Коты-Воители. Игра Судеб.

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Коты-Воители. Игра Судеб. » Бескрайние степи » Вересковые пустоши


Вересковые пустоши

Сообщений 561 страница 580 из 605

1

https://image.ibb.co/ipPpxo/image.jpg
by andreasrocha

***
Основная часть земель котов племени Ветра. Это бескрайние поля, равнины и холмы, полные сочного вереска и прекрасных, полевых цветов. Владения Четырех Ветров - покровителей легколапых котов. Куда ни кинь взгляд, всюду виден горизонт - точка, где, по поверьям, небо соприкасается с землей. Летом вереск цветет, и воздух наполнен густым ароматом цветов, а зимой укрыт снежным покрывалом. Быстрые коты племени Ветра чувствуют себя здесь отлично. Они бегают наперегонки с ветром, чувствуют его прохладу на своей шкуре и не желают другой жизни.
***
- широчайшие охотничьи угодья племени Ветра, где водится множество кроликов;
- частенько можно встретить и барсуков;
- необходимо время от времени смотреть наверх, чтобы сокол или ястреб не напали исподтишка


БЛИЖАЙШИЕ ЛОКАЦИИ:
- все места, отмеченные на карте территории племени Ветра
- Берёзовая роща

0

561

Здоровенная черно-белая морда обжигала своим мерзким дыханием каждую шерстинку на кровящей щечке Звонкой. Острые зубы были совсем близко, ближе, чем на пару сантиметров, а острые страшные когти, каждый из которых был с доброе ухо медной кошечки, яростно взрывали землю. Звонкая смотрела прямо в пасть, не в состоянии даже вздохнуть.
Яркий, полный приключений и неизведанных мест мир падал в пропасть. Рушилась внутренняя защита, доселе позволявшая кошечке вести максимально беззаботную жизнь, щебеча под ухом каждого, кто не успел сбежать. Пропускать мимо себя обиду на тех, кто мог отмахиваться от нее прямо, даже не думая, что это может ранить. Черствость котов легко пронзила бы небольшое, но очень теплое сердце. Они говорили, смеялись над ней. Как будто она не слышала. Как будто она глупая.
- Глупая!
Звонкая, услышав плавно приобретающий знакомые очертания голос, позволила себе повернуть морду в ту сторону. Пыльный. Горчичный котик стоял поодаль, в ужасе глядя на происходящее. Отчего-то сам не бежал, хотя прекрасно мог бы бросить ее тут одну. Не самая обидная жертва за возможность предупредить племя. Окровавленная щека скривилась и небольшая, непривычно тихая, Звонкая вновь устремила взгляд в крошечные злые глазки барсучихи. Взгляд, брошенный на Пыльного занял треть секунды, а лапа громадного чудовища уже летела к медному телу.
Звонкая сделала единственно возможное, что позволял ей сковавший тело ужас - зажмурилась. В сознании пронеслись все те моменты, когда рядом были приятные ей коты. Нелепый возглас в сторону Скалы на Совете, пробежка с Аконитом, спина Аконита, направлявшегося к детской.. кадры неслись все быстрее, вот он уходит, вот Пыльный отмахивается от медной, словно от назойливой мушки, ворчит на нее, злится, пытается игнорировать, кричит. Из желто-зеленых глаз брызнули слезы.
Тяжелый удар. Громкий, глухой звук. Звонкая отлетает чуть в сторону, но когти, оттолкнувшие ее, гораздо меньше барсучьих. Распахнув залитые кровью вперемешку со слезами глаза, ученица увидела спину Пыльного. Из горла вырвался удивленный всхрип. Как он успел оказаться тут? Почему он все еще не в лагере, почему не бросил ее, не пожертвовал кошкой, которую, скорее всего, ненавидел всей душой? Звонкая наконец смогла вновь оказаться на лапах. Ощерившись, она изо всех сил зашипела на барсучиху, припав грудкой к земле. А в голове в срочном порядке перебирала возможные варианты. К сожалению, Звонкая не прошла ни единой тренировки и была, по уровню навыков, еще сравнима с котятами, сосущими у матери под боком молоко.
Нелепо пятилась, пытаясь напугать огромную зверюгу. Вдруг боковым зрением Звонкая заметила еще кое что. Из-за плеча черно-белой барсучихи мелькнуло еще одно тело, только более крупное. Барсук.

Отредактировано Звонкая (06-10-2017 15:36:27)

+1

562

К несчастью запланированный маневр с треском провалился. Ученик заранее знал, что рассчитывать ему в этом деле было особо не на что, так что сожаление опалило его еще сильнее, когда он оказался беззащитным на земле ровно нос к носу с огромным чудищем, спастись от которого уже не получится никаким образом. "Глупый, очень глупый поступок. Ни себя, ни соплеменницу не спас. И на что ты вообще годен такой. Мог бы хотя бы племя предупредить." - все без устали твердил голосок в голове, повторяясь в своем непрерывном цикле, сливаясь в до боли громкий хор в ушах.
Тело прорезала боль, когда когти зверюги прошлись по беззащитному боку горчичного котика. Пыльный  вскрикнул и на подгибающихся лапах отскочил в сторону, стараясь удержаться на всех четырех лапах. Болевой шок быстро овладевал телом и разумом, переведя котика на одни инстинкты. Словно в бреду ученик с ужасом глядел на непомерно огромную полосатую морду, оглядывающую их своими крохотными глазками, будто бы наливающимися кровью. Взгляд быстро метался из стороны в сторону, выискивая всевозможные пути спасения. Звонкая тоже уже была на лапах и шипела на зверя. Наверно, это был один из немногих вариантов, возможных для двух неподготовленных оруженосцев.
Уже не особо осознавая, что происходит вокруг Пыльный на автомате стал пятится назад. Он больше не мог ничего противопоставить полосатому чудищу, единственный вариант был - бежать.
- Бежать, бежать... - в бреду бормотал себе под нос оруженосец, чувствуя как силы покидают напряженное тело. Только если им удастся убежать, только тогда они могут спастись. Насколько быстра эта тяжелая туша? Как быстро покинут его силы, если он продолжит просто стоять на месте? Неужели он заслужил такой бесславный конец?
Если задуматься, то ему особо не за что было держаться в этой жизни. Его мать мертва, в племени он так и не устроился, нет никого, о ком бы он заботился. Возможно, пасть жертвой во имя спасения кого-то такого жизнерадостного и восторженного, как Звонкая было бы и неплохим концом. И, как говорится, все остаются довольны. Он мог бы воссоединиться с семьей и помочь тем, с кем его связала судьба...
Но возможности думать в обезумевшем могу не было. И все инстинкты истошно кричали ему бежать и спасать собственную шкурку. Такому зову крайне сложно не подчиниться.
Трясущиеся лапы сделали несколько торопливых шагов назад и, громко зашипев, котик развернулся на все сто восемьдесят градусов и огромным прыжком полетел вперед. Между тем бок, будучи от таких подвигов не в восторге, разразился болью, явно не способствуя активным занятиям бегом на дальние дистанции от жутких монстров...

