охотницу. Он не успел оповестить собратьев о приближающейся опасности, а это значит, что она могла и дальше спокойно охотиться. Подняв голову максимально высоко, чтобы тяжёлая кроличья тушка не волочилась по земле, оставляя свой запах, кошка потащила улов к примеченному ранее камню в высокой траве. Трава скрывала дичь от других хищников, которые могли забрести на земли племени Ветра, а камень служил ориентиром, по которому она сможет найти тайник, когда вернётся сюда позже. Закопав кроля под камнем, воительница решила вновь попытать удачу. Снова та же нора, тот же камень и снова показывается любопытный кроличий носик. Вот только Омела позабыла об оставленной на траве крови, которая испугала кролика и заставила его в последний момент ускользнуть шмыгнуть в нору, чудом увернувшись от когтей своей преследовательницы. Что же, похоже, больше из этой норы ей никого не достать, по крайней мере сегодня точно. Пришлось дальше бродить среди холмов в поисках новой норы. Поиски затянулись на минут двадцать, но всё-таки оказались успешными. Новая норка была гораздо меньше, и подобраться к ней было труднее. Вокруг неё не было ни высокой травы, ни камней, за которыми Омела могла бы спрятаться, а  это значит, что у неё есть два выхода: устраивать погоню или попытать новый способ, который она не так давно подсмотрела у соплеменников. Кошка забралась на холм, и застыла прямо над норой в самом неудобнейшем положении. Воительница боялась даже двинуться, потому что если земля под её лапами осыплется, то из этой норы уж точно ни один кроль не покажется. Терпение воительницы было щедро награждено, и уже через пару минут из норы высунулся молодой кролик. Он был меньше, чем прошлый, и гораздо неопытнее. Вместо того, чтобы хотя бы попытаться проверить местность на наличие опасности, до глупости бесстрашный зверёк сразу вышел из своего укрытия, так что Омеле не стоило особо рассчитывать прыжок и выжидать удобного момента. Она просто сразу же настигла его, прибила к земле и перегрызла его тоненькую шейку. Что же, пожалуй, на сегодня с неё достаточно. По крайней мере, для охотницы-одиночки её размера уж точно. Закончив присыпать землёй кроличьи тушки, Омела довольно хмыкнула и рысцой поспешила в сторону низколесья, мысленно перебирая травы, которые можно будет там поискать. Всё равно в холодной земле с её добычей ничего не станет, если на него не наткнутся незваные гости.

===========> Низколесье

Кубы

Кубики на первого, второгои третьего.

Отредактировано Омела (12-10-2018 22:08:20)

+2

33

----> с главной поляны Ветра
Маленький полосатый котенок и во главе патруля! Такое Лучику и сниться не могло! Однако, все это было на самом деле, и он вел отряд котов на поиски целебных трав! Дело было срочное, и, несмотря на всю некую торжественность вроде бы обычного события, Лучик с серьезным выражением мордочки довел свой отряд до холмистых территорий племени. Остановившись на потрескавшемся от времени камне, золотистый выпрямился, выпятил вперед грудь и, прикрыв глаза, с удовольствием втянул в себя свежий воздух. Свежий, не пропитанный запахом крови и свежей травяной мази! Ветер приносил прохладу и свежесть с верхушек гор, вместе, видимо, с этими тучами. Хотя дождь сейчас был кстати - он освежал воздух, да и поспособствует росту трав, которые созревают именно осенью.
- Прыгун! - Лучик повернул морду, окликивая бесхвостого кота, который вместе с Ковылем проделали этот путь совместно с отрядом ученика целителя. Сейчас два воина уже побежали вперед, в соответствии с координатами месторасположения кролей, которые дала воинам Омела. - Вы с Ковылем поищите паутины по дороге. По крайней мере, если увидите, мимо не проходите! - а затем, вновь повернувшись к своему отряду, Лучик несколько призадумался, обернулся на холмистую местность и выдал: - Можно поискать золотарник, паутину... и конский щавель может попасться, - задумчиво определился котенок, не думая о том, что им с этими травами еще долго шататься по полям и лесу, а потом еще и в лагерь как-то принести. Смотря в аккуратные мордашки своих спутниц, юный лекарь принялся разъяснять, как что выглядит: - Конский щавель выглядит, ну.. хм, - котик скорчил мину, не понимая, как же объяснить соплеменникам, ничего в целительстве не ведающим, как выглядит это растение. - цветки зеленовато-желтоватые, они собраны в такой соцветие, которое идет, ну, вдоль прямого стебля. Так же собраны и цветы Золотарника, только они очень-очень яркие, желтого цвета. Надеюсь, вы поняли? - он поочередно посмотрел на воительницу и ученицу, после чего кивнул и развернулся. медленно пускаясь вперед. - мы разделимся. Я пойду на юг, Поле - на восток, а Колючка, пожалуй, на запад. И попробуйте посмотреть паутину внутри заброшенных кроличьих нор. Встречаемся здесь, когда осмотрим и соберем все возможные травы на своем участке холмов. Возражений нет?

