Коты-Воители. Игра Судеб.

Объявление

Лучшие игроки:




Подробнее..
Добро пожаловать!
Наш форум существует уже одиннадцать лет, основан 3 января 2010 года.

Игра идет на основе книг Эрин Хантер, действие происходит через много лун после приключений канонов, однако племена живут в лесу. Вы можете встретить далеких потомков Великих Предков и далеко не всегда героических...
Мы рады всем!

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Коты-Воители. Игра Судеб. » Грозовое племя » Главная поляна #3


Главная поляна #3

Сообщений 341 страница 358 из 358

1

Лагерь Грозового племени запрятан в глубокой чаще. Расположен в ложбинке, окруженной со всех сторон деревьями и зарослями ежевики, так что коты завсегда услышат приближения врага хотя бы по сдержанному рычанию, когда те будут продираться сквозь ежевику. Поляна широкая, утоптанная. Посередине стоит Высокая Скала, чуть поодаль, у зарослей крапивы, - куча с добычей. Детская устроена в зарослях ежевики, у старого пня устроена ученическая и там же ученики делят свою добычу. Вход в лагерь представляет собой папоротниковый туннель, недалеко от которого расположилась  целителя.

ссылка на пред. тему - Главная поляна

Куча с едой [заполненность - 45%]

Грызуны
Мыши (3 шт)
Белки (1 шт)
Полевки (2 шт)

Птицы
Зяблик (1 шт)
Голубка (1 шт)
нет

Рептилии
нет
нет
нет

Особая
нет
нет
нет

Куча может дополниться вашей охотой. Кто приносит дичь, просьба так же как-то выделять в сообщении, что именно вы принесли. Если вы взяли дичь из кучи добычи, так же прошу выделять это в посте.
Основная дичь Грозового племени - мыши, полёвки, лесные птицы, иногда белки. Кроликов вы можете встретить, но крайне редко и, скорее всего, на открытых местах.

Отредактировано Тихий Залив (16-08-2016 17:59:02)

0

341

Черногривый кивнул, давая понять, что он верно понял посыл Закатного. В конце концов, обижаться на правду - идиотизм. Ну да, он пришел с земель Двуногих, а дальше-то что? Не страдать же ему каждый раз, когда соплеменники упоминают его происхождение. В конце концов, адекватные коты и кошки уже давно свыклись с мыслью, что не всегда воители рождаются на племенных территориях. И Ярозвезд его поддерживает. И Медвяный. И даже Хватка, волчица в кошачьем обличье, теперь относилась к нему даже с некой теплотой, грозящей перерасти в нечто большее. Молнехвост не загадывал, но очень наделяся.

- Да, по счастливой случайности - хотя я уверен, что это Звездное племя услышало мои мольбы, хоть тогда я и не догадывался о его существовании - я выбрался из дома и оказался здесь. Но если смотреть на этот факт немного под другим углом - как думаешь, многие ли лесные смогут объяснить тебе все тонкости поведения Двуногих и рассказать, чего именно нужно опасаться? - Молнехвост усмехнулся, вспомнив то количество людей, что он повидал в приюте и в доме за свою недолгую жизнь. - Думаю, в этом смысле я уникальный грозовой кот, - с улыбкой произнес воин. Правда, улыбка получилась чуточку натянутой, поскольку в мыслях Молнехвоста промелькнули воспоминания о том, что происходило со старыми котами в приюте, когда за ними слишком долго не приходили новые хозяева.

Воин тряхнул головой. Хватит. Не время печалиться о тех, кому повезло меньше, чем ему.

Он заметил, что Закатный перестал нервничать и выглядел уже вполне спокойно: кажется, слова Молнехвоста убедили его в том, что переживать из-за переназначения нет нужды, и что он ни в чем не виноват. Лед, застывший было в глазах осторожного оруженосца, растаял, и теперь в них виднелись искорки любопытства и дружелюбия.

- О, это травмы любви, - неловко хмыкнул Молнехвост, поведя ушибленными плечами. Болело уже значительно меньше. - Просто хотел произвести впечатление на одну кошку, но в итоге угодил в передрягу с дождем, ловкими мышами и поразительной неустойчивостью земляного слоя у обрыва. Зато Хватка перестала смотреть на меня, хех, волком, - Молнехвост заговорщически подмигнул Закатному, бросив мимолетный взгляд в том направлении, куда ускакала его нравная зазноба. - Надеюсь, это все останется между нами, как между друзьями, лады? - он чуть склонил голову и пошевелил ушами, отчего его морда комично дернулась. - Необязательно ждать несколько дней. Думаю, завтра я буду уже в силах оценить воочию то, чему ты научился, и скорректирую некоторые движения, если потребуется. А на следующий день возможно уже отправимся в лес на полноценную тренировку. Вот увидишь, я быстро встану на все четыре здоровые лапы.

Отредактировано Молнехвост (15-08-2021 20:09:26)

+2

342

- Ну... - Закатный оказался в некотором замешательстве. Слова Молнехвоста о Двуногих сверкнули неожиданной мудростью, да такой, что пламенно-рыжий котик, всю жизнь не считавший этих кожаных котов за угрозу (во многом потому, что ни разу с ними не встречался, а рассказы отца, тоже не испытавшего серьезной проблемы во время встреч с людьми, не добавляли необходимости в излишней осторожности), поскреб лапой по затылку. - Я не думал никогда, что они прям серьезную опасность представлять могут. Мы же находимся в чаще леса! Сюда они не заходят. А к их Гнездам вообще нет смысла лезть, все, что надо, есть тут, - он никогда не понимал, почему граница его племени находится в такой близости от Двуногих. - Но раз ты говоришь, что есть опасность, а ты же бывший домашний кот... - задумчиво протянул Закатный, похлопывая хвостом по земле. - Ладно, я понял. И про Двуногих, и про то, что в твоем происхождении есть свои преимущества, - он умолк. Вопрос вертелся у него на языке, но Закатный не привык откровенничать с посторонними. С другой стороны, Молнехвост вел себя так располагающе, так открыто и спокойно говорил о своем прошлом, что внезапно рыжий ученик впервые почувствовал что-то вроде родственной души в одном из соплеменников. К нему все вроде бы в племени относились ровно, никто особо не задирал и не дразнил за прошлое - разве что самые грубые задиры, да и тех быстро заставляли опомниться и сверстники, и сам Закатный, Пересмешник, опять же, делал все, чтобы его приемыш чувствовал себя тут, как дома. Но все-таки никто из них не знал, каково это - когда ты родился вне этих стен, когда у тебя нет здесь родни, и ты лишен того, что с чем рождаются все соплеменники и воспринимают это как данность.

Поэтому, наверное, ему и захотелось задать этот вопрос. Молнехвост болтал про Волчью Хватку - Закатный бросил на нее быстрый взгляд, против воли хмыкнул, но неодобрительно шевельнул ушами.

- Рисковать из-за такого? Ну уж нет, мне это в жизни не понадобится! И никакие кошки тоже, я лучше буду тренироваться всегда для того, чтобы стать самым лучшим воином в племени, а потом стану глашатаем! Кошки и чувства всякие.... такие только отвлекают, - заявил Закатный, в эту минуту твердо верящий в свои слова и в то, что он в жизни не будет отвлекаться на всякие шуры-муры. - Но твой секрет я сохраню, - важно кивнул он и поднялся, собираясь уходить. Но, не повернувшись телом, он остановился. Помолчал долю секунды.

