Коты-Воители. Игра Судеб.

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Коты-Воители. Игра Судеб. » Речное племя » Главная поляна #3


Главная поляна #3

Сообщений 301 страница 320 из 321

1

Лагерь Речных котов расположен на полуострове и почти со всех сторон окружен водой, что обеспечивает ему высокую защиту от любых вторжений. Центр - широкая поляна с пологим склоном, выходящим к воде. Именно тут коты обучают малышей плавать. Палатки воителей устроены из камышей, детская также спрятана в милых камышах с камышовыми гнездышками.
В возвышающейся посреди поляны скале есть небольшой проход, подточенный речным потоком, некогда здесь протекавшим, в который может протиснуться взрослый кот. Так что в случае чего, коты могут эвакуироваться через скалу предводителя и сразу в нырнуть реку. Говорит предводитель с вершины этой скалы.

ссылка на пред. темы:
Главная поляна
Главная поляна#2

Куча с едой [заполненность - 15%]

Рыба
щука (1 шт)

Птицы и грызуны
водяные крысы (2 шт)

Рептилии
нет

Особая
утка (1 шт)


Куча может дополниться вашей охотой. Кто приносит дичь, просьба так же как-то выделять в сообщении, что именно вы принесли. Если вы взяли дичь из кучи добычи, так же прошу выделять это в посте.
Основная дичь Речного племени - озерная рыба. Иногда раки. Зимой - птицы, мыши, полевки - все. в общем, что едят коты леса.

Отредактировано Златоцвет (20-10-2016 08:20:47)

0

301

=================) главная поляна племени Ветра

Все, что она могла делать - это поддерживать несчастного Водолапа, еще шевелящего лапами. Подавленные, побежденные и усталые, коты Речного племени прошли пустошь, а Скоролапка еще и половину дороги чувствовала на себе ненавидящий, злобный взгляд степных воинов. От него вставала шерсть на загривке, а уши прижимались к затылку - ей хотелось обернуться, ответить, рыкнуть что-то. Слишком тяжелы были эти взоры, чтобы молчаливо терпеть их жжение на шерсти. Но Острозвездая как будто этого не замечала, придавленная собственным грузом, а уж глашатая была придавлена буквально. Только бы Клыкастый выжил. Только бы не остекленел его взгляд так же, как у Глины, как у Огнегривой, как у тех несчастных, что погибли в жуткой битве.

Рана на спине пощипывала, но Скоролапка не обращала на нее внимание. Она временами утыкалась взглядом в мохнатый хвост предводительницы, не в силах удержаться от мрачных, тяжелых мыслей. Что будет дальше? С ней, с племенем? А Зверь? Когда этот монстр покинул лагерь Ветра, кругом воцарилось спокойствие, но теперь Скоролапка познакомилась с ним морда к морде и знала, что вряд ли они будут в безопасности, пока он жив. Но не одно племя в одиночку ведь не выстоит. Кто-то предлагал экстренный Совет, и предводители согласились, но смогут ли они действительно... сражаться вместе? Острозвездая так рьяно жаждала войны... Отчасти Скоролапка была рада тому, что наставница не оборачивается. Она устала видеть раздраженное разочарование в ее глазах.
А что еще может быть после того, как она ломанулась спасать чужого котенка, а потом ушла за травами без прямого приказа? Надо было спросить, да она так опасалась отказа, но жаждала поступить именно так, считая, что это правильно.

Что думал Листопад, когда уходил? Может, он тоже читал, что поступал правильно? Сердце скрутилось в груди, когда Скоролапка вспомнила в очередной раз, что произнесла Острозвездая на той тренировке. Про то, что она и Листопад похожи. Она так жаждала доказать, что это ложь, но вдруг лишь показала, что наставница была права? Скоролапка дернула усом и слегка выпустила когти. Нет, нет, это чушь! Будто можно врать, что она послушно сидела бы в овраге, когда целителям, залечивающим травы и своих, и чужих, не хватает трав! Будто оставила бы того котенка! Глухой гнев столкнулся с горечью - может, это и показывает, что она за Речная кошка. Никакая.

Они чудом оказались на родной территории, но вид реки и камышей не принес Скоролапке успокоение. Всю боль Речные коты принесли с собой. В лагере она провела Водолапа поближе к целительской, чтобы помочь укрыться от дождя под навесом. Там уже лежал Камышонок, а возле предводительницы стоял... Львиносвет? Скоролапка уставилась на покрытого кровью воителя, и на мгновение решила, что Зверь добрался и до сюда, но потом пригляделась и увидела, что раны, оставленные на золотой шкуре, от кошачьих когтей. Черт возьми, Речное племя избито со всех сторон! Кто это сделал, одиночки, бродяги, Грозовые? Нет, Грозовые не могли, они обязаны Реке! Сквозь гул голосов она расслышала негромкий вопрос Глубинного Мрака. Встревоженно поведя ушами, она припомнила, что Тихий Омут отправился разбираться с какой-то лисой.

- Он должен был уже вернуться, - Скоролапка подошла ближе к воителю и Тлеющей. - Он пошел разбираться с лисой, хотел выследить. Неужели не вернулся? - она впилась взглядом в младшую ученицу. Если... если Тихий Омут не вернулся, это значит... Значит, надо идти его искать, вот что значит. Не больше. Он старший воитель, он не позволит себя так просто убить.

+2

302

Нагретые камни ->

Принёс.

4 горсти паутины, 0,5 горсти крапивы, 2 горсти лопуха и 2 горсти тысячелистника.

Что-то внутри подгоняло Паучка двигаться всё скорее и скорее. Чем ближе они с Златоцветом подходили к лагерю, тем дальше вырывался юный лекарь от своего помощника, и в лагере он появился с сильным опережением. Его появление не вызвало никаких эмоций, а вот он сам издал беззвучный тихий вопль. Перед ним стояли истерзанные воины, кто-то без сознания, кто-то едва ли не без каких-то частей тела. Вряд ли Острозвёздная успела что-то ему сказать — запутанный в собственных запасах паутины, котик ринулся в пещеру, а затем с целым ворохом трав вернулся. Он быстро огляделся, и подскочил к первому попавшемуся бойцу — Львиносвету. Мгновенно рыжий пуфик получил тычок в бок и немой приказ "ложись". Его рану было проще всего перевязать прямо сейчас, и свежесобранный лист дикого чеснока вместе с порцией паутины оказался на лапе у воителя.
Самые целые, вытащите сюда все подстилки, что есть в пещере! Если вы будете таскать раненых, им будет только хуже!
Короткий взгляд на Камышонка — и Паучок, слегка помедлив, дал в лапы Львиносвету малюсенький кусочек конского щавеля.
Капнешь сок ему на нос. Будет у тебя самый стойкий ребёнок, с первыми боевыми шрамами, — буднично и загруженно бросил Паучок, стараясь через зубы улыбаться. Он не мог не видеть, что помогать ему вызвалась Вьюга, что едва не вызвало у рыжика страдающий стон, но он вовремя сдержался. Если она не будет вести себя как новорождённая мышь, сможет по-настоящему помочь.
Предки, что с вами произошло? Кто это? Ветряные? — забеспокоился он, шустро проскальзывая между тесно стоящими воителями, осматривая каждого на предмет ран. И тогда его взгляд наткнулся на Водолапа и Клыкастого. Шумный выдох Паучка не смог скрыть его перехватившегося дыхания.
Коты так не ранят. Кто на вас напал? — простонал последнее он, выбирая всё новые и новые травы и судорожно вспоминая, какая для чего и в каком количестве, — Почему... не все? Я же говорил! — взвыл он, силясь разорваться на сотню маленьких Паучков, чтобы успеть помочь всем и каждому.

Использовал.

2 горсти паутины и лопуха на Львиносвета из принесённого.
0,5 горсти (даже ещё меньше) конского щавеля из запасов для Камышонка.

Отредактировано Паучок (17-11-2018 01:03:36)

+1

303

Принесла

5 горстей тысячелистника, - 2 горсти утащила себе, Паучку отдала 3 горсти

Вересковые пустоши ===>

Дорога домой прошла не так быстро, как хотелось бы. Дождь лился в глаза, мешая идти, а лапы вступали во влажную землю, заставляя грязь мерзко чвакать и пачкать белоснежную шерсть и розовые подушечки на лапках. Привычный и родной душе березняк с его мягкой травой и укромной листвой берез, встретил их радостным шумом ветра в вершине крон. Здесь было гораздо более уютно, не было этого, свойственного для пустоши, ветра, а маленькие желтеющие листочки служили хорошей преградой от дождя, только редкие капли слетали вниз, попадая аккурат на лоб или нос. Чихнув в очередной такой раз, Вьюга выронила травы из пасти.
- Если я из-за этого глупого и бессмысленного похода подхвачу Белый кашель, то Острозвездой придется бежать за кошачьей мятой, - фыркнула белоснежная воительница, раздосадованно посмотрев на брата.
Родные стены из камыша несколько успокоили ее душу. Лизнув брата в щеку, Вьюга отлучилась в палатку воителя, спрятав несколько растений под собственной мховой подстилкой.
- Спасибо, дорогой братец. Твой вклад в мое дело неоценим, - мурлыкнула воительница, забирая у брата тысячелистник.
- Паучоооок! - промурлыкала кошка сквозь торчащую из пасти траву, - у меня для тебя подарок.
Кинув перед лапами рыжего ученика растение, Вьюга принялась приглаживать взлохмаченную влажную шерсть.
- Как я успела заметить, у нас сильно пострадали Клыкастый, Водолап и Острозвездая. О, Звездное племя, Львиносвет, ты выглядишь отвратительно. Помнится, тебя с нами в походе не было. Неужели Зверь побывал и здесь?
Краем уха услышав вопрос Скоролапки про Тихого Омута, Вьюга прижала уши к голове.
- Вынужденна вас покинуть, мои друзья, но когда я понадоблюсь, вы всегда меня можете найти. Но учти, маленький рыжий комок пуха, что жевать травы я не-лю-блю, - по слогам произнесла Вьюга в привычной манерой растягивать слова, и ловко извернувшись подошла к  маленькой кучке приближенных-к-великому-дяде-Омуту.
- Говоришь, мой любимый дядюшка еще не вернулся? Так чего расселись, сообразите втроем патруль и кыш-кыш по его следам, сидят тут, пятые точки греют.

