Коты-Воители. Игра Судеб.

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Коты-Воители. Игра Судеб. » Прошлое и будущее » Рыжие коты под темным небом [Львиносвет; Златоцвет]


Рыжие коты под темным небом [Львиносвет; Златоцвет]

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

Время действия - около месяца назад, первая ночь после пропажи Галчонок
Персонажи - Златоцвет (около восьми лун), Львиносвет (около тех же трех лет)
Местонахождение - берег реки неподалеку от лагеря
События - Львиносвет пытается справиться с болью из-за пропажи и возможной смерти младшей дочери. Одинокого наставника замечает ни в какую не соблюдающий режим дня Златоцвет и решает подойти.

0

2

Заснуть не удалось. Уложив Галчонок, он выбрался из детской. Поляна сверкала себе лунным светом, у тростниковых зарослей застыл бдительный страж. Львиносвет не глядел по сторонам. Вчера еще на этой поляне резвилась его младшая дочь. Вчера напала лиса. Утром выяснилось, что Галчонок является... была варгом. И сбежала. А он никак не смог ее остановить, отправился ловить рыбу в тщетной попытке поднять ребенку настроение. А должен был оставаться рядом. Львиносвет, волоча тяжелый золотой хвост по земле, побрел к берегу, краем уха вслушиваясь в речной лепет. При Ветле он еще пытался быть уверенным и сильным, но кто знает, как это вышло, его старшая дочь всегда походила на Цаплю проницательностью и серьезностью. Но он обязан быть тем, кто утешает, а не тем, кого утешает собственный ребенок. У него осталась Ветла. Он должен быть сильнее.

Река лизнула лапы, Львиносвет машинально наклонил голову и отодвинулся от воды. Песок пристал к мокрым лапам, когда он побрел вдоль берега, к шуршащим камышам. Еще в жизни он не испытывал большего чувства вины. Даже тогда, когда он, потеряв контроль над собой, едва не разорвал того рыжего одиночку, а потом предстал перед приемным отцом. Внутри зверем ворочались мрачные, тяжелые мысли, методично втаптывая в грязь. А Цапля? Как она отреагирует, узнав, что он не смог уберечь младшую дочь? А каковы были ее последние мысли? Львиносвет вздрогнул и зашагал быстрее, нарочно топая так, чтобы касаться воды. О том, что испытала бедная Галчонок перед тем, как увязнуть в трясине, думать еще ужаснее.

"Мы не нашли тела, только клок меха. Возможно... возможно, она еще жива и прячется. Запах исчез, но это же ничего не значит, она могла вымазаться в грязи".

Да, но сколько проживет одинокий котенок? Если она пересекла границу, если столкнулась с недружелюбными одиночками? Ох, сколько "если бы", а он ровным счетом ничего поделать не может. Устало опустившись на песок, он поднял взгляд, отчаянно желая, что не может знать, затерялась ли среди мириадов звезд его маленькая Галчонок.

+1

3

Златоцвету нравилась ночь. Когда-то в далёком детстве, когда он только узнал о том, что есть эти самые ночь и день, это было простое любопытство – он стремился узнать, чем же они отличаются друг от друга. Постепенно у рыжего сформировалось представление о ночи, как о приятном, тихом время суток, когда никто вокруг не суетится, не донимает идиотскими требованиями и претензиями, а глаза не режет яркий солнечный свет.
Став оруженосцем, он часто старался выбраться из лагеря хотя бы ненадолго, не потревожив Клыкастого и Водолапа. Они, кажется, были о ночи совсем иного мнения. Как и большинство котов.
Стараясь держаться теней, рыжий проскользнул в лаз, ведущий из лагеря. Оказавшись снаружи, оруженосец принюхался. Нет, ему не показалось – сплетённые аркой камыши ещё хранили совсем свежий запах Львиносвета. Он же стелился по земле, уходя в сторону реки. Златоцвет, подчиняясь, как с ним бывало часто, первому же порыву, двинулся по следу.
Особо трудиться не пришлось – Львиносвет не стал забредать далеко от лагеря. Заметив массивную фигуру наставника у кромки воды, Златоцвет остановился.
Львиносвет рассматривал звёзды.
Рыжему оруженосцу, как и всякому племенному котёнку, рассказывали о Звёздном племени, о том, что погибшие уходят туда и оттуда наблюдают за оставшимися среди живых близкими. Рассказывали много – тогда, после смерти Течения.
Златоцвет – тогда его звали пока Златолапом – когда-то тоже попробовал смотреть на звёзды. Они были далёкими и холодными. Совсем ещё котёнок, он едва мог понять концепцию жизни после смерти. Он и саму-то смерть едва понимал тогда, столкнувшись с ней впервые.
Всё, что он понимал, это что его отец больше никогда не будет рядом.
Зашуршали попавшиеся на пути камыши, но Златоцвет и не старался быть незаметным. Он просто, движимый очередным порывом, прошёл вперёд и плюхнулся на песок рядом с Львиносветом, тоже поднимая голову к небу.
Звёзды всё ещё были далёкими и холодными.
Что говорить в такой ситуации, рыжий не представлял, хотя и пытался сейчас срочно придумать.

