Квест ИСЧЕЗНУВШИЕ:
- Огнегривая - появиться на главной поляне Речного племени, выступить с докладом вместе с Лисолапой и Мхом;
- Сталь (очередь на главной поляне Грозового племени, Ярозвезд, Лепесток Жасмина, Клыкастый);

Квест ЯДОВИТЫЕ КОРНИ:
• посланцы из Реки должны отправиться в Грозу, Тени и Ветер;


ДЛЯ ВСЕХ В ЦЕЛОМ
готовиться к ЭКСТРЕННОМУ СОВЕТУ;

Коты-Воители. Игра Судеб.

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Коты-Воители. Игра Судеб. » Бескрайние степи » Небесные холмы


Небесные холмы

Сообщений 21 страница 24 из 24

1

http://savepic.ru/8536927.jpg
by AlexShatohin
***
Поодиночно холмы встречаются по всей территории. Но лишь в самом сердце вересковых пустошей, где и находится лагерь племени Ветра, есть целая череда высоких и низких, крутых и пологих, зеленых холмов. Некоторые настолько высокие, что сидя на них можно увидеть целый лес! И дотронуться до небес, до пушистых облаков! Тут живут целыми семьями быстролапые кролики. Можно вдоволь погоняться за ними, лишь бы не угодить в их норы - целые системы подземных туннелей! Отсюда очень красивый вид, особенно во время заката и рассвета, можно с высоты холма наблюдать за звездами. Это место - жемчужина, гордость племенных воителей!
***
- охотничья зона племени;
- в холмах множество кроличьих туннелей;


БЛИЖАЙШИЕ ЛОКАЦИИ:
- лагерь Ветра;
- Низколесье [граница с Грозовым племенем]
- Вересковые пустоши

