Коты-Воители. Игра Судеб.

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Коты-Воители. Игра Судеб. » Отыгранные флешбеки » Самое лучшее лекарство...


Самое лучшее лекарство...

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

Время действия - около пяти лун от возникновения Тигриного племени, пара недель после "ловкость рук и никакого мошенничества", два-три дня после восстания против Звездоцапа. Вечер.
Действующие персонажи - Ледяной Блик, Подснежник
Местонахождение - Главная поляна
События - Схлестнувшись на восстании с бывшей своей соплеменнице, Ледяной Блик получил довольно серьёзные раны. Но вместо того, чтобы, как полагается добросовестному больному, лежать в палатке целителя и лечиться, чёрный кот продолжает упрямо выполнять все обязанности воителя, уходя из лагеря утром и возвращаясь под вечер. Но обыденные дела отнимают теперь непривычно много сил, и в лагере Ледяной Блик появляется уже изрядно вымотанным. К счастью, о нём есть кому позаботиться...

0

2

Ноги подкашивались и болели. Голова кружилась и тоже болела. Впрочем, болело, кажется, всё, что только могло. Это было странно – получил-то он в основном только по голове.
Впрочем, Ледяной Блик над странностями собственного самочувствия сейчас особо не задумывался – самочувствие было настолько незавидным, что мысли предпочитали вовсе не соваться в чёрную голову. В целом, молодой воитель был сосредоточен в большей степени на том, чтобы правильно передвигать лапы, ни обо что не споткнуться и ни во что не врезаться. С последним было сложнее всего справиться – часть окружающего мира закрывала плотная повязка, наложенная на глаз, и Ледяной Блик даже в более вменяемом состоянии не всегда успевал уследить, что происходят в «слепой зоне».
И, несмотря на всё это, он всё равно каждое утро стаскивал себя с подстилки и уходил из лагеря под неодобрительное бурчание целительницы. Валяться в палатке, слушать стоны и жалобы других раненных, постоянно с кем-то соприкасаться и не иметь возможности даже отодвинуться… Ледяной Блик раньше и не подозревал, насколько он привык к одиночеству, выстроенному вокруг себя.
Кроме того, когда он лежал в палатке, его начинали всё-таки навещать разные мысли.
А когда он возвращается с охоты – пусть даже неудачной – полностью вымотанным и падает на подстилку, мысли не приходят. И сны не приходят. И это к лучшему.
Ледяной Блик не хотел знать, что ему будет сниться после той заварухи, что случилась в лагере.
Он остановился, практически упёршись носом в стену вокруг главной поляны. Медленно моргнул, сосредотачиваясь на окружающей обстановке. Теперь надо перебраться через главный вход – и его сегодняшнее путешествие почти окончено.

0

3

Кожа в том месте, куда пришёлся удар какого-то воителя, очень неприятно саднила, да оно и неудивительно. Особенно неприятно было шагать, а о прыжках и активном движении и говорить было нечего. Не удивительно, что она сидела в лагере и, судя по тому, как себя чувствовала, просидит в нём ещё немало. И это немного нервировало и раздражало. Она же воительница, она не должна просто так сидеть в лагере и ничего не делать! И пусть статус охотницы числится за ней меньше луны, Подснежник жутко хотела как можно сильнее его оправдать, возможно потому, что знала о своём незаконном вхождении в этот статус. Да и как не знать, когда Ледяной Блик открыто (для неё самой) предложил помощь и даже словом об этом потом не обмолвился, несмотря на опасения уже-почти-воительницы?
Кошка вспомнила Ледяного Блика, который всё же исполнял свои воительские обязанности даже несмотря на повязку на глазу и обеспокоенно приподнялась на подстилке, повела носом, вгляделась в чужие спины... И не обнаружила нужной. Обеспокоенно поведя ушами, воительница поднялась на лапы, скривилась от боли и вышла из палатки целительницы. Та что-то заворчала вслед, недовольное и предостерегающее, но белая не слушала. Насколько она помнила, Ледяной Блик ушёл довольно давно, но до сих пор не пришёл обратно, чтобы целительница проверила его рану. Всё же, даже не смотря на то, что он исполнял свои обязанности (точнее, особенно из-за этого!), эта процедура была нужна и важна.
Выйдя на Главную поляну, воительница принюхалась и чуть походила, кривясь, но упрямо переставляя лапы. Рана не открывалась, но боль была, хотя и терпимая. В какой-то момент вечер принёс знакомый и свежий запах от выхода из лагеря, и кошка направилась туда. Было странно, конечно, встречать кого-то, словно сварливая жёнушка, но это же было и забавно. На мгновение подивившись ассоциации, она подошла поближе к стене и нахмурилась, чуя неладное. Пока она ковыляла, Ледяной Блик мог уже пройти от входа до целительской и обратно.
Высунув нос из лагеря, Подснежник тут же выскочила вся, шикнув от боли и недовольно смотря на друга. Состояние того ей не нравилось, впрочем, она и сама наверняка выглядела не лучше, но хотя бы не загоняла себя, хотя иногда и хотелось устать также, как Ледяной Блик. Чтобы мыслей в голове не было, и чтобы кровавый запах не портил сны, каждую ночь заливая их кровью и делая шерсть розовой, под цвет глазам.
Иногда в хорошем нюхе если свои недостатки. Например - отложившийся в памяти запах.
- И как это понимать? - недовольно, но тихо проворчала она. Раздражение почти осязаемо клубилось где-то рядом с головой. Подтолкнув Ледяного Блика в лагерь, Подснежник прикинула, сможет ли она дотащить такую тушу до палатки целительницы. По всем прикидкам - нет, так что решено было идти тихо, спокойно и поддерживая умаявшегося друга.- Не надо так себя загонять, - задумчиво добавила она, в глубине души понимая, что если такой рассудительный всегда кот решился на такое, на то есть свои причины. Возможно даже, чем-то похожие на её собственные. Да и кто ночью не просыпался от кошмаров? После Кровавого Совета, после этой заварушки в лагере...