И все-таки спросил.

- А какое преимущество в моем происхождении?

+2

343

Молнехвост лишь усмехнулся, слушая наивные размышления своего нового оруженосца о Двуногих. Люди, как по приютской привычке называл их черногривый кот про себя, мягко говоря, слегка отличались в реальности от представлений Закатного.

- Конечно, доля правды в твоих словах есть - мы действительно находимся в лесу, и большинству людей здесь нечего делать. Но я слышал страшные истории о браконьерах - Двуногих, которые отправляются в леса на охоту с гремящими огненными палками, которые стреляют смертью. Против таких оружий бессильны и волчьи зубы, и рога лося. Конечно, на нас такие люди охотиться не будут - но они могут распугать всю нашу дичь, устроить катастрофу в лесу, забыв затушить свой огонь или нарушая естественный порядок вещей, убивая других лесных обитателей и расставляя опасные ловушки по всему лесу. И это я не говорю об очевидной жестокости Двуногих в поселениях, которые считают, что отлавливать и сажать в клетки бродячих котов - вполне нормальное явление. А чего стоят их котята,
- Молнехвост прикрыл глаза, стараясь выбросить из головы картину, которую застал как-то, пялясь по обыкновению в окно: котята Двуногих жестоко мучили бродячую слепую собаку ради забавы. - Я рекомендую всем котам держаться даже от заброшенных гнезд Двуногих подальше, и отказался идти охотиться с Хваткой на их территории. Но не все считают мои опасения обоснованными, - пробормотал белохвостый воин. Ему хотелось завершить эту тему и не возвращаться к ней до необходимости. К счастью, Закатный быстро переключился на другой, более приятный для обсуждения Молнехвоста объект.

- О, ты еще так юн, а уже столь амбициозен! - Молнехвост легко вошел в любимую роль балагура и легонько потрепал ученика по плечу белым хвостом. - Я искренне надеюсь, что ты сохранишь свою страсть и станешь отличным глашатым, но не зарекайся - любовь всегда настигает нас тогда, когда этого не ждешь, - хмыкнул воин со знанием дела. Его забавляли реплики Закатного - сам Молнехвост не раз видел, как самые явные карьеристы сбивались с пути, встретив ту_самую, впрочем, если у ученика получится достичь своей цели, его наставник будет только рад. - И спасибо за поддержку, - кивнул Молнехвост, услышав, что Закатный не собирается трепаться о сердечных делах наставника всем подряд. Значит, он не зря доверился рыжему ученику.

Закатный было поднялся, собираясь уходить (да и сам черный кот уже навострился к куче с дичью, где все еще находилась Хватка), как вдруг что-то остановило ученика. Он помялся пару секунд, прежде чем раскрыть рот и задать вопрос:

- А какое преимущество в моем происхождении?

Молнехвост помолчал. Он не ожидал такого внезапного вопроса, и, честно говоря, сходу не мог на него ответить - нужно было поразмыслить. Вздохнув, Молнехвост поднялся и приблизился к ученику. Золотое правило: если не знаешь, что сказать - говори правду от всего сердца. Именно этот случай.

- Я не буду врать тебе, Закатный, тебе придется нелегко в племени. По сравнению с теми котятами, что начали свой путь в любви и ласке с самой детской, ты будешь чувствовать себя чужим и далеким. Но я обещаю тебе - так будет не всегда. Чем старше и мудрее ты будешь становиться, тем больше друзей и знакомых появятся на твоем пути, тем больше будет будет котов, готовых всегда поддержать тебя. Уже как минимум плюс один на твоей стороне есть точно, - хмыкнул Молнехвост, ткнув себя передней лапой в грудь. Болело уже значительно меньше. - Но знаешь, все-таки есть один плюс бытия чужим среди своих. Не придется оплакивать тех членов семьи, что уйдут раньше тебя, - тихо завершил свою речь Молнехвост. Раньше он часто задумывался о том, как поживают его мать и сестры, но со временем, особенно когда ему довелось стать частью леса, он потихоньку забывал их лица и запахи. Теперь лишь легкая тоска связывала его с теми, кого он никогда, скорее всего, не увидит. Стряхнув печальное выражение лица, Молнехвост шутливо боднул ученика, направляя в сторону палатки оруженосцев. - Довольно мрачных мыслей, отдыхай. Встретимся завтра на рассвете на выходе из лагеря, - добродушно мурлыкнул Молнехвост, и, проводив Закатного взглядом, легкой рысью потрусил к той, что притягивала его взгляд уже давно.

- Как ты? - тихонько спросил он, усаживаясь рядом с Волчьей Хваткой.

Отредактировано Молнехвост (25-08-2021 16:46:51)

+1

344

Волчья Хватка послушно отошла от Ярозвезда с Молнехвостом и даже сбегала обратно к обрыву, чтобы притащить в лагерь насквозь промокшую добычу. В одиночку. Не очень-то приятно бежать по сырому лесу, сжимая в пасти комки такого же мокрого меха. Брр, любой аппетит отобьет! И, не будь Молнехвост побитым и покрытым синяками, Волчья Хватка заставила бы его отдать должок. Словить что-то лично для нее, например или заставить вылизать спинку - там, где тяжелее всего достать самой, покуда она, Волчья Хватка, будет греться и наслаждаться осенним солнышком. Когда она вернулась, Ярозвезд с Молнехвостом закончили беседу, но теперь рядом с приятелем стоят Закатный. Волчья Хватка выплюнула добычу в общую кучу и, не сводя со странной парочки внимательного взгляда прищуренных глаз, уселась рядышком. Не настолько близко, чтобы откровенно подслушивать, но и не настолько далеко, чтобы вообще ничего не слышать. Интересно, о чем же таком важном поговорил с Молнехвостом Ярозвезд, что к нему подошел Закатный? Что, просто поболтать? Не верится, что оруженосец ни с того, ни с чего отправился чесать языком со старшим котом, с которым, насколько Волчья Лапка знала, его ничто не связывает. Может, эти двое внезапно выяснили, что встречались в те времена, когда еще не принадлежали Грозового племени? Может, Молнехвост давно потерянный родственник Закатного или что-то в этом вроде?

Существовало объяснение куда проще и, судя по обрывкам фраз, долетающих до Волчьей Хватки, оно и оказывалось самым верным. Хотела бы она сказать, что не испытывала ни малейшего укуса зависти, но это было бы ложью. Собственный ученик - это же знак высшего доверия со стороны предводителя! Хотя, признаться, она понятия не имела, зачем Закатному нужен Молнехвост, у него же своя наставница есть... Волчья Хватка терпеливо дождалась, покуда рыжий не попрощается с воителем, не переставая прожигать в обоих дырку своим взглядом. Потом, стоило Закатному отвернуться, как она уже очутилась рядом с Молнехвостом, улеглась напротив и взглянула в его глаза.

