Коты-Воители. Игра Судеб.

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Коты-Воители. Игра Судеб. » Отыгранные флешбеки » ЛМЛО | Стриж & Искра Пламени


ЛМЛО | Стриж & Искра Пламени

Сообщений 1 страница 17 из 17

1

ВРЕМЯ: май; более конкретное время вы можете задать сами в первом посте [также как и промежутки времени].

МЕСТО: Италия, Рим.

СИТУАЦИЯ: Все знают, что французы любят устраивать демонстрации. И вот однажды по счастливой – или несчастливой? – случайности два таких разных француза приезжают на отдых в Италию, останавливаются в одном отеле, не зная друг друга, и через несколько дней у них отключается свет – надолго. Не долго думая, двое французов выходят, пытаясь митинговать, и неожиданно сталкиваются лицом к лицу.

ЗАДАНИЕ: Чек на денег больше, чем есть при себе. Не забывайте, что к этому в игре должна идти привязка. Исполнение на «просто так» не зачтется. Напоминаем, что задание выполнимое – составители сами его прошли. Креативность оценивается. Задание идет как дополнительное, то есть за его выполнение вы получите дополнительные баллы.

0

2

Джерар рухнул на кровать с легким стоном, не потрудившись снять с себя пиджак или обувь.
Не то что бы он устал, скорее наоборот, он страдал от бездействия и просто умирал со скуки. Со времени перелета прошло уже несколько дней, однако же Рим оказался чертовски скучным городом.
Нет, Рим ему даже нравился, но когда у него были деньги, столько денег, что он мог заходить в магазин, выбирать между костюмом за несколько тысяч евро и другим, примерно за столько же, и очаровывать продавщиц улыбками и рассуждениями о качестве ткани и разнице между оттенками синего.
Потом небрежно кивать, говорить: "Что же, давайте я возьму оба, а дома все-таки выберу, в чем мне идти". Любил смотреть, как продавщица упархивает, счастливая, заворачивать покупку в несколько слоев хрустящей бумаги, а потом находить номер телефона очередной кареглазой итальянки на бирке того самого костюма.
Он любил по вечерам пить вино в одном из тысячи баров, вино, которое все-таки не дотягивало до французского, но было все же очень и очень недурным, вино, которое стоило как зарплата обычного итальянского чиновника.
Рим был прекрасен, когда у тебя были деньги, но совершенно невыносим, когда денег почти нет, на тебя открыло охоту полмира и пара отвратительных мафиози в придачу.
Джерар оторвал голову от подушки и глянул в окно гостиничного номера, который достался ему почти за копейки и очаровательную улыбку милой итальянке, что отдавала ему ключи.
Он перевернулся на спину, закинув руки за голову, и посмотрел в потолок. Да, это чертовски льстило, что за ним гоняется полмира. Но это и утомляло...
Так почему же за Джераром Моро гонялось столько людей, из которых половина даже не знала его настоящего имени?

Джерар Моро, 28 лет

ИмяДжерар Моро
Возраст 28 лет
Национальность Француз, родился в Лиле
Профессия Вор предметов искусства
Внешность Зеленоглазый брюнет с яркой улыбкой. Изначально обладая только яркими глазами и темными густыми волосами, выжал из своей внешности все, что мог. Он невысокого роста (178 см) и скорее худощав, однако сумел привести тело практически идеальное состояние, превратившись из худощавого подростка в обаятельного мужчину с красивым торсом.
Характер: Джерар - француз, и этим все сказано. Основные его черты это элегантность и обаяние. Он стремится ко всему прекрасному и, обладая хорошим вкусом, падок на дорогое вино, красивых женщин и эксклюзивные предметы искусства. Хорошо рисует, не раз проворачивал дела с заменой украденного оригинала на свою копию. Он эксцентричен, самовлюблен и прекрасно знает себе цену. Терпеть не может обыденность и органически не может находится в одном месте дольше месяца. Джерар преступник, но не убийца и терпеть не может огнестрельное оружие. При всем при этом он упрям до невозможности и предпочитает говорить обо всем, о чем считает нужным. Может как поддержать светскую беседу, так и опустить человека парой едких фраз.

Джерар посмотрел в окно на небо Италии, такое синие и лазурное, каким оно бывало только под вечер конца весны.
Как же скучно.
Неожиданно свет мигнул и комната за полнилась фиолетовым полумраком. Джерар чуть удивленно посмотрел на люстру, подождал не изменится ли что, но свет и не думал зажигаться.
Чуть раздраженно хмыкнув, Джерар все же поднялся с кровати и вышел в коридор, в надежде встретить кого-либо из администрации, кто был объяснил ему, что здесь происходит.

Отредактировано Стриж (28-10-2013 19:18:21)

+2

3

Клэр Лоран

Имя: Клэр Лоран
Возраст: 23 года
Национальность: Француженка, родилась и живет в Орлеане
Профессия: Курьер
Внешность: невысокая (173 см) и стройная девушка с изящными формами. Волосы ало-огненные, средней длины. Черты лица достаточно изящные, на носу и щеках есть почти незаметные веснушки, которые свойственны рыжим людям. Ярко голубые глаза, с сероватым оттенком.

примерная внешность:

http://s7.uploads.ru/t/I42Jw.jpg

Характер: Ну что сказать Вам о Клэр. Она очень впечатлительная личность, очень жизнерадостная и порывистая. Харизматичная, оптимистичная, по темпераменту - холерик с сангвиником. Живет каждым днем, наслаждаясь им, как последним. В душе остается вечным подростком, нет, скорее даже ребенком. Все эмоции, чувства всегда написаны на лице, что и делает ее вечно юной в глазах других. Она любит быть в центре внимания и событий. Упрямая, всегда стоит на своем - и всегда достигает поставленную ею цель. Ведет весьма активный образ жизни. Имеет множество друзей/приятелей, душка общества, но из всех друзей выбирает настоящих, коим будет доверять насовсем и навсегда. Подобный круг друзей можно даже назвать "кругом избранных".
Из алкоголя предпочитает исключительно вино. Ненавидит запах сигарет, а посему общество с курящими людьми чаще всего сходиться на "нет".

Как тут... красиво.
Город восхищал. Поражал наповал. Говорят, что все дороги ведут в Рим. Да уж, и не зря говорят, что Италия одно из мест, где нужно побывать обязательно.
За этот день я лишь побродила по улочкам, площадям, перекресткам, любуясь окрестностями. Я не была ни в Кализее, ни в Пантеоне, а что уж и говорить о многочисленных музеях и церквях! Но у меня еще было две недели, и я собиралась исследовать этот город, наслаждаться им.
Друзья. Прекрасно, конечно, что они есть. Вот и сейчас, я, разглядывая, казалось, бесконечно многочисленные клумбы с яркими цветами, думаю о близком мне человеке, который узнав, что у меня отпуск, тут же подтолкнул меня на поездку в Италию, сказав, что все дороги ведут именно туда. К сожалению, у меня не было никаких знакомых в Италии, что, в общем-то и не странно. Я тут только третий день, а Рим уже вскружил голову. Я подумывала побыть тут недельку, да поехать домой, проведя время в домашнем уюте и тепле. Но нет, я осознавала, что душа радуется этому месту. Так что во Францию я уж точно так скоро возвращаться не намерена.
Пить дорогое вино, практически не заботясь о деньгах, которые были такими трудами накоплены для этих двух недель, для Италии, для этого отпуска.
Не сказать, что я была богатой, купающейся в роскоши девицей. Нет, совершенно не была. Но бедной тоже нельзя назвать. Обычный человек, с деньгами в кармане, не нуждающийся в чем-либо. Конечно, я не могла себе позволить потратить все деньги в один день. Но было достаточно трудно сдерживаться. Почему, спросите вы? Ответ прост. Ибо это Италия.
Я часто ходила по улицам Рима не имея особой цели, особого представления, куда я иду и зачем. ноги сами несли меня по улицам, а мне оставалось лишь смотреть на все, восхищаться, подобно ребенку. Наверняка, все прохожие тут же поняли, что я не местная. Да уж, тут надо быть слепым, чтобы не понять. И дела не в ломанном итальянском, нет.
Я часто терялась и заблуждалась, не в силах найти дорогу до своей гостиницы. И тогда мне приходилось расспрашивать прохожих, где находиться гостиница, и, собственно я сама. Они называли мне адрес, где я нахожусь, но это давало равным счетом ничего. А когда спрашивали номер гостиницы, ее название, я лишь чесала затылок, понимая, что из головы вылетало это длинное название. Прохожие пожимали плечами, желали мне удачи в поиске, и уходили, каждый по своим делам, каждый к своей цели.
И тогда начиналось брожение, куда глаза глядят. И что странно - я всегда находила свою гостиницу. Пусть и только к вечеру.
Вот и сейчас, я безумно счастливая, вхожу в здание, поднимаюсь в свой номер. Он стоил не так уж и дорого, обставлен со вкусом. И он был уютным, что, пожалуй, было самым главным для меня. Завалившись на кровать, я бросила взгляд в окно. Лазурное, синее-синее небо, начинало темнеть, принимало цвет ультрамарина, поражая своей насыщенностью красок. Если бы я была художником - я бы несомненно изобразила Италию, как вижу ее я.
Свет слегка подрагивал в комнате, и чем становилось темнее, чем ярче он казался. Я вздохнула, и откинув волосы на спину, чтобы не лезли в лицо, хотела было достать записную книжку, и написать об еще одном дне, проведенном здесь.
"25 Мая, Среда"
Сегодня еще один день, проведенный в столице Италии - Рима. Я так и не успела сходить в легендарный Кализей, но у меня еще навалом времени, я уверенна, что успею это сделать. Сегодня в ресторанчике под названием "La Gelateria Frigidarium". Там подают очень вкусное мороженое. Да и сама забегаловка славится им. Правда дорогое, ух. Но ничего, все ведь надо попробовать, верно? Сегодня та...