0

4

Пока Ледяной Блик мысленно подготавливал себя к последнему рывку, после которого можно будет, наконец, и передохнуть, рядом появилась белая фигура, неожиданно заинтересовавшаяся вернувшимся с охоты воителем. Обычно на Ледяного Блика мало кто обращал внимания – но тут уж, чего греха таить, было и его участие. В конце концов, чёрный кот сам поставил себя так, что лишь редкие исключения теперь готовы были проявить определённое к нему участие.
Например, Подснежник.
Моргнув, Ледяной Блик узнал кошку-альбиноса, которая не ограничилась простым «Привет, как дела?», а буквально поволокла – во всяком случае, насколько это было в её силах – в лагерь. То есть, они неспешно побрели в нужном направлении так, что Ледяной Блик мог при необходимости опереться на белый бок и перевести дух.
Я охотился, – коротко, как и всегда, отозвался чёрный кот в ответ на вопрос, который, скорее всего, не предполагал никакого ответа. Но позволять просто так ворчать на себя было… странно?
Молодой воитель понимал, что его поведение не отличается особой разумностью, но ведь это понятие, как и многие другие, отличается своей относительностью. Чёрный вполне представлял, ради чего он уходит из лагеря и так себя «загоняет», а, значит, для него это дело вполне разумное и осознанное.
Надо.
Не видеть снов. Не погружаться в свои мысли. Не смотреть на раненых, которые или хвастаются своими боевыми подвигами, или стонут от боли.
А ещё есть это странное ощущение, когда его встречают, ругают и ведут в нужном направлении, как маленького котёнка. Это должно раздражать и вызвать негодование, но отчего-то от этого становится приятно и тепло.
Может, в этом тоже есть причина того, чтобы уходить каждый день и возвращаться каждый вечер?