+1

304

Поляна довольно быстро заполнилась пришедшими из вражеского лагеря котами. Внимательно оглядев всех из лежачего положения, ученица так и не обнаружила своего драгоценного названного отца. Облизнувшись, вытирая лапой красную кровь только что съеденной добычи, Тлеющая откинула лапой кости в сторону и поднялась на лапы. - А целители вечно шляются где попало, когда они нужны, - фыркнула кошка, отводя взгляд от предводительницы и осматривая раненых, - У нас еще и Тихий Омут не вернулся в довершении всех проблем. Вы его по пути не встретили случайно?
Перед ее невысоким телом юной кошки возник огромный Глубинный Мрак, преградив ей путь. Возмущенно задрав голову, пытаясь отыскать его морду среди этой пушистой шерсти, она нахмурилась.
- Не поверишь, сама все это время бьюсь в поисках ответа на этот вопрос. Он пошел прогонять лису, еще до того, как их патруль ушел. И какого-то цапа он еще не вернулся.
Тлеющая возмущенно фыркнула. К ним подвалили еще Скоролапка с Вьюгой, удивляясь, что кот не вернулся.
- Да ну стухшие ёжики, не вернулся он, НЕ ВЕРНУЛСЯ, - рыкнула она, возмущенно смотря на Вьюгу, решившую отправить их в патруль, - умничала бы меньше, могла бы свою задницу тоже отправить в этот патруль. И без тебя знаем. Идем?
Вопросительно переведя взгляд с Глубинного Мрака на Скоролапку, кошка была готова выталкивать их силой, а если воспротивятся - даже идти самой. На глаза попалась зеленая кашица, что покоилась на боку Скоролапки.
- Тебя что, ранили? Пойдем к Паучку, пусть он осмотрит и потом пойдешь с нами. Не хватало еще, чтоб Глубинному Мраку вдруг пришлось тебя тащить на себе. Тихому Омуту тоже может понадобиться помощь.
Благо Паучок к этому времени уже суетился на поляне, осматривая раненных.
- Я тебе нашла цель номер один, она мне ну очень нужна, можешь осмотреть по-быстрому? Скажешь, что сделать, я сама наложу, если там не серьезно, -Тлеющая посмотрела на рыжую кошечку, с которой в менее нервное время она общалась, пожалуй, более дружески, - Что у вас случилось все-таки? Кто ранил?

Отредактировано Тлеющая (21-11-2018 16:54:45)

+1

305

--- нагретые камни

Чем ближе они подходили к лагерю, тем более суетно вёл себя Паучок. Златоцвет даже начал подумывать, чтобы рявкнуть на спутника, дабы не мельтешил туда-сюда, но тут они добрались до широкого следа, ведущего в лагерь, и в нос ударил острый запах свежей крови.
Кошачьей крови.
Ринуться вперёд, обгоняя Паучка, Златоцвету не позволила только нагруженная лекарствами утка. И всё же рыжий активнее заработал лапами, насколько было возможно быстро доволакивая свою добычу до входа в лагерь, пропихнул вперед птицу и вломился следом сам.
Хера себе вы прогулялись! – выдохнул оруженосец, сумев, наконец, разглядеть происходящее на главной поляне.
Запах крови мгновенно усилился многократно, казалось, исходя сразу от всех присутствующих. Паучок, что-то судорожно тарахтящий, уже носился кругами, выглядя ещё более заполошным, чем обычно.
Взгляд рыжего выцепил сперва крупную фигуру Львиносвета – уж его-то было легко заметить в любой толпе. И почему наставник выглядит таким же потрёпанным, как большинство остальных, он ведь не входил в отряд, который отправлялся к племени Ветра? Но, прежде чем Златоцвет успел направиться к воителю, его внимание переключилось на более важные фигуры.
Водолап! Клыкастый!
Рыжий бросился к братьям, бегло осмотрел одного, склонился над вторым. Водолап выглядел дерьмово, но, кажется, хотя бы сидеть ровно мог. Клыкастый едва ли мог похвастаться и тем.
Что с ним?! Где вас, пёс р-р-разор-рви носило?! И какого хрена вы реально выглядите так, словно подрались с целой, вашу мать, свор-рой?!
Златоцвет редко встречал котов племени Ветра, но помнил, как они выглядят. В большинстве своём это были, кажется, тощие недоростки – шустрые, как рыжий понял из рассказов, но одним хорошим ударом вырубить можно.
Златоцвет бросил ещё один взгляд на одного брата, второго и взревел ещё громче:
ПАУЧОК! ХАРЕ ПРИЧИТАТЬ И ДУЙ СЮДА БЫСТРО!
Не ограничиваясь словами, рыжий взглядом отыскал юного целителя и рванул к нему, намереваясь, если понадобиться приволочь его к раненным братьям за шкирку. Но, словно назло, к Паучку в этот момент подступили и другие.
Помирающей твоя цель номер один не выглядит, так что потерпите! – сердито рыкнул Златоцвет, пытаясь плечом оттереть в сторону Тлеющую и протолкнуться к целителю, к которому и была адресована следующая реплика. – Посмотри Водолапа и Клыкастого. Там что-то серьёзное, Клык, похоже, не встаёт даже, – в резком голосе рыжего тенью засквозила тревога.

Доставлено:
1 утка
3 горсти паутины

+2

306

Ответы на свои вопросы Острозвездая получала постепенно. Сначала в лагерь вернулся весь израненный Львиносвет, за которым семенил Камышонок, а за ними вошла и Мурена - не менее потрепанная и кровавая, чем весь их боевой отряд. Если бы предводительница увидела эту картину маслом еще пару часов назад, то непременно потребовала бы объяснений, однако сейчас она даже не ощутила удивления. Казалось, ее тело было настолько переполнено эмоциями, страхами, болью и горем, что просто не могло вместить хоть что-то еще. Острозвездая лишь равнодушно кивнула Львиносвету и тут же заметила еще пару рыжих морд, высунувшихся из камышового входа в лагерь. Это Паучок и Златоцвет; оба тащили травы, а в пасти оруженосца болталась пойманная утка.
Вернувшиеся из племени Ветра воины и их внешний вид, конечно, вызвали у всех массу вопросов. Златоцвет так вообще ругнулся совершенно недопустимыми словами. Но Острозвездой было все равно. Какая теперь разница? Какой смысл в замечаниях и наказаниях? Кошка так и продолжала неподвижно стоять на своем месте, пока остальные бегали по поляне, суетились, лечили раненых и постоянно о чем-то взволнованно говорили.

Весь лагерь пришел в движение, и только его предводительница оставалась безучастной к этому потоку действий и слов. Она уже достаточно сделала. Так достаточно, что на всю жизнь хватит. Вот оно, тело Огнегривой, лежит в центре поляны, переломанное и обескровленное. Ужасное свидетельство ее ошибки, ее слабости и бестолковости. Позволить Сумрачному Лесу вторгнуться в ее голову! Одурачить ее, словно безмозглого котенка! Нет, это она себе ни за что не простит. Столько боли, столько смертей... И все по ее вине.

+1

307

Слова лекаря как-то затерялись в общем шуме, и лишь из этого всего Паучок выцепил рёв Златоцвета. Шикнув на того что-то вроде "Сам увидел, не ори на ухо!", рыжик уже был возле серого товарища. Его успели аккуратно уложить на заботливо вытащенную подстилку, а кто-то из вернувшихся стал нашёптывать страшные диагнозы прямо в ученические рыжие ушки. И шерсть встала дыбом у Паучка.
Перелом. О, предки, с таким он ещё не встречался. Естественно, он знал, что нужно использовать, и окопник был тут, в общей куче. Но сперва котик принюхался и не без уважения оценил работу старшей коллеги. Она нанесла на все раны кота заживляющие травы. Всего было в достатке и даже больше, но для перестраховки он всё-таки предпочёл доделать костюм мшистого пня для Клыкастого ещё одной порцией окопника. Лишним не будет уж точно.
Клыкастый, тебя сейчас аккуратно перетащат в пещеру, будешь там лежать и не дёргаться. Я перевязал лекарства паутиной, но если ты будешь дёргаться — всё упадёт. Поэтому лежи смирно. А будешь возмущаться — я тебе кляп сделаю! Исключительно в лечебных целях. Договорились? — и на этом, не ожидая от товарища возражений, знаками скомандовал свободным котам перетаскивать подстилку. Те, на удивление, справились верно и аккуратно, но Паучок уже не видел этого, обернувшись к Водолапу.
Жить будете, ребята, — улыбнулся он, ещё раз осматривая все водолаповы раны и капая на самые заметные и не покрытые конским щавелем, — Пощиплет, но ты терпи.
Убедившись, что двухцветноглазый стойко перенёс сию экзекуцию, рыжик повернулся к Львиносвету.
Повернись... Аккуратно, не раскрывай первую рану... А ты-то как так? Кто вас троих, вы же не ходили?.. — скорее спросил он, чтобы отвлечь мысли от неприятных гадких ран Львиносвета. Щавель явно не подойдёт для глаз... Поэтому Паучок вновь использовал дикий чеснок, и теперь Львиносвет изображал из себя пирата с зелёной повязкой на глазу. А на лапу лекарь предпочёл использовать таки снова щавель — его хватало в достатке и, в принципе, более не требовалось, — Тоже не шевелись сильно, иначе всё развалится.
А затем он заметил Тлеющую.
Скор? — удивлённо отреагировал Паучок, скорым взглядом оглядывая рану, — Тлеющая, прямо сейчас ей желательно хотя бы не дёргаться, чтобы лекарства впитались, а не разлетелись по всему лагерю при вашем побеге куда-то. Вроде я больше ничего сделать не должен, всё в норме... залечено.
И вот теперь-то Паучок посмотрел на Острозвёздную. Она казалась подавленной и... присутствующей где-то не тут. Паучок ни разу не видел, чтобы предводители теряли жизнь, и потому терялся же в догадках, так ли выглядит погибший кот.
Вместо этого он почти насильно придвинул к ней пару маковых зёрен и пытающим взглядом впился в её глаза. Но затем сменил дислокацию, вездесущим щавелем закапывая раны. И не хуже котов из Сумрачного племени (о, если бы рыжик знал, как ужасно это сравнение) шептал предводительнице:
Расскажи мне всё, что случилось. Я смогу помочь, правда...
А затем обратился к Стали, уже начавшей распределять патрули:
Мне... Мне тоже нужны коты. Наши запасы катастрофично малы, а сейчас ещё есть время, чтобы пополнить запасы. Пусть все... кто цел и не занят, займутся поисками? От этого в том числе зависит наше выживание...