0

563

Барсучиха торжествующе подняла лапу с обагренными кошачьей кровью когтями. Горчичный котишка лежал у ее ног, супруг, пыхтя, подваливал поближе, прядая круглыми ушами и примериваясь для удара. Конечно, ее хватило бы, чтобы разобраться с кошачьим отродьем, но не лишать же старика удовольствия?
Она удивилась, когда старший вскочил и, несмотря на рану в боку, бросился бежать. Бросьте, ну куда уже? Видно,  совсем ума лишился - никаких же шансов! Тем не менее, она перешла на рысь быстро, приготовясь проводить врага как подобает - с оскаленной пастью, могучими лапами и крепким ударом. Под толстой черно-белой шкурой, покрытой жесткой шерстью, перекатывались мускулы, глаза налились кровью. Когти Пыльного лишь чуть-чуть задели ее мех, а когда горчичный мальчишка оказался рядом - раненый же, легко догнать, так что она его настигла спустя пару шагов, она занесла могучую лапу, чтобы врезать как следует по лбу, как вдруг произошло кое-что непридвиденное.
Ее супруг, наступающий на мелкую котенку, наступил на колючку. Обычно колючки не проблема, особенно мелкие, лапы у барсуков крепкие. Но эта оказалась острой, твердой и нацеленной ровнехонько в подошву старика. Барсук, ступающий к перепуганной Звонкой, разразился громогласным ревом и подскочил, точно его под хвост ужалила оса, замотал тяжелой головой и подался назад, спустя секунду запрыгав на трех лапах весьма быстро для его габаритов. Барсучиха оторопело оглянулась, но и увернуться не успела, как ее милый супруг сбил ее своим объемистым задом. Ругаясь самыми прекрасными барсучьими ругательствами, она ткнула его весьма сильно носом, дабы успокоить - коты же уйдут!
По натуре обидчивый, вспыльчивый и трепетно относящийся к внешнему виду барсук плевать уже хотел на котов. У него в лапе колючка! Размахивая лапой перед мордой барсучихи, он яростно принялся доказывать, что это куда важнее, так что вытаскивать надо немедленно, да правда же важнее.... Барсучиха так же орала, что надо немедленно прикончить котов. Словом, семейная перебранка.
Создающая отличную возможность для котов уйти.

Пыльный и Звонкая используют Феликс Фелицис и избегают возможной гибели и тяжелых увечий!Самое время бежать!

Отредактировано Мастер Игры (29-11-2017 20:29:08)

0

564

(будем считать, что домашняя оставила котят где-то далеко от барсуков...)

⋙ Начало игры ⋙

Вы слышали когда-нибудь о свете в конце тёмного туннеля, который чаще всего встречал живых после смерти? Здесь была примерно такая же ситуация – после своего долгожданного рождения малыша встретил яркий свет. И неприятное падение откуда-то на холодную землю, что заставило новорождённого впервые в своей жизни запищать. Однако писк был недолгим: вскоре его прервал жёсткий язык, который начал усердно вылизывать мокрую шёрстку кремового котёнка. Когда язык прекратил досаждать его, рядом плюхнулось ещё одно маленькое живое тельце. И оно также как и первенец запищало. Крохе даже показалось, что оно пищало громче, чем он. Всё это продолжалось недолго, ведь затем в нос новорождённого ударил сладкий запах молока, к которому он начал медленно, но верно, ползти. И полз он опять же не один – «другой» тоже пытался первым добраться до вкусного источника пищи и даже пихался. Правда, в итоге они оба всё-таки добрались до молока. И когда это произошло, слепыш жадно вцепился в первый, попавшийся ему на пути сосок матери, а во рту почувствовался сладкий молочный привкус…
Но ели они недолго. Спустя некоторого времени кто-то очень большой и пушистый взял его и «второго» за шкирки и понёс куда-то. Кроха пытался сопротивляться, как и его «двойник» но все попытки заканчивались неудачей.
Вскорости большое существо, что держало двойню, остановилось, и затем неаккуратно выпустило новорождённого и «другого» на землю. Та «земля», на которой они не слишком мягко приземлились, оказалась ещё холоднее, чем прежде, что вызвало негодование и у безымянного слепыша, и у его братосестры. И они громко повторно и дружно запищали, пытаясь позвать то «существо», которое тем временем всё отдалялось и отдалялось от них. А затем они остались одни…

Уже которое время они лежат на снегу, прижавшись калачиками к друг-другу. Становилось всё холодней и голодней, а писки двойни тем временем всё утихали и утихали. «Второй» так совсем охладел до такой степени что кремовый малыш не чувствовал его вообще. Смерть не была ещё так близка…