0

5

Кошка сдержала тяжёлый вздох, понимая, что её ворчание и даже откровенный сарказм вряд ли придётся по вкусу другу, но и оставаться безразличной она не могла - по крайней мере, внешне. И, если подумать, то когда это она начала так реагировать на чужую, казалось бы, глупость? Никогда. Просто это наверняка - наверняка! - не глупость, ну не может Ледяной Блик был глупым. Что-то не сходится, - мысленно ответила себе она, терпеливо жмурясь, когда Ледяной Блик чуть сильнее на неё опёрся. Неприятная царапина дала о себе знать, но воительница проглотила шипение. Только собственной слабости показывать не хватало.
Честно говоря, она даже немного завидовала этому коту, но показывать - показывать тоже не собиралась, а вот беспокойство так и рвалось наружу, но как выразить его правильно? За неспешным шагом к палатке целительницы Подснежник думала, перебирала различные интонации и их оттенки в голове, даже спросила себя: а надо ли ей это? Как оказалось, надо. Кошка передёрнула ушами, неожиданно ясно понимая, что в таком состоянии Ледяной Блик просто не почувствует кошмаров, не запомнит, да и не появятся они.
Что же, возможно, как рана ещё чуть заживёт, загонять себя они будут вместе - потому что ей откровенно надоел этот запах крови и битв. В страх всё ещё бросало, да и не мудрено, времени-то прошло совсем мало, но воительница словно каким-то внутренним чутьём понимала: это ненадолго. Страх пройдёт, а презрение, отвратительное нежелание пятнать свою белую шкуру кровью, меняя её цвет, останется. Да только кто послушает её, простую воительницу, мало на что годную, к тому же?
- Для охоты есть другие, менее пострадавшие воители, - непривычно мягко заметила она и замолчала, более не развивая эту тему. Свою необычайную навязчивость она привыкла подавлять, так что никто и не знал о том, что она может быть просто невыносимой; а если и знал, то вряд ли понимал всей величины трагедии.
Сейчас скрываться не хотелось, но Подснежник по-детски, совсем не по-воительски боялась. Да, друг. Да, такой кот, что может многое понять. Да только лунами вбиваемые привычки не могли разрушиться быстро, даже если Ледяной Блик был рядом уже довольно большое время. И даже если за это время он успел как-то приблизиться почти к самой сути - по сравнению с остальными, конечно.
Нет, правда, вряд ли кто-то знал её настолько же хорошо, насколько этот кот.
- Голоден, или сразу на подстилку тебя сгружать? - деловито спросила воительница, дёргая хвостом и щурясь. Даже небольшая прогулка по поляне туда-обратно безболезненной становиться не хотелась. А ещё на них смотрели довольно странно, и кошка обеспокоенно повела ушами.
Не то, чтобы она была слишком уж зависима от чужого мнения. Просто любила быть нужной. Наверное, убеждала она себя, этим и обусловлено то, что она сейчас делает. В душе же зрело понимание - не из-за этого. Не ради усталой благодарности друга, которой, возможно, и не будет - всё же он слишком сильно умотался - Подснежник это делает. Обманывать себя, в отличие от других, кошка не любила и почти не могла, но и принять этот факт не могла тоже. У неё был брат - самый надёжный кот на свете. У неё был Ледяной Блик - хороший друг, с которым мало кто общался, и не просто так.
Друзья, возможно, и бросаются друг другу на помощь, но на них точно не смотрят так. И пусть у Подснежник было слишком плохое зрение, чтобы разглядеть окружающих почётче, общее настроение она улавливала. Ну, или не слишком общее - вряд ли на них пялились все, кому не лень. Хотя, наверное, все знают, в каком он состоянии, - подумала кошка, щурясь в сторону палатки целительницы. Показалось ей, или оттуда выглянула морда усталой от постоянно работы кошки?

0

6

Менее пострадавшие? – Ледяной Блик прикрыл уцелевший глаз и тихо хмыкнул. – Где бы таких взять ещё.
Минувшая схватка потрепала большую часть племени – целыми остались разве что оруженосцы, не рискнувшие сунуться в битву, и королевы с котятами. Но котята – это больной вопрос. Ледяной Блик помнил, как бушевал один из воителей Тигриного племени, бросаясь на всё, что подвернётся под лапу, когда узнал, что его подруга с детьми незаметно испарилась в ходе восстания. Он, похоже, и не предполагал, что у них с молодой королевой настолько различные взгляды. Впрочем, в своей ярости воитель был не одинок.
Чёрный был из того меньшинства, кому не было особого дела до котят. Побег королев он воспринял с равнодушием – практически настоящим, а не показным. Разве что слегка порадовался тому факту, что среди сбежавших была неугомонная Сорока, на чью чёрно-белую голову большинством мнений возложили ответственность за побег. С этим Ледяной Блик был вполне согласен.
Голоден? – молодой кот моргнул, возвращаясь мыслями к реальности. – Я… да.. голоден. Мне… не удалось ничего поймать.
Можно просто удивляться, насколько разговорчивым могут сделать воителя ушибленная голова, свежая рана, усталость и небольшая толика заботы. Конечно, едва ли пара-тройка относительно длинных предложений могли быть приняты кем-нибудь за изрядную болтливость, но для Ледяного Блика, который без необходимости предпочитал обходиться предложениями односложными и краткими, а инициативой в беседе не отличался, это действительно было много.