- Рассказывай, что тут произошло, пока я по лесам бегала, - велела она. - Признаться, думала, что к моему возвращению тебя уже будет вовсю обхаживать Гречиха, но, видно, твои синяки да ссадины не так уж серьезны, - добавила Волчья Хватка с заметным облегчением в голосе, после чего она покосилась в сторону Закатного, трусящего к палатке учеников и снова бросила вопросительный, деловитый взгляд на Молнехвоста. Взгляд, в котором отчетливо читалось - мол, я уже обо всем догадываюсь.

+1

345

Проводив Закатного взглядом, Молнехвост вздохнул - ну и денек! Наверное, никогда его племенные будни не были наполнены таким огромным количеством событий: и посвящение в воители застал, и угодил в передрягу с Волчьей Хваткой, и ученика получил! И пока вышеупомянутый оруженосец покидал мысли черного кота, его голову медленно, но уверенно захватывали думы о Волчьей Хватке. А вот, кстати, и она - в своей типичной манере проигнорировала вопрос и задала свой. Молнехвост не смогу удержаться от улыбки - она была такой мокрой, взъерошенной, но все равно такой милой.

- Рассказывай, что тут произошло, пока я по лесам бегала, - не терпящим возражений тоном велела серая воительница. Молнехвост хмыкнул и наклонил голову.

- Ох, если в двух словах - я стал наставником, представляешь? Ко мне подошел Ярозвезд и объяснил, что у Закатного с Прыткой Ланью не вяжется, и он предположил, что лучшим выходом будет изменить программу обучения оруженосца и выбрал меня на роль его нового наставника. Я конечно много думал о том, дадут ли мне ученика в принципе, но даже не представлял, как это волнительно! - словоохотливо пояснил Молнехвост, оглядывая кошку. Судя по всему, она куда-то убегала из лагеря, вновь под дождь - воин предположил, что её въедливая натура не могла себе помыслить оставить пойманную дичь у обрыва, и поэтому Хватка упрямо побежала к месту охоты и вернулась-таки с добычей. Он вновь улыбнулся - в этой кошке ему нравилось абсолютно все, даже её грубость и деловитость. Они добавляли её образу живости и цельности - и от того она казалась еще более настоящей.

- Признаться, думала, что к моему возвращению тебя уже будет вовсю обхаживать Гречиха, но, видно, твои синяки да ссадины не так уж серьезны, - уже мягче произнесла Хватка, и Молнехвост, не удержавшись, легонько толкнул её плечом. Видимо, хорошие новости оказывали на него целительный эффект - уже даже не хотелось идти к Гречихе. Кажется, нужно просто хорошо отоспаться.

- У Гречихи полно дел - наверное, она до сих пор обхаживает Медвяного. Кто я такой, чтобы им мешать? - хмыкнул белохвостый воитель. - Да и потом, после таких новостей я уже, кажется, сам забыл, что у меня что-то болит. Да и ты вроде не выглядишь изможденной, и меня это радует, - мягко произнес Молнехвост. Ему уже не казалось, что Хватка его недолюбливает - сегодняшнее приключение, кажется, здорово встряхнуло ей мозги, и теперь она куда теплее смотрела на воителя, отчего его сердце наполнялось нежностью к этой дикой принцессе. - Впрочем, после всего, что сегодня произошло, я считаю, мы заслужили полноценный отдых в палатке, что думаешь? - он вопросительно взглянул на Волчью Хватку, молясь всем Звездным Предкам, чтобы она верно истолковала его посыл и согласилась разделить мягкую подстилку в воинской палатке.

зы

наверное надо закинуть пойманное в кучу все же хд

Отредактировано Молнехвост (05-10-2021 10:02:12)

0

346

- Ага, я так и поняла, - кивнула Волчья Хватка, с легким удивлением покосившись в ту сторону, куда ушел Закатный.
Вот как. Смена наставников, когда ученик уже старше восьми лун и, по идее, обучение должно идти вовсю. Интересно, что у них произошло с Прыткой Ланью? Волчья Хватка слишком мало времени пробыла воительницей и еще не успела поближе познакомиться с ней да и вообще не имела привычки особо присматриваться к соплеменникам. Лань казалась славной кошкой. Ну да ладно, это их дело. - Что ж, я бы, наверное, расстроилась, но тут думаю об одной выгодной для меня идее, - она хитро посмотрела на Молнехвоста. - Ты же не будешь против, если я буду заглядывать к вам на тренировки? Пригодиться, когда у меня самой появиться ученик. Чую, время славное это не за горами, - беззаботно проурчала Волчья Хватка. Раньше, наверное, она бы непременно подумала о том, что, коль Ярозвезд предпочел ей домашнего кота, то век ей не видать оруженосца, но предводитель при  всех - при всех! - признал ее заслуги и наградил отличным именем. И домашний кот неплох. Так что рано или поздно ей дадут ученика. К тому же, Волчьей Хватке, по сути, и не хотелось бы начинать заниматься с почти взрослым оруженосцем, от которого кто-то отказался или что-то в этом роде.

Она хотела своего ученика. Котенка, только-только готовящегося познать мир. Котенка, которого доверят ей, Волчьей Хватки. Одна эта мысль согревала сердце.

Молнехвост упомянул о Медвяном. Волчья Хватка сначала почувствовала легкую тревожность - чем там заболел брат - а потом вспомнила, что он просто вызвался помочь Гречихе. Фыркнула.

- Обхаживает? Что за глупости, - наверное, Молнехвост не знает или забыл, что понадобилось ее брату в палатке целительницы. "Обхаживает!" Занятно Молнехвост оговорился. Будто между Медвяным и Гречихой что-то может быть! И представить глупо, Медвяный же до костей предан Закону, а Гречиха целительница. Сама оговорка смешна! - Он у нас любит помогать, вызвался Синегриву помочь и травки разложить. Будь его воля, он бы вообще не спал, а охотился для племени постоянно или еще что-то в этом роде. Поверить не могу, что он до сих пор там сидит, - вздохнула она. - Ладно, ты прав. Пойдем спать. Потащим твой усталый, побитый хвост в палатку, - Волчья Хватка подмигнула Молнехвосту и двинулась в сторону палатки, готовая помочь своему другу, если понадобится.

================) палатке воителей

+1

347

Молнехвост просиял, увидев, что Волчья Хватка поняла его правильно и не возмутилась, почему у одного воителя отбирают уже взрослого ученика и отдают другому. В конце концов, Ярозвезду явно было виднее, как лучше поступить, чтобы соблюсти в племени баланс сил. Поэтому он лишь довольно кивнул, когда Хватка изъявила желание понаблюдать за работой Молнехвоста с Закатным.

- Да без проблем, забегай как захочешь - думаю, это будет хорошей тренировкой для всех нас: кто знает, может Закатный будет больше стараться, чтобы впечатлить такую сильную воительницу? - он шутливо повел усами, представляя, как забавно будет смущен ученик присутствием кошки, с которой еще недавно делил палатку оруженосцев, но да ничего - ему будет полезно поучиться у двух воителей сразу. Да и Хватка узнает для себя много нового в качестве будущей наставницы. - Я думаю, у Ярозвезда на тебя большие планы, так что готовься - как только появятся новые котята, один из них точно в будущем станет твоим оруженосцем, - произнес Молнехвост, а у самого него самого в голове зародилась непрошенная мысль: а хочет ли Хватка в будущем вообще возиться с котятами? Молодняк племени подрастал, так что новые малыши грозовым котам совсем бы не помешали. А кому их заводить? Казалось, племя не было обеспокоено продолжением рода, поэтому королевы все чаще покидали детскую. А что, если... Нет, об этом думать было непозволительно рано - Молнехвост с Хваткой только-только наладили дружелюбные отношения, и торопить события не стоило. Хотя черногривому коту было приятно представить, какие у них с непокорной серой воительницей могли бы получиться котята.