+1

21

►ГП

37, 46, 38

Пребывая в скверном расположении духа, Аспид неслась рядом с Вереском. Ее все еще злил их разговор в лагере, потому грудка клокотала и в голове стучала кровь. Скорее всего, Аспид сама знала, что заслуживает мало доверия, особенно от тех, кто был хорошо знаком с ее прошлым. И от этого становилось только хуже, перед глазами возникала пелена бессилия.
Чтобы хоть как-то отвлечься и выместить обиду, Аспид еще по дороге к Холмам рванула за кроликом, неосторожно  выскочившим откуда-то из своей норки в земле. Воительница оттолкнулась сильными задними лапами и скакнула на животное. Это была самая глупая попытка, изначально обреченная на провал. Аспид не рассчитала расстояние, не рассчитала собственных сил и ее когти оцарапали землю в сантиметре от молниеносно исчезнувшей вдали лапки. Проехавшись мордой по земной твердыне, белая воительница взметнулась и с рыком располосовала место неудачи, сохраняющее еще сладкий запах дичи.
Пришлось вернуться. Раздосадованная, кошка бежала за другом, даже не пытаясь его обогнать. Наконец они достигли чудесного холма и сердце Аспид слегка оттаяло. Дом, милый, родной, любимый дом. Любимые территории, высокие, гладкие, чудесно блестящие влагой холмы. Солнце играло с бледнеющей зеленью. На соседних возвышениях были заметны изредка появляющиеся серенькие спинки только проснувшихся кроликов, невинные грызуны, напитавшиеся вдоволь перед морозами, переваливались с места на место и подгрызали корневища растений. Аспид села рядом с Вереском, наблюдая за идиллической картиной.
- Я не смею сомневаться в тебе, Аспид. - Белая мордашка повернулась к другу. - Мы с тобой не одной крови, но наши души едины. Ты для меня - семья, которую я приобрел, потеряв себя. И теперь, когда Сирень погибла. Ты почти единственная родная мне кошка. И если даже я с тобой в чем-то не согласен, то никогда не предам тебя. Поняла меня?
Воительница задумчиво смотрела на Вереска. Он сидел, весь холодный, нет, ледяной. Изваяние из бурого камня. Сколько горечи он вспомнил, а ведь солнце еще даже и не поднялось. Она подсела поближе, белые волоски ее шерсти перемешались с жесткой шерстью воина. Только ожог на его бедре встретил ее шерстку голой кожей. Вереск молчал.
- Еще бы. Я за тебя глотку перегрызу и тебе перегрызу, если предашь. - Она ласково пихнула его лбом в плечо, на что он ответил толчком, от которого воительница покачнулась и ей пришлось отставить лапу, чтобы не свалиться. Она весело шевельнула ушами. Слух уловил шевеление неподалеку и тут же хвост друга молнией ткнул в ту сторону. Аспид кивнула Вереску, соглашаясь позволить ему отлучиться за кролем, а сама обратила внимание в другом указанном направлении. Кошка отряхнула белую шерсть и, беззвучно ступая, пошла по запаху дичи. За два лисьих хвоста, Аспид резко ускорилась. Ветряки не полагались на укрытие, главным в ловле добычи всегда была скорость. На пустошах даже беззвучность не так помогала, как крепчайшие длинные лапы.
Смертоносная белая змея скользнула к жирному, молодому кролику. Возможно, это была мамаша-крольчиха, настолько она была упитана и немного пахла молоком. Что ж, молочный кролик - отличная добыча. Аспид сама была едва ли больше зазевавшейся мамашки, но воительница, по собственной глупости и жажде наживы упустила из виду, что крольчиха сидела едва ли не в норе, а точнее прямо возле нее. И пока воительница преодолевала оставшийся кроличий прыжок, животное этим же прыжком скрылось в своем убежище. Аспид раздосадованно фыркнула, но решила попытаться использовать еще один хитрый прием.
Она припала к земле возле норки и запустила белую лапу внутрь. Тут же раздался глухой топот внутри кроличьего жилища и воительница фыркнула от боли. Крольчиха яростно укусила кошку за лапу и умчалась. Не повезло, тоннель оказался сквозным. Аспид вытащила лапу и принялась вылизывать укус. Он еще не кровоточил, но лапа слегка опухла и пульсировала. Бледно-зеленые глаза взметнулись к небу. Почему он не явился к ней? Где был тот страшный зверь, что помогал ей изредка, когда она сама не справлялась. А теперь нужно будет наведаться к целителю, чтобы укус не загноился, не ясно, чем питалось животное до стычки.
Кошка поковыляла от злополучной норы. Но Аспид не могла позволить себе не попытаться еще разок. Белые крупные ушки внимательно вслушивались в происходящее кругом. Опять ловить кроликов? Да на этом холме она уже всех распугала. Вдруг буквально перед ней пронесся перепуганный кроль. Аспид попыталась ухватить его лапами, но животное было настолько встревожено, настолько хотело жить, что просто вывернулось из ее когтей. Проведя глазами по траектории бега, Аспид наткнулась на Вереска. Тот тоже был явно в отвратном расположении духа, да еще и толком сфокусироваться не мог.
Кошка подошла к другу и сочувственно ткнулась мордой в грудь.
- Твой пробежал? Прости, я не поймала. Ни одного. - Аспид рыкнула. - Три попытки, представляешь? И все три раза провал. Не мой день сегодня, мне так кажется. Еще и Вранокрыл никак не идет. Где он, Цап его дери!?
Кошка осмотрела пустоши, но черной шерсти наставника так и не нашла. Он будто в Лету канул.
- Будто Предки прокляли меня. Еще и крольчиха лапу раскусала. - Аспид уселась у ног Вереска и старательно вылизала проступившую кровь, орошавшую белоснежную лапку. Затем посмотрела на друга. - Нельзя без дичи возвращаться. Два раза ходила в "патруль" за утро и ни одной, даже самой захудалой птахи не выловила.