Использовано.

1 порция паутины и окопника — Клыкастый.
1 порция конского щавеля — Водолап.
1 порция конского щавеля, порция дикого чеснока и паутины — Львиносвет.
1 порция конского щавеля и маковых зёрен — Острозвёздная

0

308

Дела шли все хуже и хуже. Медленно водя хвостом из стороны в сторону, Скоролапка отсутствующим взглядом смотрела на Тлеющую - ее мысли вертелись вокруг Тихого Омута и всего, что с ним могло приключиться. Он мог быть ранен настолько, что не в силах дойти до лагеря. Мог быть убит. Предполагается, что после битвы воителей ждет покой для мыслей и тела в лагере, но ворох несчастий продолжал сыпаться на Речных котов, щедрым таким дождем. Нужно немедленно отправиться в патруль, любой кот, в голове которого не мальки, это понимает, подошедшая Вьюга сказала то же самое. Скоролапка обвела взглядом поляну. На душе скреблись крысы, и она не сразу расслышала голоса Тлеющей.

- А? Нет, ничего мне не надо! - быстро отрезала она, прижимая одно ухо к затылку. Ее раны - царапины по сравнению с тем, что случилось с Водолапом и Клыкастым, в этом она полностью поддерживала Златоцвета. - Я в полном порядке, могу пойти прямо сейчас, - Скоролапка перевела взгляд на Глубинного Мрака и Тлеющую. Идти в поисковый патруль с Вьюгой сразу после всего, что случилось на пустошах, отчего-то не хотелось. Белоснежная красавица и шкурки не запачкала, и пусть Скоролапка могла ее понять - многие могут потерять голову при виде такого монстра, внутри что-то сжималось от раздражения, когда она глядела на израненных братьев, потрепанную Острозвездую, а затем на чистых близнецов. Глубинному Мраку и Тлеющей она сейчас доверяла куда больше.

Тлеющая была готова сорваться с места тут же, вместе с Глубинным Мраком. Но Скоролапка, шевеля усами, дергала хвостом - они, конечно, могут крикнуть Острозвездой, что бегут на поиски Тихого Омута, в таком-то хаосе их никто не подумает останавливать. Но... но что такое вообще с Острозвездой? Она не торопится никому поведать о случившемся в племени Ветра, не отдает приказы. Скоролапка сделала несколько шагов в сторону выхода из лагеря, но затем, коротко махнув хвостом товарищем, рыкнула:

- Погодите здесь, секунду! - и приблизилась к наставнице, остановилась и, напряженно наклонившись к ней, царапнула землю когтем. Перемена в предводительнице пугала - если на племя Ветра шла гордая воительница, свирепая и уверенная в своей правоте, то вернулась домой безучастная, вялая кошка. От этого вида пересыхало в глотке, а разум наполнялся гневом, горечью и сочувствием одновременно. Между ними так и не треснул лед после той злополучной тренировки, и Скоролапка откровенно избегала Острозвездую и не скрывала глубокой обиды. Злиться на наставницу стало делом привычным. А Острозвездая, занятая своими делами, думающая о войне, о племени, о цаповцах, вроде бы и не возражала. Словно ей все равно было. Скрип-скрип. Скоролапка еще поцарапала землю, но затем, словно решившись на что-то, шагнула вперед и с силой ткнула предводительницу в бок. Если разозлиться - уже хорошо.

- Острозвездая, - прошипела, цедя слова, пламенная ученица, откровенно подталкивая предводительницу в сторону. Мех вдоль спины сам по себе приподнялся - от неприятной смеси напряжения, тревоги и гнева. - Мы должны искать Тихого Омута, Острозвездая. А еще нам нужны травы. Нужны патрули. Ты должна их назначить. Сталь тоже может, но ты должна это сделать, только ты. Ты не можешь так лежать и отворачиваться, слышишь? - Скоролапка замолчала и сжала зубы, впервые за много лун начиная кое-что понимать. Злиться, сочувствовать и понимать. - Я знаю теперь, почему Листопад ушел. Он потерял Течение и покинул лес, потому что устал от всего этого. Возможно, боялся, что в бою кто-то умрет, и этого ведь иногда не избежать. Но ты не можешь быть таким, как он. У него куча товарищей была, и он всех бросил, и у тебя есть мы. Мы стоим и ждем твоих приказов - я жду твоих приказов. Пошли патруль на поиски Тихого Омута. Пошли отряд за травами.

Разве может Речное племя полагаться на свою предводительницу, если она вот так безвольно лежит на земле? Ей надо собраться, надо действовать, лягушачий помет! Скоролапка шкурой чувствовала, что в такие моменты предводительница должна принимать решения, не перекладывая обязанности на глашатаю. Показать остальным, что, несмотря на смерти и беды, Речное племя не потеряло себя. Что предводительница все еще готова взять на себя все обязательства, быть примером для остальных. Это важно. Она же голова племени. Скоролапка слышала, что Паучок робко говорит о поиске трав, обращаясь к Стали - конечно же, к Стали, которая стоит на четырех лапах.   Острозвездая тоже должна встать! Наверное, ее гложет вина за случившееся - Скоролапка в жизни не хотела бы переживать подобное, но что будет, если и остальные потеряют в нее веру?

Он с силой уперлась лбом в лоб Острозвездой так, что ее рассерженные небесно-голубые глаза оказались в миллиметре от глаз предводительницы. Пламенно-рыжая решила окончательно дать себе волю.

- Если не скажешь, я сделаю вид, что ты назначила патруль. А потом тебя цапну, ясно? Кто из нас сейчас Листопад, а?

Отредактировано Скоролапка (19-11-2018 02:49:43)

0

309

Она почувствовала резкую боль - это Паучок принялся обрабатывать ее раны, накладывая на них какую-то кашицу из трав. Острозвездая не шевельнулась, позволяя котику выполнить свою работу. Паутина, которой крошечный ветряной ученик остановил кровотечение, приобрела багровый цвет и потяжелела. Собственные увечья также не трогали кошку. Подумаешь, пара-тройка новых шрамов: она уже и так вся ими изукрашена вдоль и поперек. Красоты ей это не добавляло, однако бурая никогда не придавала большого значения собственной внешности.

Паучок отошел, обратившись к Стали. Краем уха прислушиваясь к их разговору, Острозвездая поняла, что им в очередной раз требуется пополнить запасы. Тяжело выдохнув облачко пара, кошка посмотрела вниз: около ее лап лежала пара маковых семян. Она всегда относилась к ним с большой осторожностью и по возможности старалась избегать, но сейчас решила, что эти черные круглешки станут долгожданным избавлением от боли. Хотя бы от физической. Предводительница слизнула маковые семена и тщательно их разжевала. Хуже ей уже точно не будет. Острозвездая решила отправиться к себе в пещеру, чтобы забыться сном, как тут ее ощутимо толкнули в бок. Поморщившись от неприятных ощущений, кошка с откровенным недовольством повернулась к этому смельчаку. Почему-то захотелось немедленно поставить его на место. Однако увидев два ярко-голубых глаза и алый мех, поумерила пыл. Ученица самым наглым образом толкала ее в сторону, подальше от основного скопления воинов. Острозвездая не стала сопротивляться, покорно следуя за Скоролапкой.

То, что случилось дальше предводительница не могла осознать еще несколько минут. Ее ученица, которая последние дни упорно избегала наставницу, стараясь даже лишний раз с ней не встречаться, сейчас говорила так пылко и уверенно, что во взгляде Острозвездой промелькнуло недюжинное удивление. Оруженосец твердит, что следует предпринять, какие патрули отправить и что рассказать остальным. Но где взять силы? Где найти достаточно смелости, чтобы запрыгнуть на скалу предводителя и прямо посмотреть на своих соплеменников? Тогда, на поляне ветряков, ей удалось собрать последние крупицы мужества и гордости, чтобы связно ответить соседям и увести своих воинов домой. Но этих сил больше не осталось. Течение? Да, Течение нарек ее предводительницей на смертном одре. Наверное, он все-таки ошибся. Тогда Острозвездая не задумываясь отправилась к Лунному камню и не приняла решение Листопада, но сейчас... Сейчас она понимала его мотивы как никто другой. Потому что уже  поймала себя на мысли, что вести племя должно кому-то более мудрому и благоразумному. Тому, кто дважды подумает, прежде чем вести своих воинов на бойню.

И все-таки... Все-таки слова Скоролапки задели ее за живое. Та часть Острозвездой, которая не позволила ей разрыдаться над телами погибших в племени Ветра, та, которая осознала роковую ошибку и заставила ее привести всех домой дернулась, словно от звонкой пощечины. Она все еще предводительница и пока не закончится последняя из восьми жизней, отпущенных предками, в ответе за каждого кота и котенка Речного племени. Она обещала им! Обещала, что они будут сильными. Острозвездая никогда не бросала слов на ветер и не нарушала священные обеты. И ее племя все еще нуждалось в ней.