Он фыркнул, услышав рассуждения Хватки о том, что Медвяного и Гречиху ничего не связывало. "Наивное летнее дитя! Только взглянув на них двоих понимаешь, что они друг к другу неравнодушны - как Гречиха смотрит на Медвяного, да и сколько он проводит времени в её палатке по доброй воле," - рассуждал воин про себя, но вслух спорить с кошкой не стал - пусть думает что хочет, а время все расставит на свои места. Оставалось только надеяться, чтобы его друг и целительница окажутся достаточно благоразумными, чтобы сохранять свои чувства, не преступая Воинский Закон. Но в одном он с Волчьей Хваткой был согласен - усталый, побитый хвост черного воина нуждался в отдыхе, и поэтому он, весело мурлыкая, отправился за Хваткой, надеясь, что та снова прильнет к его плечу и он уснет, вдыхая её сладкий пряный запах.

--------------> палатка воителей

Отредактировано Молнехвост (08-10-2021 12:45:22)

0

348

Колючка лежал подальше от ранней активности лагеря, поджав лапы и прижавшись правым боком к зарослям ежевики. В голове было пусто. Мир вокруг казался размытым, отделённым от котёнка мутной пеленой. Нереальным. Будто это он только наблюдает за кем-то один в один на него похожим, лежащим здесь, в стороне ото всех, вжавшись правым, изуродованным боком в кустарник и стараясь занимать как можно меньше места. Будто это всё не с ним и не здесь.
Взгляд здорового янтарного глаза был обращён в пыльную землю перед ним, только изредка нервно и резко дёргаясь в сторону чужого движения, слишком неожиданного для погружённого в замедленное состояние котёнка. В остальном он даже не двигался лишний раз, разве что покачнётся немного головой в сторону земли, чтобы рывком назад тут же себя разбудить.

Он выглядел плохо. Ещё хуже, чем ему физически по факту было. По крайней мере так казалось. Длинная, взлохмаченная шерсть не могла скрыть проступающих костей, ни одна лекарственная трава в этом мире не смогла бы убрать истощённой измотанности из взгляда. Колючка плохо ел и ещё хуже спал. Первого не хотелось. Он пытался себя первое время заставлять, но даже самый лакомый кусок не лез в горло. Второго не удавалось. Сны были ещё хуже и мучительнее, чем такое существование.

Строго говоря, Колючка ждал. Больше он ничего не мог делать с того момента, как вернулся. Как давно это было? Сколько он так лежал? Он уже не знал. С одинаковой вероятностью могла пройти хоть луна, хоть пара часов — время казалось ещё менее реальным, чем мир вокруг. Колючка ждал. Сам не понимал чего. Возможно момента, когда он присоединится к отцу, брату и сестре, перестанет быть бесполезным лишним ртом в лагере и окажется закопанным где-нибудь подальше. Рано, слишком рано пришло реальное понимание смерти и слишком же рано пришло нежелание жить.
Возможно он, несмотря на прочную хватку вины, ждал чего-то ещё, какого-то продолжения этой жизни, возобновления движения времени, возможности вырваться из под этой мутной воды, которая окружала его сознание. Но об этом он не позволял себе думать. Он сейчас вообще не позволял себе ни о чём думать. Так было проще.

Он не чувствовал чужого присутствия. Уши слышали, нос втягивал и распознавал чужие запахи, но разум до последнего момента отказывался как-либо обрабатывать информацию. Разум вообще отказывался двигаться лишний раз, подражая телу.

+1

349

- Привет, Колючка.

Ярозвезд сделал все, чтобы бедный котенок издалека заметил его приближение и постарался выглядеть настолько дружелюбным, насколько мог. Уши торчком, плечи расправлены, на морде - легкая улыбка, в янтарных глазах теплота. Требуется время, чтобы привыкнуть к дерганому поведению Колючки и не обращать на него внимания, время, чтобы осознать, что малыш пережил и испытал за время отсутствия. Когда котенок вернулся, предводитель поприветствовал его с распростертыми объятиями, не стал подробно выпытывать, что произошло с ним и поспешил передать Гречихе. Он наблюдал за ним издалека, надеясь, что заботливые лапы целительницы поставят его на ноги, но... Конечно, глупо ожидать, что Колючка быстро придет в норму. То, что случилось с ним и его семьей - ужасная трагедия.

Ярозвезд помнил, как патруль нашел тела. Потом, не медля ни секунды, он отправил еще несколько отрядов в попытке отыскать котенка, которого не было среди погибших, но тщетно. И вот теперь, спустя столько лун, Колючка перед ним. Живой, но не невредимый. И чем дольше Ярозвезд за ним наблюдал, тем отчетливее для него становилось то, что больше ситуацию на самотек пускать нельзя. Колючка слишком большой, чтобы отправить его в детскую. Ему нужны занятия, нужно общение. Но кому из воителей Ярозвезд сможет доверить этого несчастного малыша, который, по сути, и не готов становиться учеником, но обязан им стать, чтобы продолжить жить?

Несколькими минутами ранее Ярозвезд увидел, к своей огромной радости и облегчению, Пересмешника. Глашатай вернулся поздно из разведовательного отряда и был ранен, но вернулся же!  Предводитель не стал мучать его расспросами и позволил сразу отправиться к палатке целительницы. Сам же он решил, не отлагая более этого дела, наконец, провести самую противоречивую церемонию в своей жизни.

- Как твои дела? - предводитель аккуратно сел рядом и осторожно коснулся кончиком хвоста Колючки. - Знаешь, смотрю я на тебя и думаю - тебе не повредит лишняя мышка за ужином.

+1

350

Уши дёрнулись в ответ на чужой голос. Взгляд метнулся в сторону предводителя, чей голос неповоротливое сейчас сознание смогло распознать быстрее, чем голоса других котов и кошек. Потому что ожидало, мучительно и со страхом. Чего Колючка не ожидал, так это приветливых тона и вида крупного кота. Левое ухо развернулось в недоумевающем, запутавшемся жесте, правое только неловко дёрнулось, пытаясь отразить движение. Он медленно моргнул, так же замедленно повернул голову и рассеяв взгляд так, чтобы держать Ярозвёзда в пределах видимости, но не смотреть прямо в чужие глаза или чужую морду.

— Доброе утро, Ярозвёзд — ломкий голос звучал тихо и неуверенно, Колючка запинался о слова, выдавая вечные нехватку здорового отдыха и нервозность. Кончик хвоста дёрнулся в раздражении на самого себя.

Он много раз прогонял в голове всевозможные сценарии, ещё когда только вернулся. Ни один из них не был похож на то, что происходило в реальности. Это ещё больше размазало её ощущение, заставило казаться сном. Сном, который неожиданно спокойнее, чем обычные. От которого не хотелось бы проснуться. И если это сон, то можно не бояться. По крайней мере не сейчас.