0

7

Захотелось сказать что-то, продолжить спорить - или всё же ворчать? - но Подснежник привычно подавила всё ненужное. Да, Ледяной Блик прав, вряд ли в племени найдётся хоть кто-то, кто будет полностью здоровым; да, было несколько котов, что в момент битвы просто-напросто не присутствовали в лагере, но таких оказалось слишком мало. Прокормить племя не хватит точно - наверное, именно поэтому целительница выпускала Блика из собственной палатки. Да и не один он трудился так, что потом просто-напросто валился от усталости.
Но всё же есть те, кто пострадал не так сильно, - несколько мрачно подумала воительница, прикрывая глаза и поводя носом, стараясь распознать, кто вообще есть на поляне. Получалось слабо, но всё же получалось, и она, кажется даже, уловила пару чуть более знакомых запахов. Выходцы из племени Теней. - Ты ведь чуть глаза не лишился. Наверное, она не заботилась бы так о воителе, не чувствуй своей вины; не в его травме, нет-нет, а в том, что сама не может так же пытаться кормить племя. Казалось бы, она и так мало на что способна, а тут и подавно лишь голодным ртом является. Чем не ужас и не повод для расстройства?
Если же говорить о голодных ртах, то котята с королевами просто-напросто ушли. Сначала Подснежник этого даже не заметила - для неё писк котят сливался с фоновым шумом и просто не воспринимался как что-то отдельное, но вот когда запах молока стал казаться старым... Нет, конечно, услышала Подснежник о том, что детская опустела, пораньше, но как-то не восприняла. Возможно, от бродившей тогда по телу и в особенности грудине боли, возможно - из-за чего-то ещё.
- Угу. Ну, тогда поворачиваем, - задумчиво обронила она, осторожно направляясь в сторону кучи с дичью, которая была довольно мала. Ледяной Блик был необычайно разговорчив - вот, что она заметила и искренне удивилась.
Нечасто чёрный кот произносил так много предложений за раз. Например, Подснежник никогда не замечала в воителе тяге к развёрнутым ответам, а ведь именно этим и являлась его последняя фраза. Оно и понятно, что с одним глазом мало что можно поймать. И в таком состоянии - тоже.
Когда они всё-таки дошли до места назначения, Подснежник устало присела и прикрыла глаза. Есть ей не хотелось, хотя она и понимала, что надо бы, но противная боль и мерзкая усталость, которая преследовала воительницу при любых болезнях или физических нагрузках, не давали чувству голода прохода.

0

8

– …тогда поворачиваем.
Ледяной Блик молча кивнул. Краткий этап разговорчивости, похоже, прошёл – или чёрный просто не находил, что ещё можно или нужно добавить к уже сказанному, а любовь к пустой болтовне уже давно не была среди его приоритетных черт. Настолько, что даже рана, болезнь и усталость не могли до неё докопаться и вытянуть наружу.
Двое калек – вот уж где действительно битый битого везёт – добрались до кучи с дичью и остановились возле неё. Ледяной Блик перестал наконец опираться на плечо белой кошки и потянулся к добыче. Кто-то из стоящих рядом мельком покосился на пустые лапы, с которыми молодой охотник вернулся в лагерь, затем на повязку, закрывающую правый глаз, и промолчал, слегка посторонившись.
Чёрный не стал особо перебираться, наугад вытащив из кучи какую-то птицу – кажется голубя. Дичь, судя по запаху, не отличалась излишней свежестью, но была вполне жирной и мягкой, пригодной к употреблению. Держа голубя за одно крыло – второе волочилось по земле, рискуя подвернуться не вовремя под неловко переступающие лапы – Ледяной Блик отошёл в сторону и выпустил птицу, позволяя ей упасть на землю. Обычно чёрный кот старался забраться подальше от соплеменников, но сейчас на это не было ни сил, ни желания.
Собственно, даже есть не слишком хотелось, но молодой воитель прекрасно осознавал, что чувство это – скорее всего ложное, и еда явно не повредит уставшему организму. Одними травами целителя сыт не будешь.
Ледяной Блик склонился над голубем и откусил кусочек. Затем взгляд его переключился на Подснежник, сидящую рядом.
А ты? – кот хвостом указал на птицу. – Будешь?