+1

22

Аспид долго себя ждать не заставила, промчавшись следом за его добычей. Ее белое худощавое тельце молнией выскочило сбоку, наперерез ошалевшему от страха кролю, но неудачно. Вереск медленно приблизился к остановившейся напарнице по охоте, по пути окончательно избавляясь от неприятного головокружения, хотя спина и зад здорово напоминали о себе.
Все в порядке, Аспид, — мягко отозвался кот, взглядом сверля место, где исчез кролик. Подруга эмоционально высказывала накопившееся, вновь переходя к напряженной теме ожидания будущего предводителя. Ветряк хмыкнул, не глядя на нее, хотя то было проблематично — привычка маленькой кошечки садиться прямо подле его лап, словно под укрытие высокой скалы, знатно занимала его обзор. Аспид ткнулась лбом в его грудь; Вереск поднял бровь в ответ на такую редкую ласку и опустил взгляд на нее, лицезрея белую аккуратную головку, сейчас оглядывающуюся в поисках Вранокрыла, словно бы от ее криков предводитель решит вдруг наконец материализоваться на территории.
От твоей истерики Вранокрыл быстрее не побежит: вряд ли твои крики слышны у лунного камня, — озвучил свои мысли ветряк, и сопроводил взглядом яркий язычок подруги, прошедшийся по окровавленной лапе, — что случилось?
Еще и крольчиха лапу раскусала, — отрапортовала Аспид, переводя на него внимательный взгляд желтых глаз, — Нельзя без дичи возвращаться. Два раза ходила в «патруль» за утро и ни одной, даже самой захудалой птахи не выловила.
Опустив веки, чтобы белая не заметила возведенных к небу очей, Вереск устало выдохнул и склонился к лицу самки, тыкаясь носом в ее запястье, тем самым заставляя ее сместить лапу в наиболее удобное для него положение, и осмотрел ранение. Сама царапина была небольшая, чуть надорванная по краям — видно, крольчиха бросилась бежать еще не до конца вытащив зубы из кошачьей плоти. Хуже было то, что она опухла, да и находилась в достаточно неприятном для повседневности месте. Вереск принюхался, пытаясь различить неверные запахи, а после единожды лизнул лапку и выпрямился.
Я не целитель, — вздохнул он, дернув ухом, — что, несомненно, большое упущение. Однако подобные ранки — это, пожалуй, единственное, что я могу обработать. С такими вещами не шутят, Пивка; мало ли, что могло попасть. Если начнется заражение, то все кончится очень плохо. Пойдем, — кот указал подбородком на пологий склон холма, что они «оседлали», — нам нужен тысячелистник. Насколько я знаю, сейчас как раз заканчивается сезон сбора.
Вереск лизнул порванное ухо, захватив еще и острую скулу, и медленно двинулся вперед, позволяя подруге самой выбрать подходящий для трехлапости темп. Обведя взглядом окружение, обожженный приблизился к пушистому кустарнику и запустил туда лапу, выискивая необходимые травы.
Тысячелистник небольшой, низкий, — пробурчал из зарослей кот, — у него много маленьких белых соцветий, совсем крохотных, и узнаваемые длинные узкие листья, похожие на миниатюрный пушистый папоротник. Запах мягкий, сладкий. Весь кустарник напоминает полушарие — не пропустишь. Единственное, — Вереск почти полностью пропал в стеблях, оставив снаружи только рыже-бурую филейную часть, — сейчас их должно остаться совсем мало, так как Сезон Голых Деревьев уже недалеко.
Он резко вынырнул из куста, претерпев неудачу, и спустился чуть ниже по склону, тщательно оглядываясь вокруг. Чем раньше будет оказана первая помощь, тем быстрее заживет царапина и тем спокойнее будет лично ему. У них и без страдающей Аспид забот по горло. Острый глаз зацепился за белый проблеск. Вереск метнулся туда, с улыбкой обнаруживая совсем небольшой росток искомого растения, слегка пожухлый и склонившийся к земле, из-за чего заметить его было достаточно сложно, но все же живой и так необходимый сейчас. Осторожно перекусив зубами стебель, ветряк повернулся к Аспид и бодрой рысцой подбежал к ней.
Сидеть, — скомандовал он, выплевывая стебли, — лапу подать!
Для надежности твердо коснувшись чужого плеча, Вереск критично осмотрел лапу со всех сторон. Задумался на секунду и пару раз лизнул, чтобы уж наверняка.
Теперь держи лапу и не двигайся. Если хочешь, можешь лечь — придется немного подождать.
А сам пока зажевал растение, чуть морщась от вкуса. Тысячелистник постепенно размалывался острыми зубами, превращаясь в зеленую кашицу. Бывший речной дернул бровью и кивнул, мол, пора; наклонился к конечности и выплюнул массу на рану, мягкими касаниями разравнивая и даже чуть прижимая к ране.
Ну вот и отлично. Знаешь, защищать — это не только зубами и когтями встречать врагов, — рыкнул он, языком стараясь избавиться от застрявших в зубах кусочков, — теперь поваляйся немного так, дай мази впитаться. Несколько минут, не меньше, — пригрозил кот, носом ощутимо ткнувшись в чужой лоб, — и смотри мне. Я пока попытаю удачу еще раз.
Вереск кивнул напоследок и без разгона бросился к соседнему холму, рассчитывая снова найти добычу посредством внимательного осмотра, но добыча сама нашла его раньше. Кроль выскочил сбоку, видимо спугнувшийся звуком погони, и бросился прямо ему в лапы. Причем буквально. Серая жирная тушка с силой ударилась о длинные лапы кота, из-за чего те споткнулись об нее. С учетом скорости и веса обладателя, Вереск с громким мявом грохнулся мордой в землю, снова шаром кувыркаясь по земле. Кроль же благополучно ускакал в неизвестном направлении.
Что за напасть такая? — вздохнул ветряк. Видимо, не везет сегодня не только Аспид.