Медленный вдох и медленный выдох. Котёнок заставляет себя сфокусировать взгляд, заставляет себя быть дальше от того, какой он там наяву, может так спокойствие задержится. Ещё не понимает, что слишком уж яркий и чёткий мир вокруг, чтобы быть сном. Разуму просто проще воспринимать всё на безопасной дистанции.

— Да, конечно, — говорит, но без энтузиазма, не по желанию, а больше прислушиваясь к словам предводителя и ставшему привычным мутному и тошнотворному нытью сжавшегося желудка. Слишком реальному для сна. Немного ждёт, позволяя мыслям догнать заданный ему вопрос. Как он? Он точно не знает, но всё равно отвечает первое, что приходит в голову — Устал, — Неуверенно облизывается, чувствует это странное желание зацепиться за чужой вопрос, дать сознанию продолжить первую же пришедшую в голову мысль. Почему бы и не быть честным хотя бы с самим собой, раз он всё равно проснётся? — Знаете, не в том смысле, что хочу спать, не получается всё равно — это было бы даже смешно — видеть сон о том, как он спокойно спит — а как-то... в целом? Просто устал. От всего, наверное? От того, какое всё медленное? Не на самом деле? Путает? — к концу он говорил уже сбивчиво и быстро, едва ли разборчиво сливая слова в один нервный поток, пока наконец не спохватился. Виновато дёрнул здоровым ухом и опустил его, понимая, что от него могли ждать куда более простого ответа и односложного «устал» могло бы хватить с лихвой.

— Извините, не знаю, что на меня нашло. — немного мнётся, потом решает спросить ещё одну не дававшую покоя вещь. Вот сейчас, сейчас сон сорвётся в привычный кошмар. — Что-то случилось? Почему Вы..? — не заканчивает вопрос, не добавляет это «здесь». Кажется, что прозвучит слишком грубо. Не добавляет и это «говорите со мной». Кажется, что прозвучит слишком жалко.

+1

351

- Я понимаю, - негромко сказал Ярозвезд, радуясь и удивляясь тому, что Колючка внезапно вывалил на него что-то сокровенное. Видно, сознание у малыша было спутанное, слова догоняли друг дружку, и он это понимал, по тому как смущенно замолчал. Ярозвезд мысленно вздохнул. Он действительно понимал его состояние, сам потерял и близких, и друзей в страшных войнах. После такого иногда не хочется ни двигаться, ни есть, только лежать и пялиться в пустоту. И если ему, более-менее взрослому коту на момент гибели родных и друзей было тяжело, то как приходится одинокому, изувеченному ко всему прочему котенку? Ярозвезд не был целителем и уж точно не умел врачевать душевные раны, но в эту минуту захотелось им стать, чтобы иметь какие-то знания, чтобы хотя бы как-то попытаться помочь Колючке, своему маленькому соплеменнику, оставшемуся одному в целом мире. Невысказаннный вопрос Колючки на несколько секунд повис в воздухе. Вполне разумный, кстати, вопрос, ведь нечасто предводители разговаривали с чужими котятами.

- Я вот что подумал, Колючка, - помедлив, начал он. - Как ты смотришь на то, чтобы стать оруженосцем? Мне кажется, тебе не помешали бы и тренировки, и прогулки по лесу. Они укрепят твое тело и отвлекут от мрачных мыслей... Я не знаю точно, что произошло в тот день, - осторожно, Ярозвезд, ты ходишь по тонкому льду. - Но ты ни в чем не виноват. И никогда не был. Я не стану спрашивать тебя ни о чем до тех пор, пока ты сам не будешь готов к этому разговору. Тебе уже давно не шесть лун, все твои сверстники стали учениками. Думаю, тебе это пойдет на пользу. Ты получишь возможность изучить нашу территорию, поохотиться на мышей и птиц, вдохнуть полной грудью лесной воздух, - Ярозвезд поднял голову и, прижмурившись, втянул прохладный воздух. Он чуял приближение Сезона Голых Деревьев. Совсем скоро ударят морозы, завоет метель. Даже с практической точки зрения держать в котятах Колючку, который по возрасту уже луну должен обучаться и приносить дичь, непрактично. Хотя, впрочем, в данном случае о практичности Ярозвезд думал в последнюю очередь. Вот вытащить бы Колючку из этого состояния безысходности и одиночества! Вот хотя бы сегодня он сидит тут, вдали от всех, даже в палатку не пошел. Значит, душа просит быть рядом с племенем, но в то же время он не решается ни с кем поговорить. Ярозвезд обязан вывести его к свету. Обязан как предводитель.

"И как минимум после тренировок и пробежек по лесу у него просто обязан проснуться аппетит", - подумал Ярозвезд, скользнув взглядом по худенькой фигуре Колючки.

+1

352

Колючка замер. Его понимали. Такая простая, едва ли что-то способная изменить фраза — но сказавшаяся, сейчас изменившая что-то. Возможно, дело в тихих интонациях, возможно в том, что едва ли он чувствовал это понимание от кого-либо здесь. Ни от престарелой матери, ни от молодняка, что сверстников, что котят, в палатке с которыми он всё ещё неловко и с каким-то стыдом спал. Здоровый лоб, а всё ещё бездельничает в лагере. Лишний рот. Мысли начала заволакивать вина. Котёнок дёрганым жестом тряхнул головой, пытаясь отогнать навязчивые мысли и сфокусироваться на чужой речи.

Речи о случившимся и речи об ученичестве. Идеи о том, что происходящее — сон, обострились на мгновение, потом пропали вовсе, пускай и не вернув чувства реальности. Так спят, не осознавая сна. С каким-то испугом, растерянностью Колючка смотрел на предводителя, пытаясь понять, на самом ли деле он произносит эти слова. На самом ли деле имеет это в виду. 
— Но я ведь... — снова не договаривает, не хочет прерывать чужую речь. Он ведь лишил племени сильного воителя и двух его котят, обещавших стать такими же, каким был его отец. Он не заслуживает. Если бы не... Колючка снова трясёт головой. Эти мысли — трясина, болото, зыбучие песни — стоит коснуться хотя бы на мгновение, как уже не выберешься. И пускай он заслуживал тонуть и захлёбываться в этом, сейчас было не время и не место. Сам Ярозвёзд сейчас сказал, что его вины не было. И пусть в это было невозможно поверить, принять, Колючка робко кивнул, тихим голосом благодаря предводителя. В первую очередь за то, что отступил, не стал развивать режущей по живому темы. Слишком живой в памяти оглушительный скрежет лап чудищ с Гремящей Тропы. Слишком живой в памяти истошный вой отца. Не сейчас, не был он готов ни погружаться в эти воспоминания снова, ни говорить о них. Кажется, что как только начнёт, скажет хоть слово — оно окончательно станет реальным, зафиксированным в истории, непоправимым. На горле душащей хваткой сжались незримые когти при одной только мысли, что однажды это придётся снова сказать.