0

565

Огромная туша валилась вперед, переступая короткими мощными кривыми лапами. Звонкая, как завороженная глядела на чудище, готовое просто проглотить ее, как она сама могла бы сейчас в один укус сожрать мелкого мышонка. Уже нависая над ней, барсук закрыл своим телом небо, словно предвещая скорый бесславный конец. Здесь и сейчас все кончится, Звонкая стиснула зубы и, раз терять было нечего, последний раз в своей жизни взглянула на Пыльного.
Как жаль, что они не проведут время вместе. И что не познакомятся друг с другом поближе. Она так никогда и не узнает, что думал он о ней на самом деле. Медная закрыла глаза, потому что итак знала, какой этот горчичный тихоня видит ее. Но это не было главным сейчас, кошечке оставалось только надеяться, что Пыльный сможет выжить и хоть немного, но будет вспоминать ее добрым словом. Над сжатыми клыками губа поползла вверх.
Над крупноухой головой раздался рев. Дернув хвостом, ветряная ученица распахнула глаза. Внутреннее самообладание подсказало ей, что когда тебя жрут - не вопят на всю округу. Перед ее взором предстал тот самый барсук, вопящий и скачущий на трех лапах. Все мысли о прощании с жизнью мгновенно улетучились из головы и, громко мяукнув Пыльному, Звонкая словно отдала приказ к мгновенному отступлению. Только не стой, беги!
Развернувшись, кошечка припустила от барсучьего логова, толком не понимая, куда бежит. Глаз под царапиной был плотно закрыт, по веку текла бурая кровь, но это не было помехой чистокровной ветрячке. Она могла бы бежать и без глаз, без носа и ушей. Пустошь была ее кровью, она текла в венах и качала сердце. Мимо неслись многочисленные сухие кустики, а в морду.. летел настоящий белый колючий снег. Первый снег в ее жизни. Она не могла помнить, что уже встречалась с ним, ведь тогда Звонкая была совсем еще крошкой. И когда успело этой белой субстанции столько насыпать? На земле он растапливался, мешался с песком и вот уже красивая короткая шерстка ученицы стала больше походить на грязное непонятное мессиво.
Земля под лапами была непривычно темная и очень мокрая. Но она была не белой. Случись так, что снег равномерно покрыл бы пустоши, она ни за что не заметила бы два крошечных комочка, но сейчас открытый глаз невольно споткнулся об этот непонятный нерастопившийся холм. Едва не споткнувшись, Звонкая остановилась и обернулась. Барсуков видно не было, как и Пыльного, хлопья падали слишком густо. Медленно выдохнув, кошечка попыталась успокоить бешено колотящееся сердце. Что ж, погони нет, а значит есть время взглянуть на странный объект.
Она еще не умела красться, тренировок по охоте толком и не случалось еще. Подойдя поближе, ученица присмотрелась и тут же бросилась ближе. Остановившись возле крошечных кошачьих телец, она лизнула грязную лапу и отерла кровь с глаза. Припав на передние лапы, ученица быстро обнюхала котят. Первый, в кого она ткнулась носом, буквально обжег ее своим неестественным холодом. Котенок был мертв. Зато в грудке второго отчетливо угадывался работающий моторчик.
Звонкая, как рожденная у очень молодой матери, не могла не начать проявлять материнский инстинкт непозволительно рано. Сейчас ей было восемь, а ее мать забеременела в возрасте десяти месяцев, еще не окончив обучение. Поэтому медная никак не могла допустить, чтобы этих крох, пусть даже один из них уже погиб, сожрал тот самый мерзкий старый барсук. Она тяжелым взглядом посмотрела на мертвого.
- Прости, я не смогу спасти тебя. Но я буду помнить тебя.. Белохвостик. - Она взяла на себя ответственность наречь его, чтобы душа его ушла к Звездам, как гласил закон. Вновь ткнулась носом в холодный животик. Нет, не ошиблась. Дух покинул его. Развернувшись, Звонкая накидала на него земли. Это единственное, что она могла сделать, чтобы уберечь его от пасти барсука. Оставаться тут, чтобы закопать его по воински она не позволила себе - подвергать опасности себя и выжившего найденыша она не могла. Подняв живого кремового малыша, Звонкая осмотрелась и, определив, где примерно должен находиться их лагерь, побежала.

►ГП Ветра

Отредактировано Звонкая (19-12-2017 12:00:36)

+1

566

Однако что-то явно подсказывало, что сегодня малыш не отойдёт в мир иной. Или, по крайней мере, смерть ненадолго сжалилась над ним и предпочла забрать «второго» вместо новорождённого. Ещё чуть-чуть и кремовый кроха тоже бы оказался в холодных объятьях смерти, как и его братосестра… А затем случилось чудо – котенок, не смотря на то, что силы были у него на пределе, смог почувствовать чьё-то согревающее дыхание. Однако малыш был пока слеп, а потому не мог точно сказать, кто это и что это, лишь думать о том, что это «большое существо» вернулось забрать их обратно домой, к теплу, уюту и молоку. Затем «существо» аккуратно ткнуло в него своей лапой, словно проверяя (хотя на деле оно так и было…), не отправился ли к мертвецам «её» первенец. И к превеликому счастью маленького слепца, даже не смотря на то, что он вообще не двигался и не поддавал никаких признаков жизни (не считая медленного сердцебиения, конечно же), «мать», кажется, каким-то образом почувствовала, что он был ещё живым, и вскорости взяла его за шкирку. Перед этим, конечно, «существо» что-то сказало… что-то, что не понял малыш, да и ему было уже всё равно на это – они возвращаются обратно домой!..