Острозвездая резко вскинула голову и тут же уперлась лбом в лоб Скоролапки. Два голубых глаза в упор смотрели на нее. Следующие слова ученицы полоснули предводительницу не хуже когтей Зверя.
- Я не Листопад, - прошипела кошка, сильнее надавливая на лоб Скоролапки. - Я пока никого не бросила. И не собираюсь!
Она отстранилась от ученицы и наконец поднялась на лапы. Выпрямившись в полный рост, кошка впервые за несколько часов почувствовала, что может расправить плечи. То ли мак притупил всю боль, то ли хоть ненадолго установил в душе какое-то подобие равновесия, но Острозвездая вдруг яснее ясного поняла: она не струсит, не позволит этой ошибке перечеркнуть все хорошее, что еще можно сделать для племени, не поддастся слабости прошлого предводителя.
Я буду смелой.

- Спасибо, - просто сказала она Скоролапке, неожиданно улыбнувшись. - Ты умница. И мне очень жаль, что я тогда тебе сказала. Ты настоящая речная кошка: от кончика хвоста и до самых усов. Я видела, что ты сделала сегодня в племени Ветра. Это было очень храбро. Глупо, конечно, но достойно уважения.
Секунду помолчав, кошка добавила:
- Пойдем. Я должна сделать несколько объявлений.
Острозвездая стремительно направилась к скале предводителя и, примерившись, запрыгнула на нее с первого раза. Раны тут же напомнили о себе, но кошка отмахнулась от них, как от назойливой мухи. Осмотрев с высоты лагерь и каждого, кто сейчас в нем находился, она сделала глубокий вдох.
Смелее!
- Речное племя! В лагере племени Ветра на нас напал Зверь. Очевидно, его привлекло такое большое скопление котов в одном месте, и он быстро нашел лагерь по запаху. В схватке мы потеряли Глину и Огнегривую. К сожалению, мы не смогли вернуть тело Глины домой: зверь утащил ее и еще нескольких убитых воинов из других племен. Созвездие Грача потерял жизнь. Вернувшись от предков, он рассказал, что меня обманули. Сумрачный лес  заставил меня поверить, что звезды отвернулись от племени Ветра, и они стали новым домом для приспешников Когтя. Я полностью признаю свою вину перед вами, Речное племя, и обещаю впредь не позволять слепой ярости вести нас. Я буду оплакивать Глину и Огнегривую всю сегодняшнюю ночь. Однако мертвых уже не вернуть. Мы будем жить дальше.
Она замолчала, давая всем возможность осмыслить ее слова. Острозвездая была готова к возмущениям и недовольствам соплеменников, однако у нее еще было, что им сказать:
- Сегодня вечером мы отправимся на Совет, где решим, что делать со Зверем. Он представляет нешуточную угрозу для всех. Скоро река замерзнет, и он вполне сможет заявиться в наш дом. Имена тех, кто пойдет на Совет, я оглашу ближе к вечеру. Сейчас же я попрошу Скоролапку выйти вперед. Я призываю наших предков-воителей взглянуть на эту ученицу. Сегодня она показала себя не только отличным бойцом, но и достойным воином, способным на сострадание и помощь тем, кто в ней нуждается. И теперь я с радостью и гордостью представляю вам новую воительницу Речного племени! Обещаешь ли ты свято чтить Воинский закон и, не щадя жизни, защищать и оберегать свое племя? Тогда властью, данной мне Звездным племенем, я даю тебе новое имя -  Мимолетка!
Все дружно выкрикивают новое имя уже не ее ученицы, а новой воительницы. Острозвездая подхватывает и тоже громко произносит: "Мимилетка! Мимолетка!"
Когда голоса стихают, предводительница продолжает:
- Теперь Паучок. Ты много трудился на благо племени, не зная отдыха и сна и прекрасно выполнял свою работу. Ты многому научился у Лепестка Жасмина, и готов стать нашим целителем. Властью, данной мне Звездным племенем, я даю тебе имя Паутинник. Звездное племя гордится твоей самоотверженностью и рвением спасти каждого, кто в этом нуждается. - Острозвездая тепло улыбнулась Паутиннику, и вместе со всеми выкрикнула его новое имя. Затем предводительница перевела взгляд на понурого серого ученика, не отходившего ни на шаг от раненого брата. - Водолап, твое обучение закончу я. Смерть Глины лежит на моем сердце тяжким грузом, и я надеюсь, что хоть немного облегчу боль от твоей потери. Свою наставницу потеряла и наша Тлеющая. Мы никогда не забудем Белку: она была прекрасной воительницей и многое успела тебе передать. Однако обучение необходимо закончить. Твоим наставником будет Глубинный Мрак.
Острозвездая ободряюще кивнула Тлеющей, а затем задержала взгляд на своем новом ученике. Ей казалось, что Глина была бы рада узнать, что ее Водолап в надежных лапах.
- Теперь о патрулях. Поиски Тихого Омута возглавит Мимолетка. С тобой пойдут Тлеющая и Глубинный Мрак. За травами отправятся Вьюга и Ливень. Нам еще необходимо пополнить кучу с добычей. Сталь, возьми это, пожалуйста, на себя. С тобой пусть идет Златоцвет. На этом пока все.
Острозвездая выдохнула и по возможности аккуратно спрыгнула со скалы предводителя.

+2

310

Главная поляна племени Ветра ===>

Уставшая, грустная и несколько разбитая Сталь вернулась в лагерь. Клыкастый на спине уже стал чем-то привычным за проделанный ими путь, а потому к моменту возвращения на главную поляну не доставлял особого неудобства. Только вот стоило опустить его на заботливо принесенную кем-то из соплеменников мховую подстилку и выровняться, спина и лапы заныли, показывая, что напряжение на них было непривычно велико.
Подскочивший к Клыкастому и Водолапу Златоцвет начал неприлично громко выражаться и рычать.
- Златоцвет! - рыкнула воительница, уже с трудом сдерживая накопленное раздражение и усталость, - не вопи под ухом, я сейчас оглохну.
Подождав, пока Паучок сможет протиснуться к ним, Сталь попыталась сглотнуть ком, вставший поперек горла, и негромко произнесла:
- Паучок, целительница Ветра сказала, что  у него перелом ребер. Я даже не представляю, как это должно лечиться, но она сказала, что нужна фиксирующая плотная повязка из листьев, чтобы они хорошо заросли. Я тебе помогу, только скажи, чем.
Когда Паучок закончил с ее учеником, Сталь впилась зубами в сухой мох и потащила оруженосца в палатку целителя, по пути сплёвывая отрывающиеся кусочки мха, забившие всю пасть. Краем глаза она заметила избитого Львиносвета и Мурену. Брови напряженно нахмурились, и, не отрывая от них взгляда, Сталь аккуратно затащила ученика в палатку целителя.
- Отдыхай, Клыкастый. Я скоро вернусь тебя проведать. Но лежи смирно. Если твои гребанные ребра заживут неправильно, я уверена, что их придется ломать заново, иначе ты не сможешь нормально ходить и дышать. Не лишай меня возможности довести тебя до воинского имени.
Лизнув Клыкастого в машкушку, совершенно не заботясь о том, насколько ему это не нравится, Сталь вернулась на поляну.
- Львиносвет, Мурена! Великое Звездное племя, а вы на кого уже успели нарваться? Ужасно выглядишь, - пряча усмешку фыркнула Сталь, обращаясь к Львиносвету. - Не хотела бы тебя огорчать, но Цапля выглядит немногим лучше тебя. Она защищала вашего серенького котенка от Зверя. Кстати, спасла его Скоролапка, она молодец. Котята, насколько я видела, в порядке. Цапля, думаю, тоже поправится. Львиносвет, даже не представляешь, как мне, да думаю и все остальным, хочется, чтобы этого похода не было. Огнегривая, Глина.. Эта тварь их перекусила одним коротким сжатием зубов, понимаешь?
Покачав головой и устало склонив ее к земле, кошка посмотрела на предводительницу, которая была безучастна ко всему. Оно и понятно, помимо физического стресса и напряжения, ее сковывал и моральный. Как она держится вообще? Она - морда(лицо) их племени, ей нельзя унывать, даже если сильно этого захочется, даже если нет выхода, ей надо быть сильной. И Сталь должна быть такой же. Вот только где брать эти силы? Сожаление о том, что именно она занимает эту должность глашатой, что именно ей предстоит когда-нибудь вот так же, наплевав на самочувствие, подниматься на скалу и что-то говорить, потому что другие ищут в тебе поддержку заполнило целиком, от макушки до пяточек, разливая в душе эту мерзкую, липкую темноту. К Острозвездой подошла Скоролапка, очень дерзко оттеснив ее на край поляны. Сталь прищурилась, удивленно наблюдая за ее действиями. Странный у них способ общения. Пожав плечами, кошка отстранено села на краю поляны, залипнув в одну точку, пытаясь избавиться от удушливых мыслей. Паучок вытянул ее из раздумий, сказав, что им нужно собрать травы.
- Ох, точно. Паучок, мы должны племени Ветра травы. Оцени, сколько они примерно потратили и сколько нам нужно будет им вернуть? Придется собирать всем, кто сколько найдет.. И что вообще нужно?
Острозвездая, тем временем, пришла в себя и уже забралась на скалу, созывая собрание. Так не хотелось идти туда, стоять под этой скалой. Хотелось зарыться с головой в мягкие мховые подстилки и отоспаться. Сталь устало поднялась на лапы, превозмогая все свои "не хочу" и присаживаясь около скалы. Придав уши к голове, она смотрела на предводительницу. Конечно, она должна быть опорой для нее, ей сейчас сложнее всех. Она должна выглядеть так, что при одном взгляде на нее у Острозвездой не было сомнений, чтобы она была вдохновленной и сильной, потому что это ей сейчас тяжело, это она стоит перед всем племенем, несмотря на всю тяжесть и принятие вины, такая сильная и уверенная в себе. Сталь, устало, разбито, виновато, но все таки улыбнулась, ловя взгляд Острозвездой. Она будет поддержкой, такой же, какой Острозвездая стала для всех соплеменников. Они должны быть сильными. Ради своего племени, ради каждого из них. Радостно выкрикивая новое имя каждого из соплеменников, Сталь почувствовала некоторое облегчение. Они живы, они идут дальше. И пусть все тяжести останутся позади, нужно отпустить их и открыться для новых радостных дней. Нужно отпустить всех погибших, наверняка они смотрят на них с неба, наверняка это их дар - покой - разливается сейчас теплотой в груди. Мы будем помнить вас. Мы будем помнить, что вы погибли как воины. Мы запомним вашу радость и свет, который вы несли, а не окровавленную шерсть и печаль. Мы запомним вас живыми,потому что вы всегда останетесь такими в нашей памяти и в Звездном племени.
Сдержав подкатившие слезы, Сталь ткнулась носом в холодное тело Огнегривой, вдыхая запах ее рыжего меха.
- Вернувшись с Совета, я еще посижу с тобой. Ты не забыта и не будешь забыта никогда.
Поднявшись, кошка нашла Златоцвета на поляне.
- Одна утка - хорошо, а две лучше. Пойдем, на нас желудки всего племени.
Взмахнув хвостом, Сталь направилась к выходу из лагеря.