+1

23

Тройка, пугаем всю дичь в округе.

http://sa.uploads.ru/t/HSQZ6.jpg

Лапа саднила все сильнее. Наверное, пульсирующая боль от укуса отразилась в бледных глазах воительницы, потому что Вереск незамедлительно принялся осматривать ранку. Аспид нервно дернула хвостом, глядя на друга. Вереск уверенно обнюхал лапу и сообщил, что знает, чем лечатся подобные вещи. Белая воительница выдохнула и поплелась за котом, уверенно рыскавшим по холму. Она припадала на больную лапу и тяжелым взглядом смотрела в сторону. Вдруг из зарослей вылетел Вереск, в зубах которого была зажат стебелек с крошечными белыми цветочками. Аспид по команде плюхнулась перед ним.
- Тысячелистник, говоришь? Постараюсь запомнить. Ишь, целитель. - Хмуро проворчала кошка, протягивая лапу. Вереск провел языком по укусу, от чего брови воительницы мгновенно сомкнулись, а загривок вздыбился. Омерзительная, колюще-кислая волна прокатилась по лапе, по тому участку кожи, который уже успел вспухнуть. - Надеюсь кролики не таскают во рту свой помет. Не хотелось бы от такой глупости трехпалой остаться. С детства учили технике боя при малом весе, а тут технику боя тремя ногами придется придумывать.
Воин, склонившийся над лапкой, тщательно разжевал тысячелистник. Аспид сочувственно смотрела на твердый лоб, осознавая, что трава вряд ли имеет божественный вкус. Жидкая зеленая кашица шлепнулась на ранку и Вереск немного прижал ее языком. Змеюка по обыкновению зашипела, но едва слышно. Почти не щипало, скорее была обида на рану, на кролика, на сквозные кроличьи норы.
- Ну вот и отлично. Знаешь, защищать - это не только зубами и когтями встречать врагов.
- Знаю. Готова даже признать свою слабость в том, что орудую исключительно когтями да клыками, но от осинки апельсинок не родится. Ты же знаешь, я не умею сострадать, я неуклюжа в заботе, я не для любви, Вереск, я для битвы родилась. У меня одна любовь, если говорить о материальном. - Зеленоватые глаза будто зеркальца отразили кота цвета воронова крыла. - А лекарствовать.. значит любить каждого. - Кошка увалилась на бок, осторожно укладывая больную лапу. В спинку впились неизвестно откуда взявшиеся травинки, но белая проигнорировала досадный факт.
Колючий взгляд лег на Вереска, решившего поохотиться еще раз. Откуда не возьмись, на него вылетела здоровенная серая туша. Кот растянулся на земле, уткнувшись мордой в землю. Аспид перекатилась на спинку и расхохоталась. Она извернулась, поднимаясь. На кашице из тысячелистника повисли комья земли и листок, непонятно с какого растения прилетевший на пустоши, но лекарские навыки Вереска пришлись кстати, боль отошла на второй план. Белая воительница скользнула к другу, чуть прихрамывая и носом коснулась его бока.
- Ты решил сотрясение мозга заработать?
По земле, к которой склонилась воительница, прошла едва уловимая вибрация. Кошка вскинула голову и увидела что серая туша несется в другую сторону по слегка отклонившейся траектории. Аспид вскочила, прыгнула на спину Вереска, ставшего препятствием, и пулей метнулась наперерез животному. Кроль, будто поверивший в свои силы, лишь слегка развернулся, но его охотница учла это. С силой отталкиваясь,  Аспид скакала по склону холма. Наконец ее белоснежный лоб тараном ударился о бок кролика и сбил его с лап. Прыжок и серо-белый шар полетел вниз, ударяясь о все, что только можно было, распугивая всех остальных потенциальных жертв. Но надо отдать должное, в этом сумасшедшем вихре, кошка, будто змея в клубке, не потеряла самообладания и цапнула кролика за загривок. Она перекусила ему шейные позвонки. Цепляясь лапами за твердую землю, маленькая воительница затормозила уже на ровной поверхности под холмом. В зубах висела мертвая тушка.
Голова кружилась, разболелся укус. В полете воительница неосмотрительно размахивала хвостом и теперь он отдавался болью при движении. Качаясь, кошка с трудом сфокусировалась и задрала голову. Кроль выпал из пасти.
- Вереск, я поймала его. Поймала! Т-т-только мне как-то дурно. - Кошка села на землю рядом с добычей и осмотрелась, пытаясь понять насколько дезориентиоованы органы ее чувств. Вдруг издалека она увидела черную шерсть..
- Вереск, Вереск, Вранокрыл! Там Вранокрыл, идем скорее. Бежим в лагерь. - Кошка ухватила добычу и, хромая, поковыляла в сторону дома, проклиная свою глупую охоту, мешавшую теперь быстро передвигаться.