Свет дрогнул и погас, так и не позволив дописать все свои мысли. Вздохнув, я, с обреченным лицом, в полумраке двинулась к шкафу. Порывшись там, достала новую лампочку, выключив предварительно свет, и, взяв табуретку, попавшуюся под руку (я ведь достаточно низкого роста, как-никак), прикрутила новую лампочку. Включаю свет. И нефига.
" Ну во~от" - проноситься у меня в голове, и я быстрым шагом выхожу из своего номера, направляясь к администраторам, чтобы прояснить ситуацию, и чтобы мне вернули мой свет. Все-таки я не любила сидеть в темноте. Нет, я вовсе не боялась темноты. Просто я привыкла, что даже если ты не богат, то свет, вода и газ у тебя должны быть обязательно.
Я опять смотрела себе под ноги, думая лишь о том, чтобы не упасть, а потому столкнулась в коридоре с каким-то мужчиной, крепкого телосложения и выше меня на сантиметров пять-семь.
- Pardon (~ Простите) - тихо сказала я, с явным французским акцентом. Итальянский не был изучаем мною, а посему я, прочитав лишь небольшой самоучитель и имея с собой словарик-переводчик, явно ломала этот красивый язык, но ничего с собой поделать не могла. Но это слово очень легко было освоено мною. А все почему? А потому что итальянский и французский были чем-то схожи и слово "простите" звучало и там и там одинаково.
Отстранившись от мужчины, я осмотрелась, в поисках кого-нибудь, пусть даже из прислуги. Но нет, коридор, был пуст.

Отредактировано Искра Пламени (29-10-2013 14:15:49)

+3

4

В отличие от девушки, Жерар прекрасно ее видел, и взглядом опытного нарушителя закона уже успел оценить ее. Она явно не была из ФБР и к мафии вряд ли имела какое-то отношение: слишком нежный возраст этого создания уже говорил за нее саму, хрупкое сложение и вызывающе красивые волосы были гораздо более эффектной визитной карточкой, чем любые уверения и удостоверения.
Она была почти с него ростом, и если бы встала на цыпочки, то точно сравнялась бы с ним.
Засмотревшись на нее, он не успел отступить, когда она, словно бы задумавшись (или попросту не увидев из-за отсутствия света) врезалась ему в плечо.
Жерар лишь чуть усмехнулся: совсем юная, при взгляде вплотную оказалось, что ее личико покрывают маленькие, едва заметные веснушки, придававшие ей гораздо больше шарма, чем она еще, в силу возраста могла осознать.
Она отпрыгнула от него, смущенная, вскинув блестящие в полумраке глаза озера, почти того же лазурного цвета, как и утреннее небо в Лиле, которое было так хорошо знакомо Жерару. Он часто сбегал из дома и ночевал прямо на крыше одной из основных башен города, где так удобно было наблюдать за покрывалось звездного неба, что мерцали, словно пуговицы на плаще мага.
Вообще для него небо было чем-то особенным. Ему всегда казалось, что оно, такое бескрайнее, необъятное и невозможно свободное, просто не может быть похожим на что-то, не может принадлежать кому-то, не может быть объято никем и ничем.
-Pardon, - раздался рядом тихий и смущенный голос, и Жерар вернулся к действительности, к радости своей узнавая тот неискоренимый орлеанский акцент, которым так славились его жители наравне с великолепным собором Сант-Круа, где Жерар бывал неоднократно, и где так жалел о том, что все эти прекрасные картины и реликвии находятся именно в соборе. Жерар не мог себе позволить воровать из собора - он был добрым католиком. Однако он любил готику и все что с ней связано почти также сильно, как и религию, поэтому планы Сент-Круа все еще лежали в одном из его столов в одной из многих квартирок, где он любил останавливаться.
Exusez-moi, mademoiselle, je ne voudrais jamais vous insulter!* - галантно поклонился он девушке, беря ее руку для поцелуя, - я бесконечно рад, что смог встретить в этой стране любителей пасты свою соотечественницу.
Он дотронулся ее нежной руки, на которой (как мило!) тоже были едва заметные веснушки и коснулся губами.
Отпустил, не желая подать ей повода обвинить его в несдержанности или вульгарности - Жерар очень тонко чувствовал грань между галантностью и пошлыми ухаживаниями.
-Здесь что-то неладное творится со светом, - проговорил он, - я хотел найти кого-нибудь из администрации и выяснить в чем дело. Вы тоже?
Он чуть при поднял брови, улыбнувшись.

*Простите, мадемуазель, я совершенно не хотел вас обидеть!

Отредактировано Стриж (29-10-2013 18:20:48)