0

4

Сзади зашуршали камыши - кто бы это ни был, он даже не старался скрыться. Золотое ухо первым шевельнулось на шум, но сам Львиносвет медлил оборачиваться, не желая встречаться взглядом с неизвестным соплеменником, выслушивать очередные соболезнования или натыкаться на пристальные, холодные взгляды тех, кто с самого начала думал, что Галчонок тут не место. Вряд ли сдержится, но и вряд ли такие субъекты подойдут к нему поздно ночью вместо того, чтобы сладко посапывать в палатке в уюте и тепле. Но тем, кто нарушил тишину, оказался совсем неожиданным гостем. Златоцвет.

Львиносвет никогда не питал иллюзий по поводу характера своего приемного младшего брата. Свирепый, жесткий, не признающий авторитетов и сходу выпускающий когти, Златоцвет менее всего подходил на роль мягкого утешителя и вообще кота, который взялся бы утешать. Да и его ли это дело, перекладывать на свои плечи беды и горести своего незадачливого наставника? Золотистый краем глаза проследил за тем, как Златоцвет усаживается рядом и поднимает морду к усеянному звездами небу. Неужели он и впрямь вылез из теплой палатки, чтобы побыть с ним, с Львиносветом? Тень слабой улыбки пробежала по его массивной морде, хотя совершенно ясно, что малыша лучше всего в такой поздний час отправить в палатку. Но Львиносвет не спешил.

Такого открытого участия от Златоцвета он ждал менее всего. Это эгоистично - так легко позволять ему остаться, но Львиносвету хотелось хотя бы раз в жизни на пару минут стать эгоистом. Ночь стояла тихая, спокойная. На другом конце реки темнел чужой лес, кажущийся таким страшным в ночи. А Ветле очень скоро шесть лун, неожиданно пронеслось у него в голове. Она станет ученицей, а церемония выйдет печальной и радостной одновременно, потому что рядом должна стоять ее сестра.

- Златоцвет, - тихонько позвал Львиносвет. - Что ты здесь делаешь, приятель? Тебе давно пора спать.

0

5

Тишину, восстановившуюся после того, как рыжий оруженосец закончил ломиться через камыши, первым нарушил Львиносвет. Златоцвет сморщил нос, услышав в словах наставника то, что звучало для него как очередной упрёк – ну что это такое, он, понимаешь ли, добровольно выдаёт себя с головой, желая поддержать одного из самых близких ему в племени котов, а тот ему про «чего ты не спишь?». Но, скосив глаза, ученик заметил на морде Львиносвета лёгкую улыбку.
Тупой режим, – проворчал всё-таки Златоцвет, но далеко не так сердито, как собирался в начале. – И какой дурак придумал, что надо спать ночью, а не наоборот?
Львиносвет смотрел на него как-то странно и непривычно. От этого было, пожалуй, скорее приятно, чем нет. И не хотелось огрызаться и сердиться.
Мне нравится ночь, – признался неожиданно даже для себя оруженосец. – Она… – он замялся, пытаясь подобрать правильное слово. – Мягкая, что ли.
И сам фыркнул, словно не одобряя, что ему может хотеться чего-то мягкого.
Надо было, возможно, в ответ поинтересоваться у Львиносвета, почему тот шарится у реки в такой поздний час, но вопрос этот был бы глупым и ненужным. Златоцвет и так понимал, что выгнало воителя из лагеря. А принцип вопросов из вежливости или ради поддержания разговора он не совсем улавливал. Практически совсем не, скорее.
Ты… – выдавил Златоцвет, но вновь замолк, так и не придумав, продолжения.
Идиотское «Мне жаль» помогало мало, как он помнил по своему опыту. Ну жаль, и что дальше-то? Если бы Львиносвету сейчас требовалась помощь, чтобы разыскать Галчонок или хотя бы узнать точно, что с ней случилось, рыжий не задумываясь отправился бы с наставником хоть в логово собачьей своры, а вот с душеспасительными беседами у Златоцвета как-то не складывалось.
Оруженосец ещё немного помялся, затем рыкнул, досадуя сам на себя и резко развернулся к наставнику всем телом, встречаясь с ним взглядом. Раз не получается снова делать как положено, значит придётся идти привычными путями.
Тебе станет лучше, если мы поговорим про неё? – в лоб спросил Златоцвет. – Или лучше про ночь? Можем сходить поохотиться. Или попробовать всё-таки поискать её ещё.

0


Вы здесь » Коты-Воители. Игра Судеб. » Прошлое и будущее » Рыжие коты под темным небом [Львиносвет; Златоцвет]