0

9

Есть всё также не хотелось, быть обузой племени не хотелось ещё больше, и здравый смысл как-то скрывался за пеленой недовольства собой и муторной усталостью, которая бесила почище всего, что случалось с Подснежник раньше. Наверное, именно поэтому участливо (или ей просто так казалось?) указывающий на собственного голубя Ледяной Блик показался ей очень неожиданным явлением. Нет, теперь она была точно уверена, что травма влияет на этого воителя. Только вот в какую сторону? Вроде бы и поразговорчивее стал, а с другой стороны - огромная усталость в каждом движении не даёт как следует порадоваться этому.
Да она вообще, если подумать, не даёт порадоваться, потому что сейчас почти все такие - уставше-медлительные, почти сонные. Битва не пощадила никого - даже глупых ещё оруженосцев, хотя некоторые, кошка точно знала, были выведены наставниками прочь с Главной поляны.
И чего эти повстанцы хотели добиться? - почти зло подумала Подснежник. Она не понимала. Зачем хотеть освобождения от «власти Когтя», если сами поступаете ещё хуже? Забрать королев, котят, напасть неожиданно и трусливо, прикрываясь смертью Звездоцапа? Да ещё и совсем не настоящей смертью.
- Наверное, я бы всё же не отказалась от пары кусочков, - всё же чуть улыбнулась Подснежник. Голубь был достаточно жирным, чтобы её два укуса (не слишком большие - даже во время еды аппетит не пришёл, несмотря на то, что, вроде как, должен был бы) не помешали бы Ледяному Блику наесться.
Наверное, она вела себя странно для почти взрослой уже кошки. Наверное, стоило всё же нормально поесть - рана зажила бы быстрее. Наверное, не стоило бы вообще выходить из палатки и двигаться, тем самым причиняя боль себе, замедляя собственную не слишком быструю регенерацию. Против последнего была только встреча с Ледяным Бликом, да и это сложно было назвать постоянным, оправдывающим глупость делом.
Дождавшись, пока воитель поест, белая кошка поднялась с места даже не скривившись. Достижение, - мимолётно и с изрядной долей сарказма подумала она, подставляя плечо другу. Не сказать, что ей было несложно, но не предложить помощь просто не вписывалось в её мировоззрение.
- Пошли. Наверное, на тебя уже даже ворчать не будут, - вслух подумала воительница, опуская глаза и смотря на собственные лапы. Уши дёрнулись, но лишь по привычке - грудь кольнуло болью. Когда же это прекратиться, и я вновь смогу приносить хоть какую-то пользу племени? - почти тоскливо подумала она.

0

10

Услышав несколько неуверенный ответ белой кошки, молодой воитель повёл ушами в жесте, который должен был ожидать что-то вроде «Ну так ешь давай». Пасть была больше занята пищей, да и в целом добавлять что-то вслух не хотелось. Сейчас надо было больше сосредоточиться на том, чтобы заставить себя есть. Мясо поперёк горла не вставало, но уставший организм всё же воспринимал её без какого-либо восторга. Правда ближе к концу трапезы аппетит худо-бедно раскачался, и уже последние кусочки чёрный кот доедал без обречённой усталости смертника, пытающегося запихнуть в себя последнюю трапезу.
Когда это наши целители забывали на кого-то поворчать? – проворчал Ледяной Блик, который тоже не слыл самым мягким и добродушным котом племени.
От голубя остались уже одни кости и перья, и молодой воитель вновь вздёрнул себя на лапы. Ужин, кроме еды самой по себе, оказался ещё и неплохой передышкой – тело успело слегка отдохнуть, и стоять теперь получалось более-менее ровно. В голове тоже несколько прояснило, разогнав туман загнанной усталости.
Пойдём, – кивнул кот в сторону палатки целителей, где, по идее, им обоим следовало находится весь день – как и несколько предыдущих, а так же несколько последующих, и медленно побрёл в нужном направлении.
Торопиться некуда, выслушать недовольное мнение целителя он вполне успеет, а загонять себя, чтобы поскорее пообщаться с доблестными лекарями – глупо.
Как твоя рана? – после некоторой паузы поинтересовался чёрный кот.
Сейчас, когда разум работал относительно чётко, он чувствовал себя несколько неловко рядом с Подснежник. Его отношения с белой кошкой были... более тёплыми, чем с большинством других соплеменников. Пожалуй, их даже можно было назвать дружественными. Беда в том, что дружить Ледяной Блик не слишком-то умел. Было - когда-то раньше. Но не теперь.