+2

5

Глаза начинали потихоньку привыкать к полу-мраку, царившему в моем номере, коридоре и во всем этом отеле.
Поморгав, я постаралась прогнать белесые яркие пятна, связанные с резкой переменой света/тени. Да уж, темнота не мой друг. Безусловно, хотелось бы, чтобы свет появился, а все это оказалось просто вылетевшей пробкой или еще чем-то, не важно, чем. Главное, чтобы проблема устранилась, исчезла.
Не сказать, что было очень-очень темно. Не сказать, что не было разницы, между закрытыми глазами и открытыми. Это было бы гиперболой, а если говорить проще - не правдой, ложью. Нет, был виден силуэт впереди стоящего мужчины, некоторые черты его одежды, лица. Я более-менее видела свои руки. Видела и мелькавшие под окнами отеля, машины, которые уже включили фары. Бросив взгляд на небо, я обнаружила, что оно имеет цвет бирюзово-голубой лазури, лишь тускло фиолетовые, розовые, оранжевые брызги стояли на горизонте, показывая, что солнце уже вот-вот уйдет совсем-совсем, забрав с собой и эти брызги.
Оторвав взгляд от окна, я внимательно посмотрела на мужчину, того, что стоял прямо передо мной, казалось бы, шажочка два-три разделяло нас.
Я была права, он был выше меня на сантиметров пять-семь, совсем ненамного, но выше, что позволяло ему сейчас смотреть на меня сверху вниз, впрочем, как и большинство. Я редко носила обувь на каблуках, а уж тем более шпильках. Для меня было главное - удобство, остальное не важно, остальное второстепенно.
У него были густые, темные, практически черные волосы. Но во тьме они казались мне черными, оттенка самых беззвездных ночей. Эти волосы очень гармонично сочетались с чертами его лица, нет, не гармонично - превосходно.
Я заглянула в его глаза. Ярко-зеленые, им бы помогли позавидовать самые прекрасные изумруды, какие только есть в мире.
- Exusez-moi, mademoiselle, je ne voudrais jamais vous insulter! - этот акцент. Этот язык. Эти слова.
К своей неожиданной радости, я осознала, что он - француз, как и я. Моя улыбка, сиявшая на лице странным, немного непонятным даже мне самой, восторгом, не хотела покидать мои губы.
- Рlutôt, je devrais m'excuser auprès de vous - (~ скорее я должна извиниться перед вами). Ведь это я врезалась, а не он. О, какое это блаженство, говорить на своем родном языке, непринужденно, легко, не подбирая каждое слово, вспоминая все уже на подсознании. Ходить с книжкой-разговорником это трудно, но акцент, мой акцент, он выдает все, и многие даже не понимают меня из-за него. Нет, ну, понимают, но все равно это вызывает у них улыбку, они предлагают мне всякие сувениры: календарики, открыточки, магнитики, свистульки или магнитики - не важно что.
Итальянский - красивый язык. Но французский - он свой. Он родной. Он привычный мне, и навсегда будет тем моим языком, которым я владею в совершенстве.
- Я бесконечно рад, что смог встретить в этой стране любителей пасты свою соотечественницу. - галантный поклон. Все его движения. Ничего лишнего. Нет грузных, тяжелых движений, как и нет слишком изящных, слишком несвойственных, слишком подстроенных, слишком ненастоящих.
Касание руки, теплой, достаточно крупной (по сравнению с моей), моей ладошки. Легко, неназойливо, как ласкает руки легкий, летний ветер, он коснулся губами тыльной стороны моей ладони. Немного смутившись, я улыбнулась, когда он отпустил мою руку.
- Здесь что-то неладное творится со светом - проговорил он, что заставило меня улыбнуться, и ответить с капелькой смеха в голосе.
- Не волнуйтесь, я уже в курсе событий со светом и с проблемами с ним. - я повертела головой, опять, в поисках живой души. Никого. Как будто прячутся. Это что, игра такая? Выключи жильцам свет и наблюдай за их реакцией?
- Я хотел найти кого-нибудь из администрации и выяснить в чем дело. Вы тоже? - продолжил мужчина, чуть приподняв брови и улыбнувшись. Ох, какая у него обаятельная улыбка...
Ах да, надо что-то ответить. Разумеется, когда я изучала взглядом своего соотечественника, я делала это не вульгарно, не чрезмерно, а лишь с легкой щепоткой этого свойственного мне любопытства, как я смотрела на все вокруг, но на него - в особенности. 
Я улыбнулась, слегка наклонив голову вправо, и ответила:
- Да, я собиралась сделать тоже самое. - я кивнула ему и спросила. - А если вы тоже ищете администрацию, то почему бы не сделать это вместе? - слегка улыбнувшись, я не видела в этом чего-нибудь плохого, наоборот, как говорится - "две головы лучше одной" Да и может, он знает этот отель более изощреннее, более хорошо, чем я? Кто знает.
Я направилась в сторону лестницы, не быстрым шагом, но не оглядываясь назад. Дойдя до нее, я спустилась на ступеньку, другую, повернула голову назад, и, откинув волосы, лезшие в глаза, улыбнулась мужчине, спрашивая с улыбкой в глазах:
- Вы идете?

+3

6

Она стояла напротив него и улыбалась.
Улыбалась словно всем своим существом. Улыбались ее лучистые голубые глаза, улыбались щеки, улыбалась она сама, светясь своей улыбкой лучше всяких ламп. Он не мог не улыбнуться в ответ, настолько очаровала Жерара эта улыбка, настолько милым показался ее ответ.
Как же он скучал по этому! По этой чисто французской вежливости, галантности и привычке вести себя как истинная леди везде, в любой ситуации, в любом городе.
На секунду ему показалось, что в этой улыбке он видит всю Францию, с ее бесконечно прекрасными вечерами, с ее маленькими кофейнями на Елисейских полях, где можно попробовать идеально терпкий кофе и пирожное, что растает во рту, по утонченной красоте Лувра, по ее привычке к искусству и красоте.
Она сама была почти Францией.
Ее рыжие, казавшиеся в темноте почти медными волосы, отливали цветом в дорогой коньяк, а небесно-голубые глаза (и снова вспомнилось лазурь неба над Лилем) солнечно искрились в темноте.
Ее французский ласкал слух, возвращал его на родину, где он не был уже, подумать только, четыре года! А она словно ласковый лучик-воспоминание, светилась и говорила на таком приятном и знакомом с детства, журчащем, словно полноводная река, французском.
Даже ее ироничное замечание нисколько не испортило общего впечатления, а, наоборот, только подстегнуло его любопытство, его желание узнать эту очаровательную француженку поближе.
И то, что никого, кроме них не было в коридоре казалось просто счастливой случайностью, каким-то чудом, словно бы Италия не хотела вмешиваться в их непринужденный разговор на чужом для этой страны языке.
-Я не сомневался, что вы обладаете врожденной внимательностью, мадемуазель, - он снова чуть склонил голову, улыбаясь и глядя на нее исподлобья. Этот почти невесомый флирт, в этой темноте, в этой беспечной стране, в этом вечном городе... Вечер складывался просто великолепно.
-В Вашей компании я готов идти хоть на край света, не говоря уже о походе к администрации.
Она прошла вперед, а он смотрел на нее, на узкие и изящные плечи, на выпирающие лопатки, что были видны даже сквозь ткань одежды, на изящный изгиб поясницы, и не мог насмотреться.
Он привык к итальянкам и испанкам, чьи фигуры были похожи на гитары из темного дерева, привык к англичанкам с их чопорными лицами, привык даже к финкам, к их некой медлительности и белоснежным волосам, что словно снег их родины обрамлял плечи. Но он совершенно отвык от француженок, француженок игривых, гибких, хрупких и невыносимо элегантных, что могли одним взглядом попасть в сердце и остаться там навсегда.
-Конечно, я иду с Вами, - он быстрым шагом догнал ее, позволяя ей идти впереди.
Они добрались до стойки администрации довольно быстро, их номера находились на втором этаже. Отель был небольшим, семейным. В Италии почти все было семейным - семейные магазинчики, семейные рестораны, семейные отели. Возле стойки администрации стояла смуглая итальянка с крупным курносым носом, и что-то довольно грубо кричала в телефон.
Жерар остановился напротив, и сначала ждал несколько минут, когда же столь занятая синьорина изволит обратить на них внимание. Вскоре она бросила трубку телефона, шепча какие-то проклятия себе под нос. Жерар довольно сносно говорил на итальянском, не настолько, чтобы сойти за местного, но достаточно, чтобы спокойно изъясниться почти на любую тему.
-Вы что-то хотели? - итальянка попыталась навесить на лицо маску вежливости, но получилось плохо, в голосе скользило раздражение прошлого разговора.
-Добрый вечер, - Жерар оставался неизменно вежлив, даже говоря на чудом языке, - мы бы хотели узнать, почему наш вечер стал таким темным.
Он запоздало спохватился, поняв, что называть вечер "нашим" было немного поспешно и кинул быстрый взгляд на нее. Но решил не акцентировать на этом внимание, сказал и сказал, Бог с ним.
-Ничем не могу помочь, - сухо отозвалась итальянка, - света не будет до завтра. Выбило пробки. Электрик уже занимается этим.
-Тогда скоро будет, по всей видимости забастовка, мы могли бы к ней присоединиться? Или вы можете предложить другие способы нам выразить свое недовольство? - Жерар снова с улыбкой посмотрел на нее, а та на него - как на чумного.
-Я могу предложить вам поужинать в нашем ресторане, - удивлению итальянки не было предела, но она все еще пыталась сохранять дружелюбие.
-Что думаете? - Жерар с улыбкой посмотрел на свою новую знакомую, обращаясь к ней по французски. И улыбка его неуловимо изменилась: из просто вежливой она стала доброй и немного предвкушающей.