===> Великая река

Отредактировано Сталь (20-11-2018 15:26:23)

+1

311

Холодный взгляд тёмно-синих глаз скользил по всё пребывающим соплеменникам, отмечая, казалось бы, каждое ранение на шкуре знакомых не одну луну котов. Некоторые из них были серьёзно ранены, их практически на своих спинах тащили другие коты, которые умудрились отделаться лишь царапинами и синяками. Про себя воин отметил, что кого-то не хватает, глаза тут же сузились в прищуре и черный снова пересчитал ушастые головы, силясь понять кого потерял. Однако засуетившиеся вокруг коты, спешащие на помощь товарищам, очень мешали. Взгляд невольно перекочевал на Острозвёздую, почему-то кажущуюся разочарованой и грустной, а может просто злой. Однако подходить к ней или к кому-то из раненых чёрный не спешил, Мрак прекрасно понимал, что ничем сейчас помочь не сможет и максимум, что он может сделать - вернуть в лагерь наставника. И этому как раз поспособствует Тлеющая.
Ответ ученицы был кратким, эмоциональным и раздражённым, вполне в её духе. Впрочем Глубинный вполне мог понять её беспокойство и проявляющуюся на его почве злость. Однако, не только эти двое переживали Тихого Омута, вернувшиеся из похода Скоролапка и Вьюга тоже проявили интерес к пропаже соплеменника. Впрочем Вьюга явно не рвалась рыскать по лесу в поисках, что подметила и Тлеющая. Мрак даже взглянул на неё с одобрением, всё же её боевой характер ему немного импонировал. Однако, пока кошки собирались в поисковой патруль, воин предпочитал молчать и наблюдать за происходящим. Эти амбициозные самки врятли спросят его мнение, уже зная, что Глубинный Мрак не останется не у дел, когда наставнику может грозить беда. Потому и вставлять своё "мяу" в разговор он не спешил.
Да и ход мыслей этих кошек был неведом последовательному и рациональному Мраку. Вот Тлеющая уже порывается выдвигаться в путь, но тут же бросается помогать Скоролапке, заметив её раны. Хоть глаза закатывай, особенно учитывая то, что раненная ещё и отнекиваться начала.
"Кошки... Слишком шебутные и непонятные..." - про себя отметил кот, наблюдая как подозванный Тлеющей Паучок споро разбирается с ранами ученицы и тут же, подобрав свои травяные запасы, бросается к следующему страждущему помощи коту. Мраку он нравился, хороший и целеустремлённый малец, ему уже как-то не солидно даже до сих пор называться учеником целителя. Впрочем, Острозвёздая тоже должна это понимать.
Как оказалось, про предводительницу вспомнил не только он, но и её ученица. Скоролапка направилась к ней с явной решимостью в глазах, похоже собралась встряхнуть свою витающую в своих мыслях наставницу. Мрак с интересом уставился на эту парочку, наблюдая одна воинственная кошечка высказывает предводительнице всё, что думает. Слов кот не слышал, далековато сидел, но был приятно удивлён, когда Острозвёздая вскочила и вновь стала похожа на уверенную и сильную вожачку. Их узы, появившиеся за время обучения, были очень сильны и это заслуживало уважения.
Когда предводительница поднялась на скалу и воззвала к  своему племени, Глубинный Мрак подошёл чуть ближе, чтобы послушать чем же всё таки закончилась прошедшая битва. Но слова кошки вызвали лишь грусть и раздражение. Грусть от понимания того, что кто-то всё таки отдал свою жизнь во время битвы, а раздражение к самому себе и к тому, что в это время он бесполезно шастал по лесу, так и не сумев даже мыши поймать. Цыкнув на себя, недовольно сморщив нос, Мрак снова поднял глаза на Острозвёздую. Слова о совете не удивили, после рассказа о Звере, созыв совета был неизбежен, ведь он навредил сразу нескольким лесным племенам. По крайней мере это казалось Глубинному вполне логичным.
"Главное, чтобы совет не превратился в скандал... Мало ли что может случиться после прошедшей битвы..."
А вот посвящение Скоролапки и Паучка стало некой хорошей ноткой в тягостях этого дня. Мрак выслушал стандартную речь предводительницы, а затем лишь раз, но выкрикнул имя новоиспечённой воительницы, затерявшись в гуле других голосов. После чего повторил новое имя целителя, следуя древней традиции. Кажется, теперь этим двоим предстоит оправдывать возложенные на них ожидания.
Мрак скосил взгляд на Тлеющую, услышав, что заменой её погибшей наставнице станет именно он и вздохнул. Будет тяжело работать с этой малышкой, если им не удастся поладить между собой. Похоже тёмному предстоит говорить больше чем обычно следующие две луны. Да и вообще будет не просто, ведь Мрак до сего момента оруженосцев не обучал.
- Отлынивать не удастся. - единственное, что произнёс воин, скривив морду в подобие улыбки. Не смотря на то, что Тлеющая будет его первой ученицей и учить её он будет не долго, но Мрак приложит море усилий, чтобы вложить в эту буйную голову максимум из того, что усвоил он сам. А значит нагрузка будет большая.
И вот наконец со скалы прозвучали распоряжения о патрулях, в том числе и о поисковом походе за Тихим Омутом. Глубинный кивнул и поднялся на лапы, глядя на Мимолётку и Тлеющую. Он надеялся, что они смогут быстро отыскать наставника и что непоправимого не случилось, в душе он верил, что Омута не так просто убить какой-то там лисе.
- Веди, - выдохнул кот, глядя прямо в глаза Мимолётке, после чего все же добавляя крутящийся в голове вопрос: - Куда сначала?
Мрак внимательно выслушал новоявленную воительницу, после чего решительно потрусил следом за ней в сторону водопадов.
===>Большие водопады

Отредактировано Глубинный Мрак (21-11-2018 00:44:21)

+2

312

Черно-рыжая ученица, урвавшая таки место около Паучка и почти успешно навязывающая ему осмотр Скоролапки была наглым образом оттеснена кем-то очень нахальным и очень рыжим.
- Если из-за этой заминки найдут помирающим Тихого Омута, я тебе лапу в глотку засуну и не вытащу, пока не задохнешься, - рыкнула в ответ Тлеющая. Впрочем, времени на словесные перепалки сейчас совсем не было, а короткой реплики юного целителя хватило, чтобы сделать вывод, что со Скоролапкой все отлично и она может незамедлительно отправиться в поход.
- Ну и что вы замерли, как оглушенные рыбёшки? Пойдем!
Но не тут-то было. Скоролапке приспичило переговорить с Острозвездой и крикнув, чтобы они подождали, она умчалась пихать наставницу.
- Серьезно? Она пойдет отпрашиваться? - скрипя зубами и закатывая глаза рыкнула Тлеющая, недовольно виляя хвостом и задевая всех, кто попадал в радиус поражения. Спустя буквально пару минут, кошка не выдержала, подрываясь на лапы и громко возмущаясь: - Проклятие Звездоцапа, почему так долго? Пойдем без нее, догонит, задолбало ждать.
Начавшая пробираться сквозь толпу Тлеющая, заметила лежащего Клыкастого в окружении взволнованных братьев. Ну вот, похоже эта бессовестная цаповка, убившая Белку, надрала зад и серому пушистику. Услышав созывающую их на совет Острозвездую, ученица стиснула зубы, стараясь вновь не закатывать глаза, и немного изменив траекторию своего побега из лагеря, подошла ближе к Клыкастому и его компании. Собравшись было что-то съязвить, оруженосец осеклась, услышав сообщение предводительницы про нападение зверя. Так это он его так? А жить будет? Осмотрев ранения серого товарища, Тлеющая с несвойственным ей молчанием отвернулась и вновь рванула к выходу. Не до этого сейчас. Тихий Омут важнее всего этого. Краем уха услышав про посвящение Скоролапки - о, так вот ради этого стоит рисковать жизнью ее названного отца? - Тлеющая фыркнула и почти удалилась с поляны, как услышала свое имя и нового наставника - Глубинного Мрака, как раз шедшего с ними. А что, отличная замена Белке, его ведь учил сам Тихий Омут.
- Хоть кто-то сможет составить мне достойную партию в бое, - произнесла Тлеющая, ухмыляясь.
- Отлынивать не удастся.
Прищурив глаза на Глубинного Мрака, ученица облизнулась.
- Тебе тоже.
И умчалась вперед, выискивая свежие следы Тихого Омута.
===> Большие водопады

+2

313

В глазах Острозвездой наконец-то сверкнул огонь, а Скоролапку опалило торжествующим пламенным удовлетворением. Она отступила от предводительницы и развернулась, чтобы подойти к Глубинному Мраку и Тлеющей, но неожиданные слова заставили ее остановиться. Острозвездая... извинялась? Спустя столько лун, столько времени... Скоролапка против воли слабо улыбнулась в ответ, от легкой неловкости дергая прямыми, длинными усами. Давно они с наставницей так не смотрели друг на друга - прямо и открыто, глаза в глаза. Их лед треснул, раскололся - скоро растает под лучами палящего солнца, под жаром пламени. Тепло, несмотря на дождливый, пасмурный день, пробежало по шкуре Скоролапки, и она, не выдержав, отвернулась. Острозвездая действительно видела, что она спасла того котенка. И признала это - Скоролапка почувствовала, как с души упал тяжеленный камень, не меньше горы. Правда, когда предводительница запрыгнула на скалу, да еще сказала пойти с нею, рыжая ученица замотала было головой.