0

11

На явно риторический вопрос отвечать не хотелось, так что Подснежник только дёрнула ушами, то ли соглашаясь, то ли, наоборот, уходя от ответа. На деле же с Ледяным Бликом она была согласна лишь на половину: целители, как ни крути, просто так ворчать не будут. А вот она сама и её друг могли бы и послушаться советов, но толкает же что-то воителя постоянно вставать и идти на охоту, а её - бродить по лагерю, так как лежать в палатке было невыносимо, а выходить из лагеря - слишком хлопотно и долго.
Нет, она, конечно, может и выйти, но в каком состоянии придёт - тот ещё вопрос. Пожалуй... именно в том, в котором сам Ледяной Блик совсем недавно завалился в лагерь. Кошка окинула его внимательный взглядом - он, кажется, выглядел получше. Или ей только казалось? Чего не сделает подогнанное болезнью воображение, желание, чтобы хотя бы с близкими всё было хорошо.
Как оказалось, воителю действительно стало лучше, больше он на Подснежник не опирался, шёл сам, только медленно, но оно и понятно: усталость, абсолютно нежелание возвращаться в пропахшее травами помещение... Она и сама не хотела торопиться.
Вопрос застал врасплох, и воительница с секунду просто смотрела на друга, а потом улыбнулась. Не по-настоящему, честно говоря - говорить о своих ранах не хотелось, - но, раз Ледяной Блик начал проявлять такое невероятное участие и сказал такое невероятное количество слов буквально за десяток минут, Подснежник просто не может пересечь это.
- Неплохо, - расплывчато ответила она. - Но заживать будет долго.
Говорить больше о своей слабой регенерации, будто в насмешку ко всем остальным недугам, не хотелось, и вряд ли бы кто-то заинтересовался такими подробностями. Уж точно не Ледяной Блик. И, наверное, ей стоило чего-то спросить в ответ, переведя разговор в светскую беседу, но не хотелось; а возможно, просто не находились правильные слова, всегда патокой льющиеся в уши собеседникам. Подснежник предпочитала не задумываться.
- Надеюсь, ты поправишься намного быстрее, - в конце концов искренне сказала она. Гнить духовно, ничего не делая, кошка не пожелала бы и врагу.
В палатке на них предсказуемо обрушились тонны ворчания, и кошка прикрыла глаза, когда целительница меняла повязку. Это было неприятно, немного больно, но кошка терпела, почти не двигаясь - притворство, контроль пригодились и тут.

0

12

Ледяной Блик слегка нервно повёл ушами, когда заметил, что Подснежник смотрит на него с улыбкой. Наверное, он со своей внезапной разговорчивостью – а для чёрного кота сказать более двух простых предложений за несколько минут, да ещё и в разговоре с одним и тем же котом, да ещё и без особого принуждения и выпрашивания с его стороны действительно можно было счесть верхом болтливости – выглядел странно и нелепо. Но что поделать, если молчунов, оказывается, иногда тянет поговорить – хотя бы с кем-нибудь.
Впрочем, нет, здесь обходится безо всяких «хотя бы» и уж тем более без «с кем-нибудь». Будь сейчас рядом не Подснежник, то молодой воитель просто молча бы добрался до целителя, вытерпел все необходимые процедуры и свалился бы спать. Белой же кошке Ледяной Блик если не доверял полностью – доверие для чёрного было весьма и весьма ценной валютой – то по крайней мере относился к ней с меньшей оглядкой, чем ко многим остальным.
Может быть, дело было в той небольшой общей тайне, о которой они никогда не разговаривали с того самого вечера. Тайны объединяют.
А может в том, что после того, как Ледяной Блик узнал о некоторых слабостях Подснежник, он в какой-то степени взялся приглядывать за ней.
А может в обеих этих вещах сразу – в конце концов, именно второе привело к первому.
Ну да, – чёрный слабо хмыкнул, лишь намекая на возможные эмоции. – По словам целительницы, я должен пасть и помереть в ближайшие часы, если не прекращу маяться дурью.
Примерно это Ледяной Блик и услышал в свой адрес, когда они всё-таки дошли до палатки. Пока ему меняли повязку, мазали раны какой-то щипучей гадостью и громко ругали за глупость, чёрный сидел смирно, с обычным каменным выражением на морде. Лишь поморгал немного освобождённым от лишних помех глазом. Зрение расплывалось, глаз слезился от непривычного света, но кажется, всё было не так уж и страшно, как описывали целители.
Дотерпев до конца процедуры, Ледяной Блик облегчённо перевёл дыхание, даже не скрывая этого, и поплёлся к своей подстилке, краем уха вслушиваясь в то, что говорят его спутнице. Сказывалась давно укрепившаяся привычка стараться быть в курсе всего. И новая, появившаяся как-то незаметно – следить, что происходит с одной конкретной кошкой.

0


Вы здесь » Коты-Воители. Игра Судеб. » Отыгранные флешбеки » Самое лучшее лекарство...