Отредактировано Стриж (10-11-2013 17:52:26)

+2

7

офф: отвечаю спустя десять дней - аплодисментов мне. ><
А он стоял, достаточно далеко от меня, и его черные, густые волосы практически сливались с темнотой этого коридора, этого отеля, этого места.
А он стоял, и глаза его светились самых ярких витрин Италии, и глаза его светились, подобно весенней зелени.
А он стоял, и улыбался мне в ответ, и его улыбка пленяла меня, подобно бездне, в которую хотелось падать бесконечно.
А он стоял, и я не могла оторвать от него глаз, и лишь улыбалась, улыбалась искренне, ведь я хотела дарить ему свою улыбку.
- Я не сомневался, что вы обладаете врожденной внимательностью, мадемуазель - он чуть склонил голову, и продолжал смотреть на меня, а лишь стояла, и смеялась глазами, радуясь, просто радуясь этому чудесному вечеру.
- В Вашей компании я готов идти хоть на край света, не говоря уже о походе к администрации. - я кивнула, соглашаясь с ним. Поход на конец света, звучит как сказка, ласкающая уши, но которой, возможно, не суждено сбыться. Вдруг это мимолетное мгновение, что после они разойдутся и никогда не встретимся?
Но я не думала об этом. Я лишь едва слышно смеялась, наслаждаясь его обществом. Наслаждаясь его французским акцентом. Наслаждаясь этой плотной полутьме, нет, не отеля, Италии, что окружала нас, отделяя от всего мира.
Спустившись на ступеньку нижу, я обернулась, обернулась вновь, глазами задавая один и тот же вопрос, и уверенно зная на него ответ.
- Конечно, я иду с Вами.
Я, развернувшись, прислушивалась к его, казалось бы столь громким, шагам, медленно направилась вниз, ступенька за ступенькой, прислушиваясь, как шагает сзади меня тот, кто столь произвел на меня впечатление, и тот, кто был мне совершенно незнаком, кто имел столько граней, что казалось бы эту личность можно рассматривать вечно. Рассматривать и восхищаться. Но незнание его, того, кто не спеша шел за мной, лишь подстегивало любопытство, желая узнать его побольше.
Я направилась в коридоры отеля. Не сказать, чтобы он был большой. Но и не сказать, чтобы я помнила (ведь я даже не старалась запомнить подобное) где находиться администрация. Походив между коридорами, я несколько раз понимала, что мы тут уже были, но я лишь улыбалась и уверенно говорила, что еще несколько шагов, свернем налево и тогда уж точно дойдем! Но, к счастью - блуждать долго не пришлось, мы дошли, больше на слух, ежели на удачу. Громкий, итальянский эхом ходил по стенам, и стоило мне и моему спутнику подойти ближе, как тут же прорисовались черты женщины, которая что-то гневно говорила (хотя, скорее кричала) в трубку телефона, не замечая нас.
Мужчина встал напротив нее, ничего не говоря, лишь терпеливо ожидая, когда она обратит на нас внимание. Встав рядом, я отметила, что французов легко узнать. Легко узнать по манерам.
Я не понимала большинства того, что она говорит - книжки-разговорника под рукой не было, да и во тьме я бы вряд ли прочитала хоть слово, хоть букву. Но по интонации было нетрудно догадаться, что речь идет о проблемах в отеле. В трехзвездочном отеле.
- Вы что-то хотели? - эту фразу было легко понять. Не сказать, что я ехала в Италию, зная лишь пару слов. Нет же, я просто не могла понять быстрые фразы, или же слишком трудные слова - я знала итальянский вполне себе сносно, но все же было очень, очень и очень легко понять, что я не отсюда и что я из Франции. Сама же фраза была сказана раздраженно, и я подумала, что речь шла о свете, в коим и заключалась вся проблема, вся заковырка.
- Добрый вечер. Мы бы хотели узнать, почему наш вечер стал таким темным. - сказав слово "наш" он обернулся и странно посмотрел на меня, а я лишь пожала плечами. Слово не воробей, вылетит - не поймаешь. Наверняка, нас могли принять за пару, или еще за кого-то, но я не стала думать об этом. Зачем?
- Ничем не могу помочь. Света не будет до завтра. Выбило пробки. Электрик уже занимается этим. - сухая фраза, логичная и обычная, как дважды два. У меня были подозрения в пробках. Но почему до завтра?
- Значит наша ночь будет столь же темной, как и вечер? - вежливо, но с легким, практически неуловимым упреком, спросила я, нарочно употребив слово "наш". Говорила я с акцентом, достаточно ярко-выраженным не таким, как у него. А с восходом солнца свет уже, по сути дела, не понадобиться.
- Тогда скоро будет, по всей видимости забастовка, мы могли бы к ней присоединиться? Или вы можете предложить другие способы нам выразить свое недовольство? - мне понравился ход его мысль, поэтому, улыбнувшись краешком губ, я добавила к его словам свои.
- Считайте, что два голоса уже против такого расклада дел. - сказала я, нарочно выделив слово "два". Я всегда была громкой. Яркой. Я всегда говорила и делала то, что считала нужным. И забастовка, состоящая, пусть даже из одной меня - это уже сильная забастовка. А забастовка из нас двоих... Это что-то новенькое. И, безусловно, интересное.
- Я могу предложить вам поужинать в нашем ресторане, - предложила администраторша.
Он посмотрел на меня, и улыбнулся, но улыбнулся совсем по-другому, совсем не так, как администраторше. Заправив непослушную прядь огненно-рыжих волос (частую причину дразнилок в детстве), я выслушала его короткую фразу, состоящую из двух слов.
- Что думаете? - я задумалась. Подумав немножко, мне показалось это чудной идеей, тем более голод брал вверх, да и за кошечкой кофе или чая, можно было побольше узнать о нем, о том, чье имя пока что было мне неизвестно, и что я пока не хотела узнавать, растягивая это незнание друг друга.
Улыбнувшись, я кивнула, и посмотрев на администраторшу, не стала удручать себя говором итальянского, сказав фразу на чистом французском.
- Я согласна. - подумав, добавила. - Если, конечно там есть свет.
Я обернулась к итальянке, и спросила, есть ли свет в ихнем ресторане, на что она ответила мне уверенным кивком, сохраняя вежливость и накладное дружелюбие. Вежливо кивнув ей и поблагодарив, я, легко махнув рукой брюнету, приглашая за собой, уверенным шагом направилась к выходу из отеля, а там уж и в ресторан.
Во время гульбы, бессмысленной, несуетливой и бесцельной, я изредка заходила в него, перекусить, чтобы почти изучать этот городок Италии дальше, наслаждаясь им.
- Идемте, я знаю дорогу. - улыбнулась я, ведя за собой его, с коим встретилась случайно, по воле судьбы и жизни.
Голос мой прозвучал бодро и даже гордо, ведь я знала этот ресторан и даже дорогу к нему! Обычно я просто терялась в улицах Рима, очарованная столицей Италии.
Вскоре мы дошли. Ресторанчик с виду был симпатичным, на нем уже светились разноцветные огни, дружелюбно мигавшие тускловатым светом.
- Выпьем по чашечке кофе? - улыбнулась я, спрашивая Его, о ком только были все мои мысли, рядом с коим обострялись все мои чувства, и рядом с коим мне хотелось улыбаться, улыбаться без конца.