⋙ ГП племени Ветра ⋙

0

567

Горчичный оруженосец буквально каждой шерстинкой на спине ощущал занесенную над ним огромную лапу, которая несомненно расплющит его за один раз. На что он вообще рассчитывал, когда думал сбежать? Ему не хватало способностей даже на то, чтобы совершить побег. Конечно, ранение не делало его жизнь легче, но тем не менее, любой подготовленный кот в его представлении с легкостью бы расправился с этим делом, что же касается его... котику бесспорно конец. Краем глаза ученик различил песчаное тельце Звонкой, может ей таки удастся уйти, не зря же он тут собственной жизнью жертвует? Эта дуреха испортила бы весь его героический момент. Хотя, о каком героизме может идти речь, если каждую последнюю секунду своего бытия котик проклинал себя за непростительную глупость. Так и не приняв свою несправедливую кончину, котик скорее всем телом ощутил, чем услышал, громогласный рев, пронизавший его насквозь. "Вот он, конец..."
Что?..
Лапы неслись куда-то вперед, голова была пуста. Это... Неужели он в Звездном племени? Так выглядит обитель предков? Сзади, подобно предсмертному эху, все еще звучал рев огромных чудищ. Пыльный больше машинально, чем осознанно, повернулся на бегу, только для того, чтобы увидеть, как две громоздкие фигуры, что-то яростно обсуждая между собой, становятся все меньше, и меньше, и меньше...
Что это только что было? Чудо? Провидение? Благословение свыше или же простая удача? Юный котик не задавался подобными вопросами, в голове все еще была зияющая пустота, полнящаяся ужасом. Ведомый одними инстинктами, горчичный просто летел вперед, на автомате перепрыгивая через норы и продираясь через кусты, как обезумевший зверь, оставляя за собой клоки шерсти и... крупные капли крови, прожигающие снежный покров. К сожалению, силы адреналина, так к месту вброшенного в кровь, были не бесконечны и одной подогнувшейся лапы было достаточно, чтобы оруженосец вновь оказался на земле.
Снег несколько остудил горячую голову, вернув Пыльному хоть какие-то проблески сознания. Как бы ни казалось, ушел он таки не особо далеко, до его ушей все еще доносились отзвуки громогласного рева, издаваемого раздосадованным хищником. И все же. Ему удалось уйти? Ему это мерещится? Как он вообще оказался здесь? Может он все же умер?
Ученик поднял голову к небу, все такое же, как было утром. Снег под лапами все так же студил подушечки. Ветер, как и прежде, перебирал полосатую шерсть принадлежащую, растерянному ученику.
Пыльный непонимающе оглянулся. Неужели ему таки удалось улизнуть прям из под носа у смертельной опасности? По телу пробежала волна облегчения. Тем не менее, где-то на краю сознания зудела какая-то мысль, не дающая покоя. И чем больше котик приходил в себя, тем больше понимал, что кое-чего не хватает рядом, точнее, кое-кого.
Горчичный снова оглянулся. Неужели... Неужели Звонкой все же не удалось уйти? В груди кольнуло. Он же попытался. Честно пытался. Мысль о мертвом тоненьком тельце, вокруг которого сновали оголодавшие зверюги, казалась невыносимой. И все же... Если он не хочет повторить только что случившуюся историю, то ему стоит поторопиться в сторону лагеря, скорее за безопасные стены, подальше от леденящего кровь рева.

Главная поляна >

0

568

=====================================)небесные холмы
Его облепил снег, но Громолап не обращал на это внимания. Ему было жарко. В носу щипало, впереди все расплывалось от слез, лапы бешено молотили снег. Куда он мчался? Ему было все равно. Главное подальше от Шипа.... Подальше от них всех. Он далеко миновал небесные холмы и вернулся в вересковую пустошь, такую же безмятежную и спокойную как раньше. Промчавшись еще некоторое время, он притормозил - легкие разрывало от недостатка воздуха, да и лапы дрожали усталости. Сколько же он пробежал? Согнувшись в три погибели, Громолап шумно дышал, едва не касаясь носом вспаханного своими лапами снега. В горле по-прежнему щекотало, когда память подсовывала слова Шипа.... Те, которые про то, что он ошибка. Ошибка.
Громолап зажмурился и задержал дыхание, чтобы сдержать слезы. Правильно он делал, что не верил Шипу. Они родня, но для Шипа он значит не больше, чем для Орлянки. Шип просто обязательнее, чем мать, он не бросил его в одиночестве, а привел в племя, но на этом все и кончится. Он не обязан быть ему отцом. Громолап зашагал вперед, едва разбирая дорогу. Здесь не будет семьи.
Шип сказал прямо - он жалеет.
Что теперь делать? Возвращаться? И стыдно, и обидно. Громолап мог бы попытаться все проглотить и вести себя так, словно ничего не было.... Нет, не мог! Раз за разом вспоминал он ту сцену и понимал, что не мог. Он сглотнул слезы и упрямо зашагал быстрее. Может, вообще уйти из племени? Но куда он пойдет? Нет, не выход. В племени хотя бы есть кто-то.... Хотя Аконит, наверное, тоже от него не в восторге. Да мало кто в восторге. Даже мать. Собственная мать. Громолап старался не думать об этом, но мрачные мысли наседали как мухи. На душе было паршиво, даже серый хвост, обычно задорно торчавший кверху, уныло тащился по снегу.
И Громолап во что-то врезался. Что-то мохнатое и черное.
- Ар! Что.... - он поднял голову и окаменел. Челюсть отвисла, глаза снова расширились - барсук! Он наткнулся на барсука! Тяжелый зверь уставился на замершего серого - надо же, во всей пустоши он наткнулся на барсука!
Зверь поднял лапу. Громолап попятился и, оступившись, неуклюже завалился - от ужаса он не мог соображать и сразу убежать, просто глядел, как поднимаются над ним когти.