- Нужно идти искать Омута, я же и так знаю, что произошло... - но, видать, делать нечего. Тлеющей наверняка это не понравится, мрачно подумала Скоролапка, плетясь за наставницей и ломая голову над тем, зачем она ей понадобилась посреди поляны. Она рывком уселась и нетерпеливо сверлила Острозвездую взглядом. Можно было, конечно, встать и уйти, но она же попросила остаться. Постукивание рыжего хвоста о землю становилось все сильнее и сильнее. Вместе со всеми Скоролапка опустила голову, когда Острозвездая упомянула Огнегривую и Глину, и испытала облегчение, когда предводительница сказала про Совет. После того, с чем они столкнулись на пустошах, Скоролапка и думать не могла, что будет, когда Зверь явится снова. Если же заручиться поддержкой остальных, то они смогут его убить. Смогут отомстить за Огнегривую и Глину. Скоролапка сощурила глаза, превратившиеся в две узкие щелки небесно-голубого цвета, снова принявшись постукивать хвостом.

Она была близка к тому, чтобы вскочить и вырваться с поляны, но внезапно Острозвездая при всех произнесла ее имя. Время замерло, жизнь замерла, только Скоролапка рывком вскочила, вздыбив мех, изумленно и недоверчиво косясь на свою предводительницу. Множество пар глаз уставились на нее, но, в отличие от злобных взглядов котов Ветра, эти взоры были теплыми и подбадривающими. Шкура ее огненным скопом сияла на фоне серой мороси, покуда она шла к Скале. Она не знала, как выразить благодарность, удивление и радость, кроме как высоко вытянуть хвост, расправить плечи и твердо, без тени колебаний, как подобает воителю, сказать:

- Клянусь.

Она будет защищать Речное племя. Она не пройдет мимо тех, кто нуждается в помощи - теперь она точно знает, что ее внутренние чувства и Кодекс благородного воина едины. Она не Листопад и никогда не будет хранительницей его проклятого наследия.

Новое имя отозвалось эхом в ушах, и Мимолетка, поклонившись, развернулась и ткнулась носом в шесть Паучка, вернее, Паутинника. Обычно целителей посвящает наставники, но, увы, Лепесток Жасмина уже никогда не сможет это сделать. Мимолетка очень ценила свою дружбу с целителем, ведь он стал для нее едва ли не первым другом после того, как племенам пришлось разделиться, и она тогда потеряла все, что имела. Теперь обрела. И обрадуется как Травоус, узнав про ее посвящение! Юная воительница понимала, впрочем, что про эту привязанность лучше молчать. Травоус заменил ей отца и, пусть он был Грозовым котом, он навсегда останется в ее сердце.

- Ты будешь прекрасным целителем, самым заботливым и лучшим во всех племенах, - уверенно сказала она. Острозвездая поручила ей возглавить патруль - первый патруль в ее жизни, к тому же, там будет состоять более взрослый и опытный Глубинный Мрак. Сколько же лун прошло с тех пор, как маленькая Скоролапка вместе с Острозвездой искали Бурана? По счастью, во взгляде Глубинного Мрака не было раздражения, что командовать пришла совсем зеленая воительница, зато Тлеющая уже вся извелась. Мимолетка, чувствуя и волнение, и уверенную решимость, сказала:

- Пойдем сначала к водопадам. Говорили, лису видели там, значит, и он должен появиться там, - Тлеющая сорвалась с места быстрее, и Мимолетка такой же резвой рысью понеслась вперед.

================) большие водопады

+3

314

Главная поляна племени Ветра------------------------------->

Как тяжело, как больно. Когда больно и физически, и морально, хочется просто сесть и завыть, сдаться, показать все, что ты пережил. Нельзя. Сильным, он должен быть сильным и смелым, ради своего племени и своего брата. Вот он и пытался, правда пытался. Сжав зубы, Водолап опирался на свою подругу и шел вперед, превозмогая самую сильную в жизни боль. Лапу он поджимал, не принимая даже и мысли о том, чтобы опереться на нее, настолько она болела. Хруста кости он не слышал, поэтому надеялся, что это все-таки не перелом. Но это было ужасно.

А душевная боль перекрывала боль от ран. Глины больше нет, Клыкастый при смерти, Лепесток Жасмина все еще в коме в палатке целителя. Его и так шаткий мир рушился на глазах, шел трещинами, как это делает тонкий лед на весенней луже. Водолап держался, как мог, сжимал зубы и шел дальше, скрывая свое состояние от Скоролапки и остальных, хотя мнение первой ему сейчас было важнее всего. Глупое подростковое мышление подсказывало ученику, что, если он выдаст слабость (от перебитой-то лапы), то кошка обязательно в нем разочаруется. Он же самец.

И вот они вошли в лагерь: подавленные, побежденные, уставшие. Еле передвигая оставшимися тремя лапами, разноглазый дошел до палатки целителя и тяжело опустился на землю, лежа так, чтобы не тревожить ни рану на боку, ни лапу. Он благодарно ткнулся носом куда-то в Скоролапку и шумно выдохнул, увидев своего брата. Клыкастый выглядел ужасно, куда хуже его самого. Подоспевший Львиносвет, которого не было с ними в походе, был ранен в лапу, морду и тело. “Неужели Зверь добрался сюда?”, — с ужасом подумал ученик.

— Это был огромный зверь, каких не видал ни один из котов, — мрачно рассказал он Паучку, пытаясь не обращать внимания на раздражающую Вьюгу.

Сквозь шум ливня и гомон соплеменников отчетливо послышался резкий голос, довольно нецензурно вопрошающий о произошедшем. Уж своего-то брата Водолап узнает из тысячи. Златоцвет всегда был шумным, иногда излишне суетным, но сейчас разноглазый был очень рад слышать его возгласы. Рыжий кот стал носиться между лежащими братьями и Паучком, взывая о помощи. Честно говоря, серебристый и сам переживал за сильно раненного Клыкастого, так что ускоряющие крики родственника были как нельзя кстати.

Паучок подскочил через секунду и вынес вердикт, что все будут жить. Вздох облегчения вырвался из груди Водолапа: он правда очень переживал, что у его брата травмы, несовместимые с жизнью. А добрые, но в то же время строгие слова Стали заставили разноглазого улыбнуться.

— Ай, — не смог удержаться он, когда едкий сок щавеля попал ему в самую глубокую рану. — Спасибо, Паучок.

Ученик хотел переброситься парой слов с Златоцветом. Последние события заставили его ценить свою семью еще больше. Ведь, по сути, остались только вот эти вот три подростка. Водолап был готов цепляться за хорошие отношения с братьями во что бы то ни стало. Без их поддержки просто не прожить.

Но обратиться к рыжему ученику ему не дала Острозвездая, вскочившая на большой камень на поляне, что обозначало лишь одно: собрание. Со своей подстилки кот прекрасно слышал, о чем говорит предводительница, поэтому решил не тревожить лапу и бок. Она рассказала про поход и про Зверя, напомнила всем про Совет, отчего Водолап заметно огорчился. Он ведь совсем забыл о том, что сегодня собрание на четверике, что их с Клыкастым обязательно бы позвали (как он думал). Теперь валяться ему в лагере и быть абсолютно бесполезным для племени котом. Разноглазый вздохнул и положил голову на здоровую лапу, вяло слушая слова Острозвездой.

— Сейчас же я попрошу Скоролапку выйти вперед, — произнесла она, и ученик встрепенулся.

Посвящают! Скоролапку посвящают! Разочарования на морде Водолапа как ни бывало, наоборот, теперь там сияла улыбка от уха до уха. Он смотрел, как его подруга подходит к предводительнице и принимает свое новое, воинское имя. Два разных глаза завороженно уставились в середину поляны.

— Мимолетка! — радостно подхватил он и поднялся на лапы. — Мимолетка!

Кот заковылял к толпе, намереваясь поздравить Мимолетку лично. Так как лапа у него все еще не касалась земли, давалось это ученику крайне сложно. Пока он шел, предводительница посвятила рыжего котика в целителя, дав ему имя Паутинник. Подхватив остатки сил, разноглазый заковылял еще быстрее и закричал его имя.

— Водолап, — собственное имя пригвоздило подростка. — Твое обучение закончу я.

У ученика перехватило дыхание. Сама Острозвездая будет его тренировать! Это великая честь для такого верного племени кота, как наш Водолап. Потеря Глины ударила по нему сильно, а тот факт, что с ней даже не получится проститься по-нормальному, разрывал сердце. Но назначение предводительницы в наставницы пусть и не перекрывало боль, но делало жизнь светлее.

Когда глава племени спрыгнула с камня, ее новоиспеченный ученик поспешил (как мог, конечно) к ней. Он не хотел отвлекать ее надолго, но все-таки подойти нужно было. Водолап помедлил секунду, а потом быстро приложился своим носом к носу Острозвездой. В конце концов, таков обычай, пускай он и не новоиспеченный ученик.

— Спасибо, Острозвездая, — искренне улыбнулся он. — Это большая честь для меня.

Лапа и рана на боку давали знать, поэтому он сообщил об этом наставнице и пошел назад, к пещере целителя, попутно выискивая Златоцвета глазами. Он все еще хотел перекинуться с ним парой слов, прежде, чем тот уйдет по поручению. Сначала он собирался поговорить с Мимолеткой, но та уже пропала с поляны. Ей подходило ее воинское имя.

— Я рад, что ты не ходил с нами, — серьезно произнес кот, когда нашел рыжего брата недалеко от подстилок для раненых. — Хоть кто-то из братьев останется целым.

Последнюю фразу он произнес уже с усмешкой, устраиваясь обратно на мох.