+4

8

Наша ночь?
Он чуть удивленно вскинул на нее глаза, усмехаясь такой милой оплошности. Оплошности ли? О нет, какая оплошность, когда речь идет о француженке, что так спокойно смотрит на него, а ее глаза сияют свойственной только ей одной чертовщинкой, недосказанностью и игривостью.
Если бы у шарма было имя, его бы звали...
Минуточку, а как ее имя?
Только сейчас Жерар задался вполне резанным вопросом - а как же зовут эту француженку, чью волосы раскаленной медью сверкают в неверных отблесках полутьмы.
Он кивал в такт ее словам, не вслушиваясь, да и не особо интересно ему было, что она говорила этой администраторше, он лишь следил за движением пухлых губ; сверкнули в белые зубы, а язык словно ненароком прошелся по губам. Мир для него сейчас сузился до нее, до движения этих полураскрытых губ, влажного движения длинных ресниц, тонкого запястья, откидывавшего прядь волос с лица.
-Я согласна, - о боги, ну вот на что она согласна? Это что, телепатия такая?
Но тут Жерар отметил, что говорит это она не ему, а все той же виновнице этого вечера.
-Если, конечно, там есть свет.
Только сейчас до него медленно дошло, о чем она говорит, и что речь идет ни о какой-то там телепатии, а об ужине в ресторане, который предложила им эта администраторша. Он чуть прикусил щеку, улыбнувшись. И что это за выпадения из реальности? Скука по родине или немой шарм этой пока еще безымянной незнакомки?
А она повела его куда-то, куда-то прочь из отеля, и сейчас он был совершенно не против того, чтобы последовать за ней, не против того, чтобы рвануть с ней в любую точку мира, не то что в соседний ресторан.
-Можно выпить и не только кофе, - он чуть прищурился, а потом подал ей руку, приглашая, - мадемуазель, я приглашаю вас на великолепный ужин. Ни в чем себе не отказывайте, этот вечер по праву наш.
Жерар не особо ждал от нее ответа, поэтому просто повел ее вглубь ресторана.
...Это могло бы напоминать романтический ужин. Красное, густое и бардовое, как кровь, вино переливалось в бокалах блеском рубинов, завораживая взгляд. Пламя свечей колебалось, отбрасывая уютные блики в глаза, создавая иллюзию спокойствия, умиротворенности. Тяжелый бархат штор смотрелся как нельзя более к месту сейчас, да и вся обстановка этого маленького семейного ресторана давало чувство уюта и покоя. И тяжелые, тканевые обои, и золотые почти старинные подсвечники, и дубовые бочки вина, и вяленные окорока, что висели на потолком и запах взрослого, благородного сыра.
Редкие взгляды, брошенные в окно, не давали никакого представления о времени. Небо напоминало огромную гематому. От темно-фиолетового до ярко синего цвета, краски разливались по небу с громадной скоростью, не давая времени разглядеть каждый цвет в отдельности.
Жерар сразу углядел бутылку вина, знакомую ему по ее ценам на черных рынках, с невероятно изысканным вкусом. Он и думать не думал о ценах: сегодня он дарил ей сказку. И теперь эта почти амфорная жидкость сверкала в бокалах, отражая цвета тусклых свечей.
-Вы позволите, если я закажу блюда сам, а вас в это время попрошу все таки назвать ваше имя, прекрасная незнакомка?
Жерар с улыбкой забрал предложенное растерянной девушке меню, коснувшись, будто невзначай, ее тонких и прохладных пальцев. По телу прошла давно забытая волна эмоций, немой и восторженной симпатии. Не любовь, нет, а только немое обещание любви, обещание подарить ей что-то большее, чем просто ужин, чем просто вечер и ночь.

+2

9

Он был красив. О да, он был безумно красив собой. Но... стоило ли мне так восторгаться его внешней оболочкой? Стоило. Потому что мне нравилась не только его внешность. Мне нравилась его душа. Мне нравился его французский, мне нравился его галантный, изящный и такой потрясающий характер. Казалось, хотя нет, мне нравилось в нем все.
Я шла, уверенно ведя его за собой, в ресторанчик, который буквально цвел на этой улице. В нем были дорогие блюда, дорогие напитки. Поэтому я скромно пропускала бокальчик вина, или кофейку, если это было утром. Но мне тут нравилось, вся атмосфера здесь была пропитана дорогой роскошью.
И мысль о том, что я иду сюда с моим соотечественником грела душу и сердце, наполняя оных неподдельным восторгом. А оно и не удивительно: шикарный вечер, в шикарной Италии, в шикарном ресторане, а самое главное, с ним, с шикарным мужчиной.
- Можно выпить и не только кофе, - его рука потянулась ко мне, приглашая, - мадемуазель, я приглашаю вас на великолепный ужин. Ни в чем себе не отказывайте, этот вечер по праву наш.
Я улыбнулась. Казалось бы счастье сопровождает меня, идет в двух шагах от меня. И имя ему...
Говорят у счастья нет имени. Оказывается, есть. Мне осталось только его узнать. Только протянуть ему руку, и окунуться в новый круговорот роскошных событий.
Недолго думая, я, конечно же, протянула руку, принимая приглашение. Он повел меня внутрь, слегка улыбаясь.
Людей было немного, играла приятная тихая музыка. Свечи слегка подрагивали от любого движения, но не гасли, и продолжали гореть маленьким, теплым огоньком, создававшем теплое понятие уюта. Тяжелый красный бархат, висевший плотной тканью на окнах, придавал свой индивидуальный шарм.
Мы сели за столик недалеко у окна, наверное, в самом центре этого ресторана.
Вино. Дорогое, наверняка, но судя по его улыбке, ему было все равно на его цену. Купив его, красная жидкость тотчас же попала в бокалы, сверкая рубиновым оттенком при свете люстр и тускловатых, по сравнению с ними, свечей.
Подошла юная, достаточно обаятельная официантка, и, дав на каждый не пустующий столик меню, удалилась.
Я повертела в руках табличку с блюдами, напитками и десертами. Их было так много... Я просто потерялась в выборе! Хотелось попробовать и то, и это, да и это выглядело так, что само по себе вряд ли могла быть не вкусным...
Улыбнувшись, он забрал у меня меню.
- Вы позволите, если я закажу блюда сам, а вас в это время попрошу все таки назвать ваше имя, прекрасная незнакомка? - я кивнула соглашаясь. Тем более это было как раз вовремя - я просто-напросто могла потеряться в выборе, что, собственно, и произошло.
- Конечно позволю. - слегка улыбаюсь, растягивая слова, и жаждя не столь сказать ему свое имя, сколько услышать его. - Мое имя: Клэр Лоран. Или просто Клэр. - я улыбаюсь, двумя словами стирая полосу, которая делала нас анонимными незнакомцами друг другу.
Я напрягла слух, желая услышать его имя, попробовать его на вкус, и что-то подсказывало мне, что оно будет вкуснее любого блюда в этом меню.
Я практически не переставая смотрела в его глаза. Казалось, это мне никогда-никогда не надоест. Казалось, что я просто-напросто утонула в них, навсегда и навечно.
Я ведь не влюбилась в него, нет?
Но что-то мне показывало, что именно это и случилось.

+2

10

Клэр.
Он попробовал ее имя на вкус, перекатил его между зубов, дотронулся языком. Показалось, что оно дало ему даже больше, чем если бы она начала рассказывать откровенно о своей жизни, о том, чем она занимается, чем живет и чем дышит.
Клэр Лоран.
Отдалось приятным послевкусием, словно он только что попробовал на язык какой-то терпкий и приятный ликер, вишневый и пахнущий корицей. Ее имя хотелось смаковать и пробовать на вкус, касаться его и шептать ей на ухо. Хотелось произносить по-особенному, по-другому, не так, как со всеми. Жерара захлестнула волна предвкушения и даже нетерпения, и он откинулся на спинку стула, щуря на нее зеленоватые глаза.
Он даже не сразу заметил, как официант стал незаметно и как-то тихо заполнить стол перед ними блюдами, на которые тот небрежно указал еще раньше. Устрицы сверкали перламутровыми боками, лежа во льду рядом с ярко желтыми лимонами, на столе появился сыр, красующийся благородной плесенью, хамон бордовый от времени, что провел в темных итальянских подвалах.
А Жерар все так же щурился на нее, и его губы чуть дрожали, словно силясь скрыть невольную улыбку. Он прикрыл губы рукой, словно задумавшись, но все так же пристально смотрел на Клэр.
-Твое имя почти такое же красивое, как и ты, - теперь он уже улыбнулся открыто, отнял руку от лица и склонился к столу, сокращая расстояние, что было между ними, но не нарушая границы дозволенного. Жерар и так позволил себе больше, чем нужно было - во Франции не было принято называть девушку на ты на первом свидании; но это ведь Италия, это страна страсти, где итальянцы не терпят каких-либо условностей или ограничений. Однако он не хотел спугнуть ее, не хотел дать почувствовать раньше времени то, с каким предвкушении он ждет конца этого ужина, то, насколько много значил для него каждый ее жест, каждое движение темных густых ресниц.
Но что-то для него было иначе сейчас, и Жерар с удивлением прислушивался к своим ощущением. Он, молодой и элегантный француз, избалованный женским вниманием и самыми откровенными продолжениями после первых свиданий, сидел сейчас и удивлено вдумывался в такой неровный и удивительно быстрый ритм сердца. Что-то было не так: никогда еще не сбивалось так дыхание, а при взгляде глаза в глаза не подрагивали кончики пальцев. Не было странных ощущений в груди, словно бы он собирался прыгнуть сейчас же сию секунду с какого-то обрыва. Или собирался? Он снова с улыбкой вгляделся в ее глаза и понял, что обрыв вот, перед самым его носом, прямо в этих ярко-голубых глазах, в которых нервные блики свечей так уютно плясали почти в ритм его дыханию.
Он почти забыл, как это - чувствовать что-то, да, именно чувствовать не играя и не притворяясь. Жерар с легким удивлением отметил, что и дышат они оба почти в один такт; однако, заметил он это, вглядываясь в дыхание явно не специально: взгляд скользил тогда по ее фигуре. Она нравилась ему, нравилась вся и целиком, ее хотелось одновременно долго целовать и прижимать к себе, вдыхать запах янтарных волос и говорить ей, смущенной, о том, как прекрасны ее глаза, ее нежная кожа и шелковые волосы.
Клэр Лоран.
-Мое имя Жерар Моро. Я родом из Лиля, но уже очень давно не был во Франции, - он чуть склонил голову, не переставая улыбаться. Вино кружило голову. Или же это она? Черт знает, - поэтому сегодняшняя встреча для меня почти знаковая - я не говорил по французски почти год. Твоя компания просто спасительна для меня. И я давно не видел таких красивых девушек, как ты.
Жерар пригубил вино. Да, этот вечер он точно запомнит надолго. Но захочет ли он отпускать ее потом, когда ему придет время уезжать? Нет, эти мысли должны идти прочь из головы, сегодня существует только этот взгляд лазурных глаз и только эта ночь с ней.
...Вечер тек своим чередом и почти заканчивался. За окном давно стояла кромешная тьма, а в зале оставалось все меньше посетителей. Она много смеялась, а он много шутил - еще ни с кем ему не хотелось быть приятным настолько, давно он не хотел кому-то понравится настолько сильно. Вино кружило голову, и девушка явно немного захмелела: заблестели звездами льдистые глаза, а щеки покрыл нежно-розовый румянец.
Улыбчивый хозяин принес ему счет - чек на сумму запредельную, у Жерара и в помине сейчас не было таких денег. Но это никак не обескуражило его, напротив, он усмехнулся и подмигнул по-заговорщицки Клэр.
-Моя милая леди, сейчас тебе предстоит продемонстрировать свои врожденные актерские способности, - шепнул он, переклоняясь через стол, - я знаю, ты прекрасная актриса. Изобрази мне красивый французский обморок. Не бойся, я поймаю, - и он подмигнул ей, щурясь, словно довольный кот.