Ярозвёзд был прав и в другом. Ему нужна была эта возможность что-то делать. Может, не потому, что ему от этого станет лучше, но потому, что Колючка не мог оставаться вечным котёнком. Даже если бы его травмы были серьёзнее, он всё равно бы начал искать способ быть полезным, компенсировать весь тот ущерб, который нанёс. Эта мысль пришла только сейчас. Он не сможет избавиться от чувства вины или загладить сделанное, не сможет стать заменой Тёмногривому, но он сможет делать хоть что-то. Быть частью племени, как и должен.
Конечно, вряд ли Ярозвёзд имел в виду именно это — Колючка не слышал упрёка в чужих словах, зато слышал... заботу? Беспокойство? Он ещё раз неуверенно дёрнул ухом. Попытался подняться с затёкших и почему-то негнущихся лап. Неловко пошатнулся, но сел. Сколько он так пролежал?

— Вы на самом деле так думаете? — говорит наконец после молчания, паузы взятой на то, чтобы обдумать, переварить услышанное. Голос звучал всё так же неуверенно, но впервые за долгое время в нём звучало что-то кроме то заторможенной апатии, то неуверенности и вины. В нём звучала пусть робкая, очень хрупкая, готовая сломаться, рассыпаться в любой момент, но надежда. На что? Одному Звёздному Племени ведомо. — Что это не я... Что это не моя вина? — кажется, что он никогда ещё так пристально и отчаянно не вчитывался в выражение чужой морды, стараясь уловить каждое её изменение. Что там, он и вовсе себе такого не позволял с тех пор, как вернулся.

Хотелось, тянуло сказать что-то ещё. Колючка не был уверен в том, что он собирался сказать. Что он готов пробовать? Что у него ничего не получится? Что он хочет быть полезным? В голове роилось много мыслей и это было непривычным. Гнать их не хотелось. Пусть от этого и было стыдно, но пребывать в состоянии вечного стазиса он не хотел. Слишком мучительно. — Я хочу попробовать, — говорит наконец, осторожно кивая. — Если Вы правда так думаете.

+2

353

- Да, я правда так считаю, - тихо сказал Ярозвезд, серьезно глядя в глаз Колючки. Ему очень давно не доводилось выступать в роли такого утешителя и говорить с кем-то таким маленьким по душам. Честно, он боялся. Детей у Ярозвезда не было, своего оруженосца он давно выучил, и тот служил Грозовому племени. Словом, предводитель очень давно не общался с детьми, особенно вот так, отчетливо до рези в голове понимая, что это не просто рядовой разговор о всяких пустяках. Он нужен Колючке. Он может - и должен - хоть как-то облегчить его ношу. На сердце скребли маленькие коготки, и он, могучий, могущественный предводитель Грозового племени, сейчас чувствовал себя так, словно ходил по тонкому льду. Всем сердцем Ярозвезд желал вытащить Колючку из дебрей отчаяния и самобичевания. Можно было сказать еще много слов - что со временем все забудется, например. Но он сам не верил в это. Такие трагедии не забываются со временем... их надо принять. И тогда боль притупится и станет крохотной, как коготок новорожденного котенка.

Хвост предводителя дернулся, словно он собирался по-отечески приласкать Колючку мохнатым хвостом, но в последний момент неловко замер, так и не дотронувшись до взъерошенной шерсти котенка.

- Ты ведь знаешь, что, когда мы умираем, то присоединяемся к Звездному воинству. Твой отец каждую ночь смотрит на тебя с небес. Я понимаю, что это звучит слабым утешением, ведь так хочется, чтобы наши близкие были рядом. Но... он был славным воином, и, как и любой хороший отец, наверняка не желал бы, чтобы ты всю жизнь пронес это чувство вины. А теперь пойдем. Проведем церемонию прямо сейчас, и потом твой наставник покажет тебе лес, - неуверенность заставила Ярозвезда сказать "твой наставник покажет", а не "я покажу". Предводитель перебирал в уме котов, которые, возможно, смогут лучше помочь Колючке. Немного покорил себя, что поторопился и назначил Закатному Молнехвоста - веселый и добродушный кот, быть может, подобрался бы к сердцу Колючки лучше. О том, что у малыша только один зрячий глаз, предводитель не беспокоился. Это ничего. У Алозвезда тоже был один глаз, и это не помешало ему стать одним из самых могущественных и влиятельных предводителей Грозового племени.

Ярозвезд поманил хвостом котенка и указал на место под Скалой, затем вспрыгнул на нее уверенным прыжком и издал клич, призывающий всех воинов племени собраться. Те, что уже были неподалеку и с любопытством косились на разговор Ярозвезда с Колючкой, подошли первыми, к ним довольно быстро присоединились и остальные. Множество пар глаз уставилось с интересом и пониманием на происходящее, взгляды перебегали то на предводителя, то на Колючку, который выглядел младше своих семи лун. Ярозвезд вдруг это четко понял и ободряюще улыбнулся котенку сверху.

- Воины Грозового племени! Сегодня я собрал вас, чтобы провести одну из самых важных церемоний в жизни молодых котов. День, когда они становятся оруженосцами и начинают учиться Воинскому искусству, всегда очень волнительный. Но сегодня он особенно исключительный. Как вы все знаете, к нам не так давно вернулся Колючка, потерявшийся совсем котенком - спустя много дней он сумел вернуться домой. Сам. Несмотря ни на что. На его долю уже выпало множество испытаний, но сейчас я не буду об этом говорить. Сегодня мы празднуем знаменательное событие, а не скорбим о тех, кто нас покинул. Я решил, что Колючка готов стать учеником, - он поманил котенка хвостом, чтобы тот подошел еще ближе.

- Я дарую тебе новое имя, - Ярозвезд внимательно смотрел на котенка. - Отныне тебя будут звать Шип.

+2

354

Не веря в это толком, котёнок ведёт ухом, всё так же пристально глядя на предводителя, усердно вчитываясь в чужие эмоции. От собственного вопроса шерсть начинает топорщится в подсознательной попытке казаться крупнее, увереннее. Начинает прежде, чем сам Колючка успевает заметить за собой этот жест. Неловко отводит взгляд, коротко лижет себя в грудь, приглаживая шерсть. Успокаиваясь или хотя бы делая вид.

Чужие слова, нет-нет, да вселяют уверенность. Если Звёздное Племя и правда приглядывает за ними, значит его отец, его семья всё ещё с ним. О том, что они могут смотреть на него с разочарованием думать не хочется, но не получается не. Колючка так же быстро, бессознательно поднимает взгляд в рассветное небо, сам не понимая, что он ожидал там увидеть. Особенно сейчас, когда усеянная звёздами дорога в небе скрылась. Должен ли он двигаться дальше? Кто знает. По крайней мере стоит хотя бы попытаться.

Он заторможено, благодарственно кивает, вновь подняв взгляд и смотря с какой-то искренней усталостью и болью. Болью, через которую сейчас он переступает, делая над собой невыносимое усилие. Части Колючки — через минуты уже Шипа — бесконечно хочется лечь назад. Безучастно повести плечами, сдаться окончательно и просто позволить истощению сделать своё дело. Медленно и мучительно, как и заслужил. На эти мысли он сам себе мотает головой, словно вытряхивая их прочь. Нет. Пусть крошечный, но один разумный его фрагмент отказывается. Его отец не за этим спас ему жизнь, пожертвовав собой. Его вела через холод и боль судьба не для того, чтобы он сдался сейчас. Пускай это ощущение ещё множество раз ослабнет, сейчас он вдыхает полной грудью воздух, полагаясь на чужую поддержку, морально опираясь о чужую уверенность и желание помочь.