0

569

--> небесные холмы.
использую: лобовая атака

Шип бежал рядом с Поле на запах Громолапа. Как ни крути - они родные друг другу коты. Он действительно взял на себя ответственность за котенка и не имеет он никакого права на то, чтобы вот так прогонять его. Хотя он вроде и не прогонял. Ну как же. Он сам бы убежал от этих слов.
- Спасибо, - совершенно неожиданно сказал он Поле, не поворачивая головы.
Если бы не она, он хмыкнул и пошел бы в лагерь. Вряд ли побежал за ним. А она... будто бы ей действительно было не все равно на его сына. Хотя знала она его всего ничего. В ноздри ударил неожиданный, неприятный запах. Барсучий запах. В голове тут же всплыла окровавленная Звонкая, и сложить эти события не составило труда. Его сын бежал прямиком в лапы барсука.
- Не суйся, если что, - рыкнул он соплеменнице и значительно ускорился, оставляя воительницу позади.
Он проклинал все, на чем свет стоит. Неужели он сам загнал своего отпрыска в лапы смерти? Если Громолап умрет, он лично вырежет всех барсуков в округе. Впереди показалась серая фигурка сына. Рядом с черно-белой. Сдавленно зарычав, воин бежал на пределе. Мохнатая лапа уже занеслась над беззащитным котенком и Шип, оттолкнувшись лапами, протаранил существо головой в бок. С ревом, тварь повалилась на землю, а серый повернулся к сыну.
- Ты как? - голос не звучал привычно холодно, - Беги к Поле и быстро в лагерь. Я справлюсь.
Он глянул в глаза сына, такие же желтые как его, но тут же отвернулся. Воин не привык к проявлениям чувств. С его точки зрения, чувства должны выражаться не словами, а поступками. Это знал его отец. Шип редко говорил ему то, насколько Аконит дорог ему. И Громолап. Сейчас он здесь, совершенно искренне беспокоясь за его жизнь, он забрал его в племя, он навещал его. Пусть не часто, но он не делал бы этого просто так. Для галочки. Кивнув головой сыну, кот вновь обернулся к барсуку, что уже занес лапу для удара.

Отредактировано Шип (14-01-2018 01:08:09)

0

570

Громолап сам не понимал, почему вмерз в снег, почему не может пошевелиться. Словно загипнотизированный, он глядел на огромную барсучью лапу и с каждой секундой чувствовал, что вот еще немного - и она обрушится на его бок, и будут на нем такие же раны, как на той палевой кошечке. Он бесполезен. Он впрямь бесполезен. Страх сковал так, что даже дышать сложно, он его ударит....
Не ударил. Сбоку метнулось что-то серое, большое и с ревом врезалось в барсука. Тот покачнулся и завалился на бок - держать равновесие на трех лапах было сложновато. Громолап встрепенулся, едва веря, что избежал удара и  быстро повернулся к своему спасителю, задышав часто-часто и раскрыв пасть. Шип! Круглыми глазами серый уставился на отца, казавшегося таким огромным, сильным и могучим. И уверенным.
Рядом с ним он снова ощутил себя бесполезным. Громолап сглотнул, вжав уши в затылок - на ум снова пришли те слова. Пока барсук очухивался, Шип велел ему подниматься и убегать. Причем чуткий Громолап заметил в его тоне непривычную мягкость. Зачем.... зачем он остается взамен него? Неужели Шип может одолеть барсука, такого огромного и тяжелого?
И неужели он ринулся в погоню за ним сразу же, как только Громолап убежал? Громолап напряг лапы и круто поднялся, снова весь запорошенный снегом. Эти мысли промелькнули в голове сразу же, едва он увидел, что спас его Шип - причем в первые секунды Громолап инстинктивно отшатнулся от отца, но вот он Шип, велит ему убегать и спасаться, а сам остается сражаться! Что чувствовать - унижение или благодарность? Пожалуй, и то, и то. На глаза снова навернулись слезы, а к горлу подкатил комок.
Какое-то мгновение их взгляды пересеклись, но, поскольку Громолап стоял напротив барсука, а Шип к нему спиной, он не мог увидеть в очередной раз занесенной лапы.
- Берегись! - Громолап в очередной раз не думал, когда одновременно с этим криком бросился вперед. Оттолкнувшись крепкими лапами, он с удивительным проворством метнулся вверх - силы ему придало отчаяние и грозящая Шипу опасность.
Он не ошибка. Он не трус. Он не может бежать и оставлять его наедине с этим чудовищем! Он не путается под лапами.
И он вцепился прям в круглое мохнатое барсучье ухо.

Использую - мертвую хватку

+1

571

Услышав за собой хруст снега под кошачьими лапами, Поле довольно улыбнулась. Получилось. Значит, Громолап действительно ему не безразличен, а значит она не ошиблась, решив, что Шип на самом деле хороший. Она не ошиблась, веря в него.
Осталось только вновь помочь ученику проверить, что он нужен отцу. Разрушенное доверие восстановить сложно, но ведь вера в нем не может за раз угаснуть. Дети любят своих родителей и могут им многое простить. Если будут верить, что это все из-за любви.
Неожиданно для Поле воин, такой холодный и неприступный долгие луны, поблагодарил ее. Скованно, без радости и соплей, но наверняка искренне. Поле обнажила зубы в улыбке. А этот здоровяк нравится ей все больше. И этот день, клонящийся к ночи, уже не казался таким мрачным, как до того.
Они молча бежали по следу, пока в ноздри не ударил неприятный запах. Когда один орган даёт сбой, другие начинают восполнять потерю. Вот и сейчас Поле учуяла барсучий запах, на секунду замерев и пробуя его на вкус. Следы Громолап шли в сторону этого запаха. Шип предостерегающе рыкнул и рванул вперед. Поле, растерянно вильнув головой, прыжками устремилась за ним.
Они пришли вовремя и Шип успел оттолкнуть барсука, спасая котёнка. Один против барсука? Звёздное племя, что делать?!
- Громолап! Сюда!
Но котёнок, видимо, не услышал ее, перехватывая удар зверя, нацеленный на отца. Мышиные какашки! Даже котёнок сражается, ты не можешь быть такой бестолковой в этом! Подпрыгивая на сугробах, Поле обогнула барсука и замахнулась лапой, целясь по задней части тела неуклюжего зверя. Лапой без когтей.
Давай! Ты сможешь его ударить!