Отредактировано Стриж (05-12-2013 04:50:11)

+3

11

Он смотрел на меня, внимательно, слегка прищурив глаза.
Он облокотился на спинку стула и продолжал на меня смотреть, а мне оставалось лишь вглядываться в его глаза и улыбаться краешками губ, разыскивая причину этого минутного тихого послесловия, лишь бокалы, суматоха официантов, да негромкие голоса людей нарушали эти практически тихие секунды.
Я улыбнулась чуть шире.
Послышались шаги: официант поставил блюда, заказ которых взял на себя Жерар.
Их было много, их разнообразие и аромат поражали. Казалось, будто он заказал ужин на неделю, а не на одну ночь.
Но это было неважно, верно?
- Твое имя почти такое же красивое, как и ты. - услышав комплимент, я улыбнулась. Было странно, как быстро, внезапно и главное, так незаметно, исчезла эта граница, когда одна личность обращается к другой на "вы". Так было не принято. Так было странно и слегка напрягало слух. Должно было. Но этого не было.
Я лишь улыбнулась, достаточно открыто, показав, что я не против.
Что мы наверняка уже настолько хороши друг с другом.
Хотя, мы знаем о друг друге практически ничего.
Он склонился к столу, приблизившись ко мне ближе, чем можно было представить. Я видела его располагающую, такую потрясающую улыбку. Его изумрудные, будто горящие, глаза, в которых можно было вглядываться вечно. Казалось бы, мне была видна каждая ресница на его веках, настолько близко он от меня был.
Я чувствовала, как бьется в груди сердце. Оно трепетало, словно дикая пташка, и пыталось вырваться из клетки ребер, выскочить наружу. Это был не страх. Это было счастье. Это была... любовь?
Я никогда не испытывала чувств столь пылких. Столь страстных. Столь трепетных.
Я нравилась кому-либо, да, такое случалось. Порой и я находила кого-то, из-за кого слегка подпрыгивало сердце. Но это была симпатия, которая приходила внезапно, и так же уходила, не оставив о себе ничего, кроме пары-тройки воспоминаний.
Возможно, тогда я думала, что это она - любовь.
Но мнения были ошибочны.
Потому что то, что я испытывала сейчас - не шло в сравнение ни с чем, что я испытывала ранее.
- Мое имя Жерар Моро. Я родом из Лиля, но уже очень давно не был во Франции. Поэтому сегодняшняя встреча для меня почти знаковая - я не говорил по французски почти год. Твоя компания просто спасительна для меня. И я давно не видел таких красивых девушек, как ты.
Жерар.
Я задумчиво улыбнулась. Теперь мы знакомы, Жерар. - сказала я про себя, не переставая думать о нем.
- Значит, наша встреча вовсе не случайность. - я тихо рассмеялась, преподнося бокал к губам. Вино кружило голову, оно было восхитительно вкусным, и чудесно добавляло блюда, что сейчас стояли на столе.
- Мне тоже очень приятна твоя компания, - я улыбнулась, посмотрев ему в глаза. - Жерар.
Было чудесно произносить его имя. Оно казалось мне таким родным, таким приятным и таким восхитительным, как и все, что сейчас со мной происходило.
Я смаковала блюда, которые он заказал. Мы пили дорогое вино, которое так приятно грело в этот теплый вечер. За окном уже стемнело, а я этого даже не заметила.
Хотелось и дальше слушать его шутки, узнавать о нем, рассказывать что-то о себе.
Все люди поднимались и уходили, осталось всего пара занятых столиков, что привлекло мое внимание.
Я заметила приближающегося хозяина ресторана, он принес чек, но я не смогла его разглядеть. Подмигнув мне, Жерар тихо сказал заговорщицким тоном:
- Моя милая леди, сейчас тебе предстоит продемонстрировать свои врожденные актерские способности. Я знаю, ты прекрасная актриса. Изобрази мне красивый французский обморок. Не бойся, я поймаю - его слова слегка обескуражили мне, ввели в недоумение. Но и заинтриговали, мне хотелось узнать, что он задумал.
- Красивый французский обморок? - улыбнувшись краешками губ, я, спустя некоторое время кивнула. - Хорошо.
Вздохнув, я поняла, что это будет относительно нетрудно.
У меня кружилась голова от всего происходящего, от всего, что случилось в один вечер.
В один незабываемый вечер.
- Лови же меня, Жерар.
Слегка обмякнув, я коротко ахнула и, не чувствуя под собой опоры, стала падать, прикрыв глаза и прекрасно передавая незамысловатость обморока.

+3

12

Мир сузился до пары глаз-озер, подернутых пеленой тумана. Казалось, они даже дышали в такт, не отрываясь друг от друга. Дрогнули краешки губ, заблестел влажно рот, качнулась голова, как ему показалось немного томно и расслаблено. Мир сузился до нее и к ней, и нервный взгляд отмечал каждое движение, каждый вздох, каждую улыбку.
-Лови же меня, Жерар.
Он метнулся к ней, успев подхватить ее уже почти рядом с полом. От ощущения ее тела так близко, от прикосновения рук и ее нежной кожи, дыхание сразу же сбилось, а сердце начало резко отбивать чечетку.
Жерар прижал ее к себе, обнимая за талию и придерживая голову, чтобы она не ударилась и не выскользнула из его рук, прощально взмахнув рукой. Волосы на ощупь оказались почти шелковыми, рука утонула в них, путаясь в прядях. От нее пахло вином и чем-то неуловимо женским, может парфюм какой, а может просто запах ее самой.
Теперь его мир сузился до ее губ, которые были сейчас предательски близко; он едва удержал себя от того, чтобы не выгнать всех присутствующих при этой сцене вон отсюда, особенно удивленно напуганного хозяина, что испуганной чайкой подскочил к ним, что-то вскрикивая и хватаясь за голову.
-Тебе придется немного помолчать, моя красивая леди, - шепнул он ей, склонившись к уху, касаясь мочки губами. Голову кружила ее близость, ее нежная кожа и хрупкое тело.
Жерар едва сумел взять себя в руки, отдаляясь от ее лица, на котором кожа буквально светилась, а веснушки солнечными зайчиками лежали на щеках, но пообещав себе впрочем тут же, что вернет утраченные позиции.
Пора было играть спектакль.
-С ней обморок! - Жерар сделал круглые от ужаса глаза, пуская в выражение лица немного паники, - нужно немедленно отвезти ее к врачу! Пропустите, у меня здесь рядом машина!
Не давая все еще ахающему хозяину опомниться, Жерар подхватил ее на руки и быстрым шагом пошел к выходу из ресторана. Голову кружило вино, но еще больше - ее хрупкость. Она казалась просто фарфоровой, но фарфор не бывает таким горячим, фарфор не пахнет вином и провансом, и тем более, фарфор не может быть таким легким. А она казалась просто невесомой.
Уже отойдя на приличной расстояние, но все еще не отпуская ее на землю, Жерар услышал громкий и возмущен ней крик хозяина. Ну наконец этот простофиля проснулся, и сейчас наверняка будет хлопотать и ахать в два раза больше.
Жерар рассмеялся, представив глупое выражение лица этого индюка. Теперь больше нести Клэр казалось просто неприличным, поэтому он бережно поставил ее на землю, но сразу же перехватил за руку - у нее и в правду еще могла кружится голова.
-Оскар не знает, какую претендентку он потерял, - он снова ей улыбнулся, пере плетшая пальцы с ее, но тут же ловя взгляд. Он не хотел настаивать, но и терпеть не мог ждать. Его яркая и творческая натура не терпела ожидания и компромиссов, Жерар привык жить полной жизнью и дышать полной грудью, не глядя назад, не ожидая ничего от будущего. С ним рядом была она, Клер Лоран, его маленький и хрупкий солнечный луч родной Франции. Его девочка из его Франции.
А под ногами у них был ночной Рим, прекрасный и вечный, и ночь дарила темноту и ощущение колдовства.
-Куда бы ты хотела теперь, когда мы так нагло ограбили этот милый ресторан?