+3

315

=================) племя ветра, главная поляна

Он то проваливался в темноту, то приходил в сознание, разлепляя тяжелые веки и, чувствуя боль и стеснение в груди, ощущая саднящие раны и стук дождя по мокрой шерсти, смотрел на проплывающую мимо землю. Он не мог даже осматриваться по сторонам, чтобы поискать брата - приходилось довериться соплеменникам, которые никогда бы не оставили своего. Но нервозность все равно кусала Клыкастого, будто он и без того не был достаточно искусан и изодран. Впрочем, прочувствовать ее сполна оруженосец не успевал и вновь проваливался куда-то в бездну, под мерный стук дождя и шорох кошачьих лап. Двигаться больно. Глубоко дышать тоже больно. Все тело болит, только шевельни хвостом.

Он очнулся как раз тогда, когда племя ступило на родные территории, повеяло камышами, илом и речной водой. Клыкастый осторожно приподнял голову, отрывая морду от мягкой, теплой шерсти наставницы - он уже привык к ее шагу, привык к тому, что лучше не болтать лапами, а позволить им безвольно висеть по бокам Стали - и увидел реку. Наконец-то. Еще немного - и можно будет растянуться в сухом гнездышке, а не болтаться на спине у глашатой. Он снова прикрыл усталые глаза, ненавидя эту слабость и не чувствуя в себе ни малейших сил для протеста. Шестое чувство велело терпеть. Часть лечебных снадобий отвалилась во время перехода, как бы аккуратно Сталь его ни несла, густой мех слипся. Как же паршиво он выглядит со стороны. И так же себя чувствует. А еще, когда закрывает глаза, то видит занесенную исполинскую лапу, гигантский коготь, прочерчивавший в воздухе полумесяц, огромные глаза. Естественный страх мешается внутри со слабой яростью. Клыкастый снова открыл глаза и увидел, что племя наконец-то добралось до дому.

Тело снова заныло, когда Сталь опускала его на кем-то принесенную подстилку, и он чуть было не цапнул ни в чем не повинную глашатаю. Первым делом - где Водолап? Как же тяжело двигаться, будто голова и лапы стали массивнее в тысячу раз! Клыкастый с усилием приподнялся и успел увидеть серую шерсть родного кота, как другой брат появился перед глазами, взбешенный и яростный. Клыкастый лениво обнажил собственные клыки и вжал уши в мех на затылке.

- Не... ори, - прохрипел он с усилием. Язык тоже ворочался в пасти, как чужой. К счастью, Златоцвет переключился на Паучка, который тут же вырос рядышком, как из под земли и принялся стягивать его грудь паутиной, попутно рассказывая о том, что надо лежать спокойно и не двигаться. Перспектива быть обмотанным еще одним мотком паутины не обрадовала Клыкастого, но Сталь сама сказала о переломе, значит, придется, скрипя зубами, выдержать. Повязка стесняла движения и была неудобной, но, подавляя раздражение и лишь тихонько зарычав, когда в груди снова стрельнула боль, Клыкастый ничего не сказал, только откинулся назад. Паучок всего лишь делал то, что нужно. В конце концов, будто самому Клыкастому захочется хоть с неправильно сросшимися ребрами. Пришлось терпеть. Сталь оттащила его к палатке целителя и, напутствовав напоследок, умудрилась лизнуть его в мех.

- Я что, такой вкусный, - пробормотал Клыкастый и попытался увернуться, но куда ему, еле шевелящемуся из-за ран и туго перебинтованной груди ускользнуть от стоящей на лапах Стали. - Я тебе не твой котенок, хватит лизать, - на поляне Острозвездая уже успела провести собрание, которое его нисколько не интересовало, в отличие от Водолапа, который уже двигался пободрее. Клыкастый, стараясь оставаться в том же положении, кое-как выполз из пещерки вместе с подстилкой, вернее, высунул передние лапы и грудь так, чтобы оставаться под навесом. В глубине палатки белела шерсть Лепестка Жасмина, и лежать рядом с почти мертвым телом матери он не собирался.

Отредактировано Клыкастый (23-11-2018 19:47:55)

+3

316

Взгляд Острозвездой был до того пустым и безучастным, что Львиносвет на мгновение опешил. Посмотрев мимо него, предводительница ничего не ответила, а и нехорошее предчувствие, охватившее рыжего воина, превратилось в настоящую, жгучую тревогу. Что бы ни случилось в племени Ветра, оно обратило Острозвездую в усталую, сломленную кошку, а как бы Львиносвет ни относился к котам пустоши, они всегда были мельче и часто слабее. Неужели они... могли убить Глину и Огнегривую, сделать такое с его соплеменниками? А куда делось тело Глины?! Тяжелые Львиносветовы когти впились в мерзную землю. Он воочию представил, как с небес пускались Сумрачные воины, злобные и готовые к месте. А Цапля? А котята?!

Но фраза, брошенная Вьюгой, несла в себе не меньше зла. Львиносвет потрясенно качнул головой и, посмотрев не бедных Клыкастого и Водолапа, присмотревшись к Огнегривой, он с болезненной ясностью осознал, что эти удары и укусы нанес не кот-воитель, а нечто куда более страшное и опасное. Сам он ни разу не видел ни Зверя, ни его следов, но помнил, что сказала вернувшаяся из незаконного патруля Лисолапая. Что эта тварь пожирает котов и что она опаснее любой беды, которая сваливалась на головы воителей, но Острозвездая все равно решила отправиться в поход против племени Ветра. Как же Львиносвет жалел теперь, что не смог, не нашел нужных слов, чтобы ее остановить! Их лагерь полон раненых, и он, дурак, умудрился подраться с Муреной как раз тогда, когда товарищам нужны еда и травы. Когда Паучок мельком объяснил, как помочь малышу, Львиносвет кивнул и собрался было решительно возразить, если юный целитель пойдет помогать ему раньше Клыкастого и Водолапа - они выглядели в тысячу раз хуже - но рыжий котик, кажется, сам все понял. Он разжевал горькую траву и, как велел Паучок, капнул немного сока на нос Камышонка, и вылизал его косматый мех на загривке. Его беспокоило состояние малыша, получившего столь сильный удар от взрослой воительницы, но, судя по тому, что сказал Паучок, с ним все будет в порядке. Клыкастый и Водолап выглядят куда хуже.

Паучок уже колдовал над сыновьями Течения, а на поляне чувствовался явственный запах крови. Златоцвет не отходил от братьев, там же стояла и Сталь, возле своего оруженосца. Львиносвет пропустил вопрос Вьюги, но, когда перед ним возник Паучок, а затем и глашатая, оба повторившие тот же вопрос, наконец, повернулся к ним.

- Нет, на лагерь никто не нападал, - мрачно ответил он.  - Просто мы с Муреной... слегка повздорили, и она... - он не договорил, но всем и так явно стало ясно, что Камышонок не сам упал. Сейчас, в час такой нужды Львиносвету меньше всего хотелось бы привлекать внимание к сваре с Муреной. Им нужно вылечить раненых и накормить их, найти Тихого Омута, который все еще не вернулся - беды сыпались на Речных котов, как капли дождя. Сталь чуть-чуть успокоила его, рассказав, что с Цаплей все в порядке - почувствовала, наверное, невысказанный вопрос. Львиносвет выдохнул и благодарно ткнулся носом в серый мех глашатой, не став даже упоминать, что Ураганчик не его кровный сын. Послушно наклонившись к Паучку, он морщился, когда целитель накладывал нашлепки из трав на лапу и покалеченный глаз. Целебный сок щипал, отчего Львиносвет, став временно одноглазым, беспрестанно шевелил усами.

- Мне жаль, - только и смог сказать он тихо, когда Сталь с болью сообщила о страшной кончине Огнегривой и Глины. Последнюю они даже не смогут достойно похоронить. Вдруг раздался голос Острозвездой и, взглянув на нее, Львиносвет с неожиданным облегчением увидел, что больше она не напоминает старуху. Вскочив на Скалу, предводительница рассказала о случившемся, о Сумрачном лесе, о страшном обмане. Львиносвет опустил голову и тяжело вздохнул. Сейчас самое время было для "а я же говорил", но, разумеется, он, видя, как страдает Острозвездая от жуткого чувства вины, никогда бы не стал совать когти в свежую рану. Он мог винить себя за то, что не смог ее остановить, не нашел нужных слов, хотя чувствовал, что что-то не так. Когда прозвучали слова посвящения, он громогласно рявкнул имя новой воительницы, зная, что сейчас, в такое тяжелое время новые воины нужны как никогда. Патруль во главе с Мимолеткой уже вышел из лагеря, а ему, с больной лапой, оставалось только молиться, чтобы Тихий Омут вернулся домой.

Сталь, одна из тех, кому удалось вернуться на своих четырех лапах и остаться относительно здоровой, позвала Златоцвета  с собой. Учитывая состояние его братьев, Львиносвет счел нужным подать голос.

- Иди с глашатой, - твердо сказал он своему ученику. - Раненым всегда нужна еда, чтобы восстановить силы. Не беспокойся за Клыкастого, я присмотрю за ним.

Отредактировано Львиносвет (24-11-2018 14:15:52)

+2

317

Острозвездая взглядом провожала уходившие из лагеря отряды: вот Мимолетка, горящая энтузиазмом, вместе с остальными стремительно вышла из лагеря, за ней ушли Сталь и Златоцвет, а Вьюга и Ливень все еще собирались. Лагерь начал оживать, а воины возвращались к своим обязанностям. Все постепенно приходило в норму.

Вот к ней подошел Водолап и дотронулся до ее носа. Острозвездая тепло улыбнулась своему новому оруженосцу, с радостью замечая, как с его мордочки понемногу сходит боль утраты.
- Я рада, что буду обучать тебя. Уверена, из тебя выйдет великий воин. - кошка говорила искренне, от всего сердца. Водолап всегда импонировал ей больше всех из трех братьев. Собранный, спокойный, с четкими жизненными ориентирами - с ним никогда не возникало проблем. Именно с такими воинами племя может быть уверено в завтрашнем дне. А это им сейчас нужно как никогда прежде.