0

572

использую: удар лапой

Сын убегать не собирался, что несказанно огорчило отца. Напротив, взмывшись вверх, он вцепился в барсучье ухо. Защищая отца. Атака была проведена прекрасно и на какое-то мгновение, Шип возгордился своим отпрыском. И все-таки, смелость в нем действительно присутствовала. Главное, чтобы это была действительно смелость, решительность и желание защитить дорогого ему кота, а не банальное доказательство собственной не бесполезности. К ним уже подбегала Поле, занося лапу для удара, и воин отметил, что когти соплеменница не использует. Вот же глупая кошка!
- Ты его погладить, что ли хочешь? - рыкнул воин, - Сказал же - бегите в лагерь! - он глянул на Громолапа, - Отпрыгивай!
Если бы котенок остался висеть на барсучьем ухе, его бы отбросило от атаки, которую воитель собирался совершить. Круто развернувшись, серый слегка поднялся на задние лапы и, оскалившись, с силой ударил барсука когтистой лапой прямо по морде. Барсуки - настоящая напасть для племени. Если бы не Поле, сын стал бы прекрасным ужином для черно-белого, смердящего существа.
Желтоглазый искренне надеялся, что никто не пострадает в этой схватке. Конечно, котенок, который толком ничего не умеет и воительница, что гладит зверя мягкой лапкой по попе - так себе помощники. И первые под удар могут попасть именно они. Конечно, Шипу было бы проще сражаться с барсуком один на один, не было бы мыслей о том, как если что защищать котов и сражаться одновременно. Это сильно сбивает. Сильно вздыбив шерсть, воин казался больше, чем есть на самом деле. И он действительно надеялся, что барсук не призовет никого на помощь.

0

573

Раны барсука (с учетом применения лотов) от Громолапа: сильно подранное ухо, из которого хлещет кровь (поскольку вцепились в ухо, антибонус к уворачиваемости барсука отсутствует)
Раны барсука (с учетом применения лотов) от Шипа:
Бросок кубика на атаку: 5
Возможность барсука увернуться: по умолчанию 1, так как использован лот
Итог: Шип наносит глубокие, кровоточащие раны по носу и щекам барсука, -1 к Уворачиваемости и Атаке на следующий пост
Атака Поле: поскольку воительница не использовала когтей, особого урона нет. Зато из-за удара Шипа барсук пропустил ее атаку, так что, в каком-то смысле, она достигла цели. Хм.

Атаки барсука:
Барсук бешено вращает головой, пытаясь отодрать Громолапа.
Результат: 2. Увы, Громолап все еще цепко держится за барсучье ухо.
Одновременно пытаясь удержать в поле зрения зловредного полосатого - на Поле барсук, изнываемый от боли и ярости, почти не обратил внимания, она ж ему особенного урона не нанесла - барсук кидается вперед, снова занеся лапу и метя воителю в бок, чтобы пропороть ему шкуру и отбросить прочь.
Атака (с учетом антибонуса -1): 5
Возможность Шипа увернуться: 2
Итог: барсуку везет - несмотря на адскую боль в ушах и залитые кровью глаза, из-за которых он едва видит, он все же умудряется нанести Шипу могучий удар, и только то, воитель кое-как умудрился уклониться, он не отлетел в сторону и не шмякнулся о землю, что могло бы добавить к глубоким, кровоточащим ранам на боку еще и синяки с головокружением. Бок у воителя разодран все равно основательно, что замедляет его движения (-1 к Уворачиваемости на следующий пост), зато он все еще стоит на лапах.

0

574

Удивительно, но он действительно укусил ревущего барсука за ухо и намертво приклеился к его голове, обхватив его когтистыми, крепкими лапами. Точно серая блоха во вздыбленной шерстью и застывшим ужасом в глазах. Да, Громолап был сам в ужасе от того, что только что сделал - прыгнул на врага, да еще умудрился его укусить! Когти вязли в густой черной шерсти, а в пасти был неприятный привкус вражеской крови. Барсук заревел и замотал головой, сзади что-то орали Шип с Поле - что именно, Громолап не разобрал, но наверняка они приказывали ему удирать.
В самом деле, зачем он бросился? Громолап не был трусом, но и самоубийцей тоже. Ему всего шесть, он не знает ни одного приема. Но все-таки почему-то бросился вперед, словно лапы сами понесли, когда он увидел занесенные над головой Шипа когти и осознал со спокойной ясностью, что никто его не спасет. Шип отвлекся на него, не увидел опасности, Поле рядом не было. Шипа должны были ударить, причем сильным, мощным ударом, наверняка серьезным. Поэтому Громолап бросился, почти не думая.
Ну а теперь-то что делать? Он не может сидеть тут вечно! Барсук снова взревел и замотал головой - Громолап, отчаянно вцепившийся в его ухо, не видел, что это отец врезал ему по морде, но от души помолился Звездным предкам, потому что удержаться стало еще сложнее. Но он держался, крепче сжимая челюсти и стараясь причинить барсуку как можно больше беспокойств.
Но продолжаться вечно это не могло. Лапы Громолапа устали, он сам устал, а посему, когда барсук в очередной раз резко мотнул головой, Громолап просто разжал когти. Все, хватит! У него уже челюсти разболелись. Одновременно с движением барсука он попытался оттолкнуться от него - вкупе все это привело к нехилому прыжку, благодаря которому Громолап перелетел через отца с громким воплем, от которого наверняка заложило уши у всех присутствующих и плюхнулся в ближайший сугроб.
Выполз из него он почти сразу, ошарашенно моргая и вглядываясь в громадную барсучью тушу. Израненный и изнывающий от боли, зверь не так уж и стремился продолжать бой. А Громолап.... Покачиваясь, он упрямо двинулся вперед, мало, впрочем, соображая, что делает.