Через пару минут оруженосец делает шаг вперёд, переступая через истошно, захлёбываясь орущий на него о вине и недопустимости фрагмент разума. Шатаясь и едва не споткнувшись о собственные затёкшие лапы.

Эта решительность пошатывается, как сам Колючка, когда на них устремляются чужие глаза. Множество разноцветных, цепких пар. Он чувствует, как его видят и от этого становится трудно дышать. Нервозность сковывает, сжимает цепкими лапами горло. Судорожный вдох и неровный, слишком быстрый выдох - будто под ледяную воду окунули.

И всё же он слушает, цепляется когтями за землю и мыслями за чужие слова, громогласно отдающиеся в его голове. Праздновать его возвращение? Хочется мотнуть головой, но почти названный оруженосец не двигается, только снова бездумно распушает шерсть, выдавая свою нервозность с головой.

А ведь вернулся он не в полной мере сам. Неожиданная мысль звучит громко и ясно в затуманенной до этого голове. И об этом он должен спросить. Но сейчас он возвращается в момент.

В множество пар чужих глаз, в чужую речь. Ему дают новое имя и острые, как шипы, когти впиваются в землю ещё крепче. Ветерок ерошит шерсть, сам Шип вдыхает воздух как-то иначе, как-то по-новому. Смена имени резонирует, переворачивает что-то. Возводит тонкую, хрупкую и готовую разлететься на осколки в любой момент, но стену между прошлым и настоящим. Он вскидывает голову, чувствует этот ветер и чувствует наконец реальность происходящего. И сейчас почему-то не страшно. Теперь уже его здоровый глаз цепко вглядывается в чужие, пытаясь найти, угадать, кто из присутствующих станет его наставником.

Видит жест Ярозвёзда и делает несколько шагов ближе, не зная, чего сейчас ожидать. Не зная, что сейчас ему полагается сделать. Он видел церемонии посвящения, но как же давно это было, словно бы в далёкой, прошлой жизни. Взгляд из цепкого — в неуверенный, выжидающий.

Зато он чётко знает, что ему необходимо сделать потом, когда церемония будет завершена. Ему нужно попытаться подойти к предводителю, спросить о чёрных птицах, которые, казалось его вели, о спутанных, лихорадочных снах, в которых он раз за разом поворачивал не в ту сторону, чтобы потом, наяву не свернуть на неверную дорогу. Здесь что-то больше, чем совпадение, что-то важнее. И об этом оруженосцу нужно знать.

+1

355

Ярозвезд внезапно спрыгнул со скалы и оказался на расстоянии кошачьего хвоста от оруженосца. Он услышал, что по рядам собравшихся котов пробежал заинтересованный шепоток, кое-где удивленный, но большинство поняло, в чем дело и зачем предводитель сошел вниз вроде бы до конца церемонии. Ярозвезд неторопливо шагнул чуть ближе.

Иначе как бы он дотронулся до носа своего нового оруженосца, стоя высоко над его головой?

- Шип, я стану твоим наставником, - сказал Ярозвезд, на несколько мгновений задерживаясь взглядом на серьезной, удивленной мордашке юного кота. Да, еще минуту назад он перебирал в уме имена воинов и воительниц, которые, наверное, могли бы взять под свое крыло Шипа и научить его премудростям воинского искусства. Но, стоя над своим племенем и взирая на новоиспеченного ученика сверху вниз, Ярозвезд вдруг ясно, каждой шерстинкой своего тела осознал, что он сам хочет и должен взять Шипа. Да, будет непросто, да, нужно будет работать не только с телом, но и с душой - тонкой, надломленной, с такими же страшными шрамами, что красуются на морде котенка. Шип в одинаковой степени и заинтересовал, и беспокоил Ярозвезда, и он чувствовал, что не хочет отдавать его другому наставнику, а потом просто наблюдать со стороныц за тем, как у них идут дела. Знал, что не сможет ограничиться наблюдением, сознавал, что хочет участововать в его жизни, в которой и без того произошло уже столько трагедий. Он хотел помочь, а издалека это сделать сложновато. Да и, сколько ни думай, предводитель не был полностью уверен, что в племени есть коты, готовые заняться воспитанием такого непростого ученика. Наступает Сезон Голых Деревьев. Много времени уйдет на охоту, на границы, снова озвереют и оголодают лисы и барсуки. Пусть у племени будет больше более-менее свободных воинов.

Ярозвезд наклонился и коснулся ласково носом Шипа. Племя, как и положено, приветствовало нового оруженосца, Ярозвезд вскинул хвост и, сияя мягкой улыбкой, дружелюбно подмигнул ему, показывая, что он все сделал правильно.

- Ну, вот ты и ученик, - проурчал предводитель. Племя потихоньку расходилось. К сожалению, некому было подойти к Шипу, провести языком по его макушке и сказать, как им гордятся - так обычно делали родители, братья и сестры после церемонии. - Как ты себя чувствуешь? - полюбопытствовал Ярозвезд и легким взмахом хвоста предложил Шипу следовать за ним. - Я имею в виду, как ты относишься к тому, чтобы прогуляться по лесу и посмотреть на наши границы? - все-таки уж очень худенький Шип, может быть, ему не помешает перекусить чего-нибудь перед путешествием? Да и вообще ел ли он что-то сегодня?

- Если хочешь, можешь поесть. Закон, как ты помнишь, запрещает ученикам подходить к куче с добычей до того, как они накормят племя, но до тренировок и патрулей обедать можно.

+1

356

По всему телу, от кончика хвоста до ушей, ероша и топорща во все стороны шерсть, проходит дрожь. Шип удивлённо задирает голову и провожает удивлённым взглядом спрыгнувшего со скалы предводителя. Кажется, что ослышался. Хочется мотнуть головой, что-то сказать, но вместо этого ошарашенный Шип только касается в ответ свои носом чужого. Неловко и как-то спешно.

Его приветствуют. Он слышит своё новое имя и этот момент выжигается в памяти. Помечается спутанным, мутным разумом как важный. Пускай оруженосец не способен сейчас испытать всю яркость эмоций, которые его бы переполняли, пускай не способен испытать ту их гамму, какая бы была до трагедии на Гремящей Тропе, момент всё равно ярко врезается в сознание, противоположно по смыслу и ощущению, но подобно тому, как врезался в память крик отца.

И пускай момент одинокий — его мать, кажется, предпочла этого не видеть и не участвовать, а может скрылась сразу после — котёнок всё равно поднимает голову и смотрит на мир вокруг немного, но иначе. Комплекс выжившего, чувство вины. Гордость? Да, гордость за то, что он справился с дорогой домой, что не сдался, хотя мог это сделать множество раз. Что его усилие признали. Облегчение, что его простили. Он думает об этом и мгновенно же это чувство закапывает, отгоняет поглубже в собственное подсознание.