Острозвездая еще немного понаблюдала за Водолапом и Клыкастым, который продолжал недовольно ворчать, а затем повернулась к Львиносвету. Даже после помощи Паутинника воин выглядел так себе. И если до этого кошку мало интересовало, что с ним произошло, то теперь она преисполнилась решимости узнать всю правду. Предводительница быстро преодолела разделявшее их расстояние и пристально посмотрела в глаза Львиносвета.
- Сам расскажешь, что случилось или мне у Камышонка спросить? Почему котенок ранен?
В голосе Острозвездой, как всегда спокойном, сквозила суровость. Она была в состоянии сложить два и два:перед ней стояли раненые взрослые воины и один котенок. Зверь уже достаточно набил свой желудок в племени Ветра, поэтому этот вариант отпадал сразу. Из соседних племен только Грозовое могло потенциально нарушить их границы и вступить в бой, но эта теория была просто смехотворной. Ярозвезд бы подобного никогда не допустил, тем более после того, как Лепесток Жасмина ценой своей жизни помогла им. Значит, оставалась междоусобная драка или нападение кого-то из хищников. Острозвездая очень надеялась на второй вариант, ибо огорчаться из-за  лучших своих воинов ей сильно не хотелось.

+2

318

Попробуй, и я тебе эту лапу откушу и выплюну в морду, – огрызнулся на претензии Тлеющей Златоцвет, но, скорее, мимоходом.
До серьёзной грызи ему сейчас не было дела, куда больше беспокоило состояние братьев. Вот и на более раннюю реплику Стали, попытавшейся призвать Златоцвета к порядку, он всего лишь раздражённо фыркнул, не став тратиться на слова, что лишний раз подтверждало, насколько оруженосец был обеспокоен состоянием братьев. Обычно на чужие выпады в свою сторону он реагировал молниеносно, не успевая даже обдумать эту свою реакцию.
Но сейчас рыжий, переступая с лапы на лапы и то выпуская, то пряча когти – кровь, заряженная страхом и злостью, кипела, но выплеснуть эту энергию было некуда – наблюдал, как Паучок разбирается с ранами Клыкастого и Водолапа.
Наконец мелкий целитель закончил, вынес свой вердикт и отошёл к другим пациентам. Златоцвет уже открыл было рот, собираясь потребовать от младшего из братьев – Клыкастый явно не выглядел готовым к длительному общению – более подробного рассказа о случившемся, но тот над поляной разнёсся голос Острозвёздой, объявляющей собрание. Рыжий, звонко клацнув зубами, захлопнул пасть, раздосадовано рыкнул и рывком повернулся к скале, вперив в предводительницу раздражённый и нетерпеливый взгляд. Пусть быстрее сообщает, что собиралась, и даст наконец Златоцвету нормально поговорить с братьями.
Но Острозвёздая быстро закругляться не собиралась. Хорошо хоть, она сразу рассказала всему племени, что же случилось во время похода в Ветер, иначе рыжий рисковал всё-таки не дотерпеть до конца её речи.
Впрочем, он и так не выдержал.
Чего?! – возмущенно выкрикнул оруженосец, когда понял, что вся эта затея, приведшая к тому, что две трети его семьи оказались в палатке целителя, была всего лишь…
Ошибкой?
Златоцвет резко выдохнул воздух пополам с яростным рычанием и наклонил голову к земле, крепко зажмурившись и впиваясь выпущенными до упора когтями в грязь. По рыжему телу пробежала судорожная дрожь, когда оруженосец пытался всё-таки удержаться на месте, пока мышцы буквально требовали сорваться с места и броситься на кого-нибудь. Хоть кого. Острозвёздую, которая допустила эту ошибку, проклятых котов Сумрачного леса, которых, похоже, надо было убить ещё раз, чтобы они перестали портить жизнь всему лесу и семье Златоцвета в частности, Зверя, который едва не оставил рыжего без братьев.
Водолап.
Прозвучавшее имя брата выдернуло Златоцвета из-за алой пелены, которая пыталась затянуть его сознание. Рыжий распахнул глаза и вскинул голову, глядя, как Водолап пробирается к скале, чтобы соприкоснуться носами с Острозвёздой. До Златоцвета только теперь дошло, что одной из погибших кошек была наставница брата.
Охренительно все прогулялись, мать вашу, – всё-таки пробурчал наконец рыжий, наблюдая, как Водолап и предводительница завершают церемонию приветствия наставника.
И, похоже, эта предводительница решительна была настроена не дать Златоцвету пообщаться с братом. Вместо этого придётся снова тащиться на охоту, да ещё со Сталью, потому что собственный наставник рыжего, видите ли, тоже ухитрился обо что-то искалечиться.
Этот день стремительно пытался занять звание одного из худших в жизни Златоцвета.
Уж одного из наиболее нервных точно.
Пока Водолап хромал обратно к подстилкам, Златоцвет быстро метнулся к куче с едой, которую кучей можно было назвать, пожалуй, только благодаря той самой утке – заняться охотой племени действительно не мешало бы – и вытащил одну из оставшихся водяных крыс. Чтобы по возвращению к палатке целителя обнаружить, что в Клыкастом взыграла несвоевременная самостоятельность.
Что ты творишь, идиот?! – бросив крысу на землю, рявкнул Златоцвет. – Тебе же сказали не двигаться! Попросить сложно?!
Наклонившись, рыжий вцепился в подстилку, на которой лежал брат, и помог ему передвинуться ближе к выходу из палатки целителя. Не кипеть от возмущения, впрочем, это не помогало. Но от того, чтобы продолжить орать на Клыкастого, оруженосца отвлёк Водолап.
Златоцвет выпрямился и посмотрел на второго брата. Сдержанный и серьёзный, тот одним своим присутствием словно приглушал огонь, неудержимо бившийся в крови рыжего.
А я вот не очень, – уже спокойней буркнул Златоцвет в ответ на его слова. – Может, это помогло бы вам двоим остаться более целыми.
Оруженосец перевёл дыхание и, стрельнув взглядом по сторонам, чтобы убедиться, что никто лишний на него не смотрит, шагнул к устроившемуся рядом с Клыкастым Водолапу, прижимаясь лбом к серому плечу. Теперь вдохнуть и сказать, каким бы бессмысленным это не казалось, надо сказать, он уже это проходил, с другими, а это брат.
МнежальГлину, – на одном дыхании выпалил Златоцвет. – Надеюсь, Острозвёздая сможет… – не «заменить», он как никто знает, что нельзя заменить того, кто ушёл. – Сможет… Короче, будет хорошей наставницей.
Досадливо дёрнув хвостом на собственное замешательство, рыжий выпрямился и, вспомнив о принесённой крысе, подхватил её с земли и положил перед подстилками братьев.
Вот. Это вам. Перекусите. Я могу попробовать поймать ещё что-нибудь, раз уж меня заслали на охоту. Чего бы вы хотели?
Его уже окликала Сталь, и подошедший Львиносвет.
Да иду я, иду! – рыкнул рыжий в ответ глашатой, направляющейся уже к выходу, и свернул глазами на наставника, а спустя мгновение вскинул лапу и пихнул его в плечо – благо, с Львиносветом можно не особо сдерживать силу, тот крепкий и сам может похлопать по спине так, чтобы сбить случайно с лап. – А потом я приду и спрошу, чего это я должен идти с ней и откуда в тебе взялось столько дырок. Водолап, присматривай за Клыкастым, ага? Отдыхайте. Всё, я побежал.

--- Великая река

Взял из кучи с дичью: 1 водяная крыса

+1

319

Очередность постов:

1 очередь:
Камышонок, Львиносвет, Острозвездая
2 очередь:
Водолап, Клыкастый

0

320

Кажется, путь до поляны котёнок проделал в пасти отца. Ведь, наблюдая за стремительно развивающейся дракой, Камышонок успел заметить и всплеск, миллиарды брызг и короткий вскрик кого-то из сражающихся. Он хотел было ринуться на помощь (самонадеянный малыш!), но на бегу запнулся, кубарем прикатившись к берегу реки уже без сознания. Рана, нанесённая Муреной, заливала глаза, и он не сразу смог из разлепить. Но когда открыл, то уже оказался на поляне. Совсем чуть-чуть времени они сидели в молчании, когда поляну вдруг наводнили раненые воины, и кровь запахло уже не только из-за собственной раны. Рыжий лекарь, подскочивший с Львиносвету, что-то быстро бросил коту, и лечить малыша вызвался именно он. Наверно, именно поэтому Камышонок стойко старался молчать, когда щипучий сок попадал на его маленькие раны. Но стоило лечению закончится, как котёнок разъярённо замотал головой, разбрызгивая остатки лекарства.
Котёнок был готов ждать окончания торжеств (иначе как назвать такое сборище, где все рядом стоят и что-то орут?), чтобы свалить куда-нибудь и зализывать раны, но их остановила Острозвёздная. Камышонок сразу проникся к ней какой-то приязностью, и теперь всячески хотел заслужить её одобрения.
Папа рррр! — начал он, будто заведённый разыгрывая случившееся возле реки в собственном лице, — Мурена рррра! — махнул он лапой, повторяя удар по себе, — Рррррра! Рррррау-рра-ррррау! — рычал он, изображая то ли драку, то ли ритуальный танец мартовских домашних кошек. А затем, замерев, ткнул лапой в то место, где когда-то лежала внушившая ему столько отвращения рыба.
Кусь-цап! — сказал он, вдобавок клацнув лапами, и начал кататься по земле, поднимая пыль. Всеми своими силами он старался показать, как мерзкая рыбина атаковала двух старших котов сразу. На последнем своём вздохе (маленькое сердечко его не выдерживало столь резких нагрузок и требовало отдыха) он свалился предводительнице под лапы и укусил (игриво, конечно) за лапу, показывая, как щука кусала воинов племени. А затем он резко воспрял, распушился и сел по стойке смирно, ожидая похвалы за столь удачное воспроизведение драки.

+2


Вы здесь » Коты-Воители. Игра Судеб. » Речное племя » Главная поляна #3