+1

34

Главная поляна племени Ветра ===>

Поле мягкими лапками осторожно наступала на влажную землю, кусочки которой цеплялись за пушистую шерсть, придавая ей коричнево-серый оттенок, заметить который для Поле было несколько проблематично. Впрочем, ее это нисколько не смущало, а потому, улыбаясь прохладным каплям, радостно отбивающим ритм дождя на серо-белой шерсти, воительница продолжала идти в сторону Небесных холмов.
- Милые, если вы замерзнете, сразу же сообщайте мне. Не хватало бы вам заразиться, - Поле, как заботливая наседка, готова была засунуть котят под свой живот и укрыть от дождя, да вот незадача - ее рост заставил бы детишек буквально ползти по земле, и тогда они были бы все грязные. Эх, найти бы какой-нибудь большой лист, чтобы можно было их укрыть.. о, кажется, это растение с большими листьями называется лопух и очень даже подходит для этой цели, так ещё и Омела сказала им его искать. Поле запомнила это название, потому что такие необычные большие листья видела только у него. Прекрасно! Осталось только его найти, только вот долгое время растение почему-то не попадалось на глаза.
- Вы уже бывали на Небесных холмах? Необычайно красивое место, даже в эту погоду. Ловить здесь кроликов просто сласть, они сами прыгают тебе в лапы. Только будьте осторожны: кроличьи норы повсюду, повернуть из-за них лапу - раз плюнуть на самом деле. Да ещё и зверь вполне мог направиться сюда. Поэтому тоже смотрите во все глазки, вдруг моих будет недостаточно, - Поле с некоторой долей светлой грусти улыбнулась.
Наконец, смутно-знакомые листья были найдены. Кошка подскочила к растению и перекусила стебель, поморщившись от неприятного резкого вкуса, брызнувшего в рот.
- Лучик, солнышко, какая часть лопуха используется при лечении? Омела говорила его взять.
Кивнув на его ответ, Поле принялась выкапывать его корни. А как их перегрызть? Вся морда в земле будет. Задумавшись, кошка осторожно обхватила стебель зубами, стараясь не надломить, и потянула на себя. Растение долго не хотело поддаваться, но в итоге, едва не шмякнувшись на мягкое место, Поле таки выдернула его с корнями.
- Думаю, его можно будет накрыть листьями и забрать на обратном пути. Таскать такую тяжесть за собой будет не очень удобно.
Подтянув к себе лапой один из оторванных листов, Поле посмотрела на учеников.
- Так, милашки, быстро под укрытие. Даже если целиком вы не поместитесь, это лучше, чем ничего, - перехватив стебель во рту поудобнее, кошка направилась дальше, пытаясь не выронить растение из пасти. А потом можно будет сложить на него найденные травы! Гениальная идея.
Маленький Лучик деловито вышагивал впереди и по пришествии начал раздавать указания. Поле не возражала, пусть думает, что он повел отряд, что в этом плохого? Конечно, обычно целители не ходят в патрули и у них нет нужды в таком опыте, но пусть учится всему, его стремление к знаниям и управлению можно было лишь похвалить. Но всё-таки пришлось вмешаться.
- Ох, нет, дорогой. Ты, конечно, молодец, но разделиться я нам позволить не могу. Не дай Звёздное племя здесь объявится та Зверюга или ещё какая опасность. Не так давно мы отсюда барсука прогнали. Нет-нет, не могу позволить на разойтись в разные стороны, останемся рядом и дальше поля зрения тётушки Поле никто не уходит, договорились?
Кошка отложила лист лопуха и, привстав на задние лапки и пытаясь удержать равновесие, осмотрелась вокруг, высматривая и вынюхивая потенциальные источники опасности. Неподалеку от них бегали беззаботные кролики, но больше ничего живого воительница не приметила. Опустившись на все лапы, кошка начала выискивать описанные Лучиком цвета. Жёлтые, зеленовато-желтые... Как же ей искать их по цвету? Они же почти все на одинаковый серый цвет для нее...
Опираясь больше на описанную отличительную структуру растения, Поле принялась искать.