0

575

Удар Поле не имел никаких последствий, и, как оказалось, от не обученного котенка толку было больше. Шип явно был недоволен ее помощью и поспешил их отослать. Но как же они его бросят? Поле же воин..
"Звёздное племя, помоги мне! Что делать?"
Громолап огромным прыжком, сопровождающимся ревом, заставившим всех на секунду замереть, отскочил от барсука и прилетел прямо в сугроб. Поле рванула к нему.
- Ты как? Жив? Не ранен? - Из-за эмоций кошка очень сильно тараторила, посему можно было и не разобрать,что она говорит.
Сразу после того, как пушистая отвлеклась на Громолапа, она успевает заметить, как полосатое животное ударяет Шипа когтями по боку. Неет! Спасать спасателя - дело странное.
Неожиданно знакомое чувство окрыления и поддержки пронзило кошку, и над головой послышался птичий окрик. Орёл! Ее тотем пришел к ней на помощь! Предки поддерживают ее решение!
Собрав всю волю в кулак, Поле вздыбила шерсть, став похожей на пушистый шерстяной шар, и зашипела:
- Хватит. обижать. моих. котиков!
И кинулась на барсука, прыгнув ему на спину с выпущенными когтями.

+1

576

использую: лобовая атака

Громолап отлетел от барсука, и к нему сразу же бросилась Поле. Кот повернул голову, дабы удостовериться, что с ребенком все хорошо. И это было его роковой ошибкой. Всего одного мгновения хватило, чтобы существо замахнулось когтистой лапой и разодрало серый бок. Кровь хлынула, оставляя на снегу алые капли. Воитель зашипел от боли, но устоял на лапах.
Кот широко расставил лапы, загораживая собой соплеменников. Но хорошенькая самочка, выпалив что-то угрожающее, но на столько милое, что Шип невольно в недоумении обернулся, полетела на барсука. Что-то явно не так с его нынешним окружением. Чрез чур, очаровательная Поле и чрез чур громкий Громолап. И только он казался себе в этой компании более или менее нормальным. Или не совсем? Хлестанув по мокрому снегу хвостом, Шип оттолкнулся задними лапами, срываясь с места. Набрав маломальскую скорость, воитель со всей дури врезался в барсучье пузо, которое так кстати было открыто. Достаточно подлый прием, выводящий соперника из равновесия на какое-то время, заставляющий его дыхание сбиться.
Шея неприятно хрустнула, а голова закружилась. Этим приемом он пользовался не очень часто, но все-таки знал, что головокружение проходит достаточно быстро. Отскочив на пару шагов назад, Шип слегка тряхнул головой. Перед глазами плыло.
- Поле, осторожней, - рыкнул он, поднимая взгляд на противника. Сейчас он не сможет ей помочь.
Громолап тоже двинулся вперед, но Шип преградил ему дорогу своим хвостом, немного приходя в себя. Битвы серый любил донельзя. Кровожадность, безусловно, присутствовала в нем в большей степени. И Шип получал искреннее удовольствие, нанося глубокие раны, видя, как мучается соперник.

0

577

Атака Поле (+1 бонус от берсерка): 6 ого
Возможность барсука увернуться: 3
Итог: Поле в бешенстве рвет когтями барсучью шкуру, нанося врагу глубокие и неприятные раны, но ненадолго - барсуки скидывает ее почти сразу.

Атака Шипа: 3
Возможность барсука увернуться: 1, так как использован лот
Итог: то ли шип ослаблен, то ли барсук стал быстрее, но на этот раз коту не удается сбить его с лап.

По итогам ранений: порванное ухо (рана болезненная, средней тяжести), глубокие царапины на морде (ранения средней тяжести) - вместе две средние раны считаются как одна серьезная; + еще средние раны от Поле.

0

578

Постепенно барсук впереди вырисовался все лучше - это у Громолапа, оправившегося после удара, фокусировалось зрение. Ну и огромная же зверюга! Морда залита кровью, в бок на несколько мгновений вцепилась Поле, но барсук умудрился ее сбросить. Громолап ясно видел прочерченные багровые полосы, с которых стекала на белый снег красная жидкость - зрелище неприятное. Он побрел вперед, набычившись, с напряженными плечами, как перед ним оказался хвост Шипа.
Громолап на мгновение замер, потом с раздражением и отчаянным рыком взмахнул лапой, отбрасывая его в сторону - не заслоняй! Не надо.... Он и сам больше не хотел драться, потому что видел, как тяжело барсуку. Огромный зверь, ревя от боли, повернулся и помчался прочь, окропляя степь своей кровью - по этим каплям можно было легко за ним проследить. Громолап надеялся, что никто этого делать не будет. Не надо. В висках гулко колотилось что-то, внезапно серый почувствовал слабость в лапах и опустился в снег. Первая битва. И, признаться, испытывал он смешанные чувства. Они выиграли, его никто не съел! Но особенного удовольствия или злорадства при виде страдающего барсука он тоже не испытывал. Главное, что они его прогнали, что он никому серьезного вреда не причинил, а так он же ни в чем не виноват. Громолап выдохнул.
Все кончилось.
Правда, спустя секунду Громолап вскочил и напряженно всмотрелся в Шипа. Тот был ранен - на мгновение сердце серого пропустило удар от страха - но двигался воитель нормально почти, видно, он на редкость выносливый. Можно передохнуть. Правда, сейчас наверняка Шип будет еще в большем бешенстве, чем раньше, и гнев его обрушится не на барсука, а на Громолапа. Серый отступил. Стыд, благодарность, отчаянная злость - он еще раз показал себя перед Шипом бесполезным комком меха, влипающим в неприятности и которого надо спасать - смешались воедино.
Сейчас Шип снова начнет вещать про то, какая он ошибка.
- Я пойду! - быстро сказал он и напряженно попятился. - Спасибо, что спасли. Я ухожу. Мне надо.... там. Потом приду. Принесу кролика. За кроликом надо! Ты ранен, Шип, а я в порядке, и я пойду за кроликом, буду смотреть лучше, - казалось диким называть серого папой после того, как Громолап узнал, как на самом деле он думает, поэтому он ограничился обычным именем. Он ясно дал понять, что для него он останется только соплеменником - и то в лучшем случае. Сейчас Громолап чувствовал еще больший стыд и унижение, вспоминая, как прыгал вокруг него.
- Простите, что так вышло. Я идиот, знаю, - продолжал тараторить Громолап, не переставая пятиться. - Я скоро приду! Или мне сейчас надо с вами пойти? - запоздало он подумал, что наверняка его сейчас никто не отпустит.