+2

13

Обычно, когда я падала, я дрожала.
Я боялась столкнуться с землей, почувствовать боль, которая, подобно разряду, пробежит по моему телу.
Все люди боятся боли.
И я не исключение.
Но сейчас страшно не было. Наверное, потому что я знала, что даже если упаду - будет не больно. Потому что падать не высоко.
Хотя нет.
Я знала, что он поймает меня.
Его сильные, уверенные руки подхватили меня. Я почувствовала спиной сильную опору, его сбивавшееся дыхание, и сердце забилось трепетнее, реснички едва заметно задрожали, но я тихо-тихо дышала, слегка свесив правую руку.
- Тебе придется немного помолчать, моя красивая леди, - я усмехнулась у себя в мыслях. Это будет не трудно, верно. Но любопытство просто-напросто пыталось мне разомкнуть глаза, посмотреть, что же происходит, и главное: что же задумал Жерар?
- С ней обморок! - Голос его мгновенно сменился, с заговорщицки-тихого на громкий, практически крик, с ноткой паники и страха. Да, Жерар, вот это актерство, браво! - нужно немедленно отвезти ее к врачу! Пропустите, у меня здесь рядом машина!
Я выдохнула воздух, как только Жерар уверенно, быстро поднял меня в воздух, слегка обескуражив. Послышался звон разбитого бокала, стекла или чего-то еще, неважно, чего. А что они думали, разве они смогут устоять перед нашим актерством?
Я уже дышала достаточно громко, шумно вдыхая и выдыхая воздух, который сменился, как только Жерар вынес меня на улицу. Я не смогла не удержаться от улыбки, как услышала крик хозяина ресторана (наверное, хотя наверняка это был он).
Он аккуратно поставил меня на землю - я слегка покачнулась, вино кружило голову, а может это был он?
Его рука перехватила мою, я и улыбнулась, чуть сжав ее покрепче, не желая отпускать.
- Оскар не знает, какую претендентку он потерял, - он чуть улыбнулся, а я засмеялась.
- По сравнению с твоей актерской игрой, я чувствую себя никудышной актрисой.
Я была счастлива рядом с ним. Я чувствовала себя уютно рядом с ним. Я чувствовала себя под надежной защитой. Мне нравилось говорить с ним. Мне нравилось мыслить, как он - ведь мысли и характеры у нас были так похожи! Мне нравился он сам: он был чудесен собой. Нашла ли я идеального мужчину? Да, пожалуй, он существует. И он тот, чью руку я сжимая сейчас.
Италия...
Думаю, это путешествие я не забуду никогда. Никогда и не за что. А ведь если подумать, мы могли бы и не встретится, и не узнать друг друга, мы могли бы быть в абсолютно разных городах, отелях, возможно мы могли бы даже и не быть в Италии.
Но мы встретились, и это факт, который невозможно отменить.
Но... Что будет потом? Нам придется расстаться? Одна мысль об этом встревожило сердце.
Я не могла представить жизнь... без него. Странно, правда? Мы знакомы один вечер, а казалось, что целую вечность, что всю жизнь.
Я отогнала назойливые мысли.
И стала наслаждаться моментом, каждой минутой, каждой секундой, тихо дыша, и смотря в его лицо, глаза, и улыбалась, ведь я могла лишь так выразить свое счастье.
- Куда бы ты хотела теперь, когда мы так нагло ограбили этот милый ресторан? - так вот почему вечер был столь богат вином и блюдами. Но не имение денег вовсе не лишает удовольствия, которые даны лишь людям с кошельками, полными денег. Я улыбнулась, и задумчиво протянула
- Недалеко отсюда есть интересно место... - тянула и растягивала слова, словно вспоминала точное местонахождение места, которое всплыло в уме. Не знаю, что подтолкнуло меня, но, встав на цыпочки, я прошептала ему на ухо оставшуюся часть координат - Как насчет заведеньица на проспекте, который недалеко отсюда?

Отредактировано Искра Пламени (21-12-2013 11:50:12)

+1

14

Наверное, она даже до конца не поняла, что она делает: по крайней мере Жерару очень хотелось в это верить. Он видел, как она встала на цыпочки, стремительно сокращая расстояние между ними. В нос ударил ее сладкий запах, духов и еще чего-то, что присуще только красивым женщинам, а губы, что невзначай (невзначай ли?) коснулись уха, заставили его прикрыть глаза и прикусить губу. Скорее всего, она даже не до конца осознавала, какую власть она сейчас имеет над ним, не понимала, что играет с огнем. Сейчас острее почувствовалась разница в возрасте - Жерар далеко не впервые устраивал жаркие и громкие продолжения таких вот вечеров, а вот она... А она была француженкой, а с ними всегда тяжело - ты никогда наверняка не знаешь, кто перед тобой: чистый и непорочный ребенок или же опытная молодая девушка. Внешность не давала возможности судить, как правило, те что сменили множество кавалеров и выглядели самыми невинными.
Жерар уже не особо вслушивался в ее слова, казалось, что они сами просачивались сладкой мелодией прямо в уши. Но сосредотачиваться на ее словах ему абсолютно не хотелось, Клэр была сейчас опасно близко, слишком близко к нему. Пара секунд отделала его от того, что бы не развернуть ее к стене ближайшего здания, прижимая к прохладным кирпичам, целуя наконец эти предательски близкие губы, сминая их, чувствуя ее всем телом.
-...недалеко отсюда?
Он с трудом сфокусировался на ее речи, чуть щуря глаза, в которых уже давно прыгали веселые чертики.
-Знаешь, - он притянул ее за талию поближе к себе, не сводя глаз с ее лица, - мы не пойдем в гостиницу.
Жерар провел рукой по ее щеке, но не отпуская от себя.
-Вернее, пойдем, но... - он чуть улыбнулся уголками губ, - не сейчас.
В голове у него уже сформировалась вполне отчетливая мысль. Если мозг, вскруженный ей, еще был в состоянии правильно ориентироваться на местности, то они сейчас были совсем недалеко от небольшого дома, в котором всегда были открыты двери на крышу. Жерар облюбовал это место достаточно давно, пытаясь хоть как-то отвлечь себя от тех дорогих удовольствий, которыми был славен Рим и на которые у его сейчас почти не было денег. Там он проводил часы, рисуя и наслаждался теплым майским солнцем.
Перехватив ее руку и переплетая свои пальцы с ее, он быстрым шагом пошел в сторону того самого дома. Прямо, направо, вдоль улицы, налево. Все верно, значит, не настолько он был и пьян. Открыв дверь, он пропустил Клэр вперед, но не отпустил ее руки. Ее вообще не хотелось отпускать, наоборот, хотелось оказаться к ней как можно ближе.
Повел ее выше, выше, еще выше, вверх по лестнице, и вот она долгожданная дверь, открыв которую они наконец оказались на крыше. Им открылся Рим во всей своей неприкрытой красоте, сверкающий огнями и звездами на фоне темно-фиолетового неба. Там, вдалеке, сверкал куполами собор Святого Петра, а чуть дальше и правее темнела громада замка Святого Ангела. Рим...
Он подал ей руку, выходя на крышу. Не нужно было ничего говорить - она сейчас была рядом, настоящая и красивая, а все другое, оно не было им нужно.
Ветер трепал ее волосы, и Жерар прикоснулся снова к ее щеке кончиками пальцев, поправляя прядь янтарных волос.
-Оставайся со мной, - прошептал он, но теперь не решаясь снова сократить расстояние между ними. Там, на улице, им в голову ударила короткая близость и вино, но что сейчас... Сейчас это должен был быть ее осознанный выбор, и Жерар снова остановил свой взгляд на ее голубых искристых глазах, проводя пальцами по руке, которую все также не хотел выпускать.