Отредактировано Поле (26-11-2018 13:35:19)

+1

35

----> из лагеря
Дождь сопровождал спутников по всему их маршруту. Когда он и пришли на бугристую местность Небесных Холмов, то шкура была настолько же мокра, как и рыбешки, которыми питаются рыбомордые. Прыгун не был доволен этим расположением дел и время от времени срывался на низкое рычание. Единственная, кто, кажется, не замечала окружающей обстановки, была Поле. Добродушная белоснежка привлекала внимание Прыгуна каждый раз своим тоненьким голоском и отвлекала от пасмурного неба.
- Вы уже бывали на Небесных холмах? - проворковала воительница в сторону своих маленьких спутников - лучика и Колючки. Улыбка заиграла на мордочке прыгуна. бесхвостый все искал что-нибудь в своей голове, что тоже может разрядить обстановку так, как забота этой кошки о своих соплеменниках. Обычно пятнисты мог в нужное и ненужное время выдавить из себя ну хотя бы одну шутку. сейчас же на ум ничего связанного не шло, хотя рыже-белый и прикладывал все свои усилия.
Смотреть ан Поле было приятно и забавно. Со стороны молодого воином, то и дело слышались смешки. Он очень бы хотел сварганить какую-нибудь безобидную. разряжающую атмосферу пасмурного ненастья и нападения зверя, шутку, связанную с этой маленькой воительницей.
Когда та начала поднимать на головами оруженосцев стебель лопуха, выглядела это очень забавно. Капли падали на широкий лист растения и стекали вниз, не попадая на головы маленьким котам. сообразительно, заботливо, столь мило и до жути смешно.
- Поле, ох, какая же ты милая, - не смог без улыбки протянуть бесхвостый, поворачивая мордочку к соплеменнице. - Никак не могу понять твоей целеустремленности к тому, чтобы обогреть всех своих соплеменников, но это очень забавно и радует глаз.
в какой-то миг лучик остановился, оглядывая местность, а потом повернулся к своему патрулю и начал давать указания. Значит, их совместный путь кончился. Кивнув собирателем трав, Прыгун ускорился, продвигаясь вперед и обгоняя Ковыля.
- Прыгун! - резкая остановка, недоуменное выражение лица обращенное к ученику целителя. Он не входил в отряд полосатого котенка, так что же юный лекарь хочет? Оказалось, малыш попросил посмотреть паутины, мол, лишней не будет. вспомнив ситуацию в лагере и поморщившись, пятнистый без вопросов кивнул молодому котику.
- Дело понял, приятель! - усмехнулся рыже-белый, после поспешил нагнать Ковыля.  Повернув голову к соплеменнику, воин принялся рассуждать: - ита-а-ак... Работы прибавилось, но ничего. разделим пополам. Кто-то понесет кролей, а кто-то поищет паутину. Беру на себя Кроликов Омелы. - быстро выпалил Прыгун. Остановившись, он обозрел холмистую местность, продолжил: - разделимся? ты посмотришь паутину в тех кроличьих норах и на ветвях ближайших кустарников, я дойду до того места. где лежит дичь и заберу её. Встречаемся у того камня, где разделились с отрядом Лучика, идет? Хорошо! - да. это было неразумно и небезопасно, учитывая недавние обстоятельства, но Прыгун даже не стал ждать ответа и уже опрометью кинулся по тому направлению, где находились кролики Омелы. Прибежав на то место, Прыгун несколько минут искал дичь, а потом, схватив ушастых за загривки, принялся рысцой прокладывать себе путь черзе траву по направлению к камню, ан котором Лучик раздавал указания своему отряду. Прийдя на место встречи, воин вольяжно сел на сером валуне и осмотрелся в поисках соплеменника. Дождавшись Ковыля. он улыбнулся, кивнул и вместе с ним пролседовал в лагерь.
-----> лагерь племени ветра

0


Вы здесь » Коты-Воители. Игра Судеб. » Бескрайние степи » Небесные холмы