0

579

Ей таки удалось взлететь на барсука и разодрать ему спину. Это было новое и необычное чувство. До этого она никогда не чувствовала такой ярости и решимости во время сражения.
Правда, длилось это недолго, и вскоре Поле также, как и Громолап, улетела в сугроб. Прийдя в себя и сориентировавшись, что вокруг нее лишь гора снега, кошка подскочила, чтобы продолжить битву. Зря она сделала это так резко. В глазах потемнело и неожиданно появилась головная боль. Поле зажмурилась и простояла ещё несколько секунд. Для существа с проблемами со зрением такие замыкания и темнота являются большим стрессом из-за страха перестать видеть. Вот и кошку на несколько мгновений сковала паника. Но после зрение вернулось в привычном монохромном цвете, и воительница принялась яростно разметать снег перед собой.
Когда она осмотрелась, то увидела удаляющуюся пушистую полосатую тушку. Видимо, они сильно его потрепали. Бедный. Ему наверное очень больно. Поле поникла. Она не любила драки, потому что они всегда несли кому-то боль. Пусть даже такому вредному существу, как барсуку, грозившемуся сожрать ее близких. Но он же тоже живой.
Пушистая подошла к Шипу и Громолапу и улыбнулась.
- Все целы, да?
Воительница озабоченно перевела взгляд с Громолапа на Шипа, у которого был поцарапан бок, а затем затараторила:
- Мы это сделали! Мы молодцы! Вы видели, ккк я на него прыгнула! Наверное, ему было очень больно.. Шип, а он умрёт?
Прекратив так много говорить, она посмотрела на какого-то подавленного Громолапа. Она и забыла, зачем они вообще сюда шли, и почему все это произошло. Совершенно неожиданно для нее, котёнок начал пятиться и заявлять, что он лучше пойдет на охоту за кроликом.
Поле преградила путь к отступлению пушистым хвостом и покачала головой.
- Твой отец хочет с тобой прогорить, да, Шип? - Поле выразительно посмотрела на большого воина, надеясь, что он всё ещё настроен на разговор с сыном. - А я вас пока оставлю. Надо кролика забрать, а то он у меня из пасти.. выпал.
Кошка усмехнулась, ведь выпавший из пасти кролик - ну забавно же - и, подпихнув ученика поближе к Шипу, мягко поднялась на лапы. Она побежала на поиски кроля, вырвавшегося из ее цепких зубов, стоило кошке заметить барсука.
Поле подхватила его в неглубоком сугробе и, оглянувшись на Шипа и Громолапа, мягко улыбнулась. Они должны поладить, и тогда всё будет хорошо.

---> Главная поляна племени Ветра

0

580

- Нет, не умрет, - быстро отозвался воин.
Барсук убегал. Они победили, что не могло не радовать. Теперь-то он точно не сунется на их территорию. Конечно, хорошо было бы выследить его и проследить, чтобы они вообще убрались с пустошей куда подальше, но этим пусть займется отряд. Шип глянул на свою рану, несколько раз проведя по ней языком. Пустяки, заживет.
Он повернулся к Громолапу. Тот проявил себя более чем достойно, отважно сражаясь с существом, который в несколько раз больше него.
- Ты молодец, - кивнул ему серый. - Очень храбро сражался.
Сын попятился назад, пролепетав что-то про охоту и что ему надо поймать какого-то кролика. Воина кольнуло чувство вины, впервые за долгое время. Сейчас он смотрел на отпрыска совсем другими глазами. Ученик хотел самостоятельно поймать кролика, доказать что отец не просто так привел его в племя.
- Хочешь, покажу, как надо охотиться на него? - неловко предложил кот, склоняя голову набок.
Тут в разговор вступила Поле. Очень, кстати говоря, вовремя. Сказала, что им нужно поговорить и ушла, оставив родственничков наедине. И как же ему теперь с ним разговоры разговаривать? Как правильно подобрать слова? Обернувшись, он удостоверился, что соплеменница уже скрылась в кустах и тяжело вздохнул.
- Я никогда не умел красиво излагать мысли. И разговора по душам у меня никогда не выходило, - он дернул ушами, усаживаясь на холодный снег. - И детей у меня никогда не было. И младших братьев или сестер. Я привык общаться с воинами. С теми, кто равен по силе или даже превосходит меня в ней. Я знаю, что я плохой отец. И вряд ли стану лучше. Я просто не знаю как это. Воспитывать. Вот Аконит да, дед твой прекрасный родитель. Я уверен, что он сможет стать тебе большим и лучшим воспитателем, чем я, - голос становился грустнее, а массивная голова склонилась, - Просто знай, что я не хотел обидеть тебя. У меня порой слова совсем не совпадают с моими мыслями и вырываются не произвольно, поддавшись порыву эмоций. И злился я не на тебя, а на себя. Что я вот такой... - он замялся, подбирая слова, - Бестолковый. И не знаю как вести себя с собственным сыном. - Шип усмехнулся, - Для меня семья всегда была самым ценным. Я не могу сказать, что я любил Орлянку и хотел прожить с ней вечно. Нет. Но это не мешает мне любить тебя. - он тяжело вздохнул, будто обежал пустошь вдоль и поперек. Слова извинений давались Шипу очень тяжело.
Ветряк прекрасно понимал, что, наверное, сын никогда не сможет простить его и отношения их так и останутся на уровне наставник-ученик. Было горько от этого, но воин сам, своими лапами порушил их хрупкий мир. Но от этого уже никуда не денешься. Он примет выбор Громолапа каким бы он не был.

Отредактировано Шип (18-01-2018 15:36:03)

+1


Вы здесь » Коты-Воители. Игра Судеб. » Бескрайние степи » Вересковые пустоши