►ГП

Отредактировано Аспид (30-12-2016 18:14:40)

+1

24

Вереск недовольно фыркнул, снова стараясь восстановить верное количество собственных конечностей, и заставил себя подняться, сетуя на разгудевшуюся голову. Нос ощутимо пульсировал, проехавшись по твердой почве — Вереск с раздражением подумал, что, возможно, он его разодрал. Голова отозвалась болью, и он решил снова прилечь.
Из-за спины раздался откровенный ржач белой кошки. Холодно выгнув бровь, бывший речной развернулся к подруге и с терпеливым смирением дождался окончания веселья.
Не беспокойся, твоему лицу идет быть испачканным в земле, — мягко прошелестел ветряк, приближаясь к уху подруги, что решила подковылять к нему, — Я ведь не одинок в своих встречах с нею.
Он пакостненько растянул губы в ухмылке, уже ожидая реакции Аспид на свои слова и решив снова встать, как та с неописуемой наглостью, свойственной исключительно ей, бросилась вперед, отталкиваясь тонкими, но сильными лапками от его бренного тела. Сила прыжка была ожидаемо внушительна — причем в обе стороны. И если для маленькой воительницы это сыграло на лапу, то Вереск ощутимо плюхнулся обратно на землю, носом пропахав в ней глубокую борозду.
А-а-аспид, — опасно зарычал кот, вскидываясь вопреки пронзившей его боли, — иди сюда, маленькая чертовка!
Ветряк бегом бросился за ней, проигнорировав тот факт, что она пытается нагнать дьявольского кроля, мгновения назад погубившего его самого. Бешеная скачка. Праведный гнев возымел свое — Аспид остановилась. Из ее зубов вывалился труп кролика с перекушенной шеей, а сама она расфокусировано оглядывалась по сторонам. Вереск затормозил прямо перед ней, чуть не столкнувшись нос к носу.
Аспид, ты… — начал было разозленный самец, но кошка его прервала:
Вереск, я поймала его. Поймала! Т-т-только мне как-то дурно…
Вереск как будто нырнул в прорубь. Мгновенно остыв, кот бросился к подруге, осматривая повреждения и взволнованно обнюхивая хрупкое тельце.
Аспид, безумная, я сказал тебе лежать! С больной лапой не бегают, а теперь ты еще и обеззараживающую мазь испортила! А если она не успела подействовать? Ты об этом подумала?! Аспид! — он подтолкнул ее, требуя лечь, — Что болит? Голова? Сильно ударилась? Не тошнит?
Ветряк обеспокоенно лизнул малышку в плечо, скрывая заполненный страхом взгляд в короткой шерсти, а затем вернулся к лапе, от которой явственно запахло болью.
Потерпи немного, Аспид.
Вереск осторожно очистил рану от оставшейся уже негодной мази и прицепившейся грязи и едва коснулся ее языком, как неугомонная девчонка вскочила, едва на зарядив ему плечом в лоб, и громко вскричала:
Вереск, Вереск, Вранокрыл! Там Вранокрыл, идем скорее. Бежим в лагерь.
Аспид, это не Вранокрыл, а твоя больная голова, — хмыкнул Вереск, но проследил за ее взглядом и с удивлением разглядел темную точку далеко вдали.
Однако белой кошке простого беспокойства было мало — она со всех своих маленьких лап рванула к названному отцу, невзирая на боль в голове и покалеченную лапу. Вереск мысленно взвыл и бросился следом, быстро нагоняя ее — царапина здорово замедляла подругу, давая ему возможность перекрыть собой ее путь и поморщиться от въехавшего в него тела.
Я все понимаю, Аспид, но раз он вернулся, все в порядке. А вот ты как раз-таки не очень. Так что успокойся. Слышишь меня? Успокойся. Я помогу тебе добраться — обопрись на меня. Раз не хочешь лежать с припаркой, то будешь ходить с живым костылем, — Вереск подставил мощное плечо, хвостом приобнимая Аспид, — Все? Хорошо. Пойдем.

---->ГП

+1


Вы здесь » Коты-Воители. Игра Судеб. » Бескрайние степи » Небесные холмы