Отредактировано Стриж (24-12-2013 23:05:21)

+2

15

Так легко... Попала в его сеть.
И даже не выпутаться.
Ведь она, словно цепь, обвила мое тело, прерывая все попытки как-то вернуться назад, как-то воспротивиться происходящему.
Но... кто сказал, что я хочу это сделать?
Казалось, что я начинаю терять голову.
Но не из-за вина.
А из-за него.
- Знаешь, - рука его обвила мою талию, притянув поближе. Так... тепло. Было приятно осознавать близость его тела. Но этот маневр все-таки заставил меня слегка покраснеть, от непривычки или неожиданности, наверное.
Его глаза с прищуром смотрели в мои, казалось, что отвести взгляд просто-напросто невозможно, настолько чарующе очарователен был его чертовски-веселый взгляд.
- Мы не пойдем в гостиницу. - каждое его слово, сказанное на безупречном французском, кружило голову, заставляя вслушиваться в каждый звук, произносимый этими губами. Его голос... Мне кажется, или он настолько нежен?
Его рука коснулась моей щеки, аккуратно, что было очень приятно. Я слегка улыбнулась. Со мной никогда не происходило ничего подобного. И сейчас возвращаться в гостиницу казалось чем-то неправильным, чем-то совершенно ненужным и вовсе необязательным.
- Вернее, пойдем, но... - небольшая пауза, но он мог и не договаривать это предложение - смысл был понятен. Его мысли были недоступны для меня, но все-таки я могла понять очевидные вещи, о которых он думал, как сейчас. - не сейчас.
Я слегка кивнула, так, легкий взмах головой, исключительно для того, чтобы показать ему свое согласие с его словами.
Он улыбнулся.
Интересно, что у него на уме?
Его пальцы переплелись с моими, он уверенным шагом повел меня куда-то, ничего не сказав - лишь загадочно улыбаясь, как сейчас. Я последовала за ним, сгорая от нетерпения, желая узнать, что же он хочет мне показать, куда он хочет меня привести. Я не стала ничего спрашивать, скорее всего, если он не сказал, значит - это сюрприз.
Здание. Задрав голову, можно было понять, насколько оно было выше всех остальных.
Скорее всего оно было закрыто, возможно, его рабочий день закончен. Но мы зашли, да и внутри никого не было.
Лестница. Такая высокая... Ну и ладно. Ступенька за ступенькой, мы поднимались все выше. Он все еще держал мою руку, да и осознание того, что он идет сзади придавало сил, хотя я изрядно устала.
Открыв дверь, я прикрыла глаза. Из-за ярких огней ночного Рима и из-за взбушевавшегося ветра.
То, что я видела сейчас могло вызвать удивленное "Ва-а-ау" у флегматичного и малоразговорчивого человека, но что уж говорить обо мне! Сказать, что этот вид был прекрасен - ничего не сказать. Казалось, с крыши этого здания видно все-все-все. Вот! Я даже вижу гостиницу, и тот самый ресторан! Ух-ты!
Я мельком посмотрела вбок, на Жерара, который стоял рядом и пробегался взглядом, по наверняка знакомому (но это лишь наверняка!) виду. Казалось, что на ветру колыхался его силуэт.
- Оставайся со мной, - прошептал он, и на сей раз вместе с ветром заколыхалось мое сердце.
Его рука так и не отпускала мою, но мне не хотелось, чтобы он меня отпускал.
Его глаза вновь смотрели в мои, но на сей раз они спрашивали меня, на полном серьезе, готова ли я. Осознаю ли я свои действия, контролирую ли я свои желания.
Я улыбнулась.
Осознаю.
Я, поддавшись толкнувшему меня в спину ветру, обняла его. Прижала к себе, не желая отпускать.
Боже, как бы я хотела, чтобы этот момент длился вечно.
- Навсегда. - я чувствовала, насколько сильно бьется мое сердце. Отбивая ритм все чаще и чаще, я лишь улыбнулась, чуть не плача от счастья. - Я люблю тебя, Жерар.


"25 Мая, Среда"
Италия, Рим
Еще один день, проведенный в столице Италии - Рима.
Но не такой, как все остальные.
Этот день, день когда я нашла свое место в жизни, свое счастье и Тебя.
Тебя невозможно забыть, Рим.
Что же. Я навсегда запомню первый день нашей встречи, дорогой Жерар.
Спасибо тебе, Италия, что свела мою судьбу с Его.
Я никогда не забуду и минуты того самого дня, который стал для меня самым лучшим из всех прожитых.
А я ведь всегда держу свое слово.

+2

16

Она прильнула к нему, такая маленькая и трепетная, такая важная и неожиданно родная. Жерар почувствовал что сейчас, именно в эту секунду происходит что-то очень важное, что-то, что навсегда изменит и его, и его жизнь. Но сейчас это не пугало его.
Всего лишь за вечер эта французская девчонка, это маленькая принцесса с ясными глазами и золотистыми кудрями, смогла стать для него тем, от чего он готов был отказаться.
Он не хотел, не мог и не желал отпускать ее, отдавать кому-то, делить ее с кем-то.
-Моя, - шепнул он ей на ушко, целую в висок, касаясь губами шелковистых волос, - люблю.
Мелькнула почему-то мысль, что Клэр - это самая удачная кража в его жизни.
Хотя тут можно было спорить, ведь она была француженкой, а значит, скорее она украла его из его прошлой жизни. Но сейчас это Жерару было только на руку.
С ними был Рим, а впереди - пропасть времени, которое они будут вместе.

Спустя два года.

Лучи солнца пробивались сквозь плотно за дернутые шторы, а простынь сбилась им под ноги, касаясь теплым хлопком кожи. Она лежала рядом, смешно умостив почти кукольную головку на подушке, свернувшись калачиком. Темно-рыжие кудри золотым ареалом окружали ее, а светлая кожа буквально светилась в лучах восходящего солнца.
-Малышка, - мурлыкнули из дверей, и в комнату вошел Жерар, в спортивных штанах и с чашкой свеже сваренного кофе.
Замер, довольно щурясь на свою девочку, улыбаясь.
Потянулась на кровати, словно сонная кошка, прищурился глаза, но сделала вид, что еще не проснулась. Хитрюга. Он с удовольствием подошел к ней, поставив чашку на столик, склонился над ее головой. Клэр наблюдала за ним из-под полу опущенных ресниц, улыбаясь. Он поцеловал ее в нос, коснулся рукой щеки.
-Доброе утро, соня. У меня есть для тебя хорошая новость. Скажи, сколько нужно истинной француженке, чтобы собраться?
Она при открыла глаза, довольно улыбаясь, а он снова коснулся ее шеи губами.
Сборы могли и подождать, как и остывающий кофе на столике.
Ведь в его сумке лежали два билета до Рима рядом с бархатной красной коробочкой.

Отредактировано Стриж (30-12-2013 14:22:29)

+1

17

Время истекло, конкурс завершен.
Напоминаю о том, что при выполнении дополнительного задания вы должны  заполнить небольшой шаблон, чтобы уведомить об этом администрацию (переход по ссылке --- Конкурс "Люби меня в любом обличье"). Спасибо за участие! Ожидайте голосования.

0


Вы здесь » Коты-Воители. Игра Судеб. » Отыгранные флешбеки » ЛМЛО | Стриж & Искра Пламени