— Если честно, — при мыслях о еде желудок неприятно сжимается, а к горлу подступает тошнота. — Я предпочёл бы не есть вообще, но... — он качает головой, понимает, что это невозможно и рано или поздно с неисправностью своего желудка придётся бороться. Медленно и неспешно, но придётся. — По крайней мере не сейчас. Вечером? — звучит почти обещающе, хотя сам Шип далеко не уверен в том, что у него получится что-то съесть. Да и учитывая Закон — казалось правильнее что-то сегодня сделать, пусть это и просто первый в его жизни обход территорий, потом уже есть, чем вот так набивать себе желудок не сделав ничего даже условно общественно полезного. Оруженосец неуверенно делает шаг в сторону выхода из лагеря, словно настаивая на своём решении, подчёркивая его.

— Спасибо Вам. — говорит тихо, немного подумав. Не каждый взялся бы за обучение чего-то настолько переломанного и бывший недавно котёнок это понимает прекрасно. Не знает, как выразить, поэтому вкладывает эмоциями, этой признательностью и надеждой, в этих простых словах. — Я, м, хотел спросить ещё. Вы сказали, что я вернулся сам, но я не думаю, что это было так. Тогда, по дороге назад - я шёл за птицами. — он прерывается, понимая, что звучит это, мягко говоря, глупо. С чего бы птицам вести кота домой? С чего бы им вообще знать, где этот дом? Пускай вороны, пускай сами способны представлять угрозу, да и не глупы среди прочих, но всё равно. — Возможно, я просто путаю. Но точно уверен, что они мне хотя бы снились. Но даже если и так, мой отец рассказывал о том, что сны могут многое значить. Это так? Это на самом деле что-то значит? — ему хотелось думать, что таким образом его направляла его семья, пусть подсознательно он в этом и сомневался. Если это и правда были они — то почему они выбрали именно такой способ? Что-то тут не ладилось и Шип не понимал что.

+1

357

- Уверен? - Ярозвезд с вежливым сомнением скользнул взглядом по тощей фигурке Колючки. Ну конечно, скорее всего, никто и не думал следить за тем, как питается котенок (впрочем, не то чтобы к нему был пристегнут законный опекун, в чьи обязанности входило бы сие благородное дело), и тот, следуя всем законам депрессии, почти ничего не ел. Может быть, вид еды - вспоротой мыши - вызывал в нем неприятные воспоминания. - Тебе нужно лучше питаться, - предводитель приостановился у самого выхода, размышляя, куда им лучвше отправиться. Он решил не давить на Шипа и не требовать от него сейчас же отправиться к куче с добычей и выбрать себе мышку посочнее. Может, если его хорошенько погонять по территориям, малыш сам бросится к еде и заглотит ворону с перьями. Ярозвезд на это надеялся. Очень надеялся. Уже начался Сезон Голых Деревьев, и он был холоднее предыдущего. По-настоящему страшные трескучие морозы еще не ударили, но ко всему нужно готовиться. Сытый, здоровый, откромленный воин в лютую стужу будет чувствовать себя намного лучше.

- Ладно, не буду настаивать, - Ярозвезд решил пока закрыть тему и уже почти что сунулся в туннель - папоротниковые заросли, ныне припорошенные снегом - как услышал робкий голосок Шипа. Предводитель выбрался обратно и вдруг широко улыбнулся.

- Вот оно что! Птицы! Ну, здесь нет никакой тайны, Шип. Ты ведь знаешь о Тотемах? Частички духов наших предков, воплощающихся в нашем мире определенными животными, дабы давать нам наставления и советы в час нужды? Думаю, тебе помог добраться домой твой Тотем. Видишь, само Звездное племя считает, что твое место здесь, - Ярозвезд сам не до конца привык к Тотемам, в пору его юности подобного не было. Но то, что после нашествия Сумрачного леса Звездное племя решило найти способ помогать каждому из своих детей, грело душу. Он несколько месяцев назад встретился со своим Медведем - право же, поверить в то, что такая громадина его Тотем, оказалось сложно. Но связь Ярозвезд почувствовал сразу, да и пахло от зверя совсем не по-звериному. Вместо того, чтобы убежать, он склонил перед ним голову, увидел в мудрых медвежьих глазах отблеск звезд. Мысль, что у него есть духовный покровитель, да еще в таком мощном облике, вызывала почтительный трепет.

- Кстати, не принижай своих заслуг, - сказал еще Ярозвезд, прежде чем нырнуть в туннель. - Ты пришел сам, будучи котенком. Да, тебе помогали, но суть не в этом. Ты, несмотря ни на что, хотел вернуться и сделал все, чтобы этого достичь. Ты сын Грозового племени и заслуживаешь право называться лесным воином ничуь не меньше, чем я, - с этими словами он наклонил головы и вошел в туннель, ведущий из Грозового лагеря.

==============) песчаная ложбинка

0

358

Шип коротко кивнул, сглатывая подступившую к горлу желчь и медленно вдыхая и выдыхая носом воздух, стараясь успокоить сжавшийся в спазме желудок. Питаться лучше... В его случае это было легче сказать, чем сделать, но он искренне постарается это сделать. Потом. Когда сознание разгладится, успокоится после недавних событий. Ему всё ещё не верилось, что ему позволили стать учеником, после всего случившегося. Тельце до сих пор мелко трясло от не переставшей переполнять его массы чувств, до этого словно бы погребённых под толщей воды и льда. Сердце то и дело начинало ускоряться, стоило новоиспечённому ученику коснуться свежих воспоминаний.

— Тотемы... — повторяет за предводителем тихо, стараясь вспомнить рассказы отца. Да, тот и на самом деле рассказывал что-то, но сейчас эти слова оказались слишком далёкими, чтобы измученный разум мог их из памяти выцепить. И всё же, он пытался. Кажется, отцовским тотемом был волк? Он точно рассказывал о встрече со своим зверем-покровителем, но сейчас Шип с ужасом понимал, что эти воспоминания, как и почти все, касавшиеся его жизни до, оказались для него закрыты тяжёлым чувством вины. Не заслужил он это помнить, но и забыть вот так — до невыносимого больно и страшно.

В голове вертелись вопросы, страх и чувство вины. Из всего этого сейчас Шип выбрал фокусироваться на своих вопросах. К тому, чтобы весь этот болезненный шторм обрушился на него снова он готов не был, а потому — любое отвлечение важно и необходимо. Тишину, всё же, повторно нарушает уже в папоротниковом тоннеле, сомневаясь, стоит ли вообще. Но лучше он отвлечётся, чем останется повторно один на один со своим разумом хоть на секунду. Особенно сейчас, когда ему так чётко показали, насколько иным его состояние может быть.

— Да, отец рассказывал. Но... — обрывается на полуслове, опускает хвост, почти волоча его по земле и виновато прижимает здоровое ухо. Беспокоить Ярозвёзда проблемами памяти не хотелось — тот и без того уже очень многое на себя взял и очень многое сделал. Да и признаваться вообще хоть кому-то, что он забыл что-то настолько важное и ценное — тоже. — Расскажете о них ещё раз? — голос звучит неуверенно и нервно, виновато. Не умел Шип прятать своих эмоций, слишком уж юн. — Давно было, мог, м... — снова обрывается, боясь произнести слово «забыть». Глупым показаться не боялся — отец чётко научил, что всегда лучше переспросить и понять, чем оставаться в неведении. Но вот само слово...


> песчаный овраг

+1


Вы здесь » Коты-Воители. Игра Судеб. » Грозовое племя » Главная поляна #3