Коты-Воители. Игра Судеб.

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Коты-Воители. Игра Судеб. » Отыгранные флешбеки » ЛМЛО | Ледоглаз & Волчегривая


ЛМЛО | Ледоглаз & Волчегривая

Сообщений 1 страница 20 из 43

1

ВРЕМЯ: зима; более конкретное время вы можете задать сами в первом посте [также как и промежутки времени].

МЕСТО: Норвегия, лагерь для несовершеннолетних преступников.

СИТУАЦИЯ: На исправительные работы попадает Ледоглаз, совершивший кражу из магазина. Туда же приезжает на небольшую стажировку и Волчегривая со своей группой, обучающаяся в правоохранительных органах.

ЗАДАНИЕ: Купить билет на поезд. Не забывайте, что к этому в игре должна идти привязка. Исполнение на «просто так» не зачтется. Напоминаем, что задание выполнимое – составители сами его прошли. Креативность оценивается. Задание идет как дополнительное, то есть за его выполнение вы получите дополнительные баллы.

+1

2

В семнадцать лет кажется, что мир вращается вокруг тебя. Может любить и греть или требовать вызова и борьбы - но он зависит от тебя, ему важно твое существование. Без тебя мир рухнет в пропасть. Хотя о чем речь? Какая пропасть? В семнадцать смерти еще нет, здесь, рядом, у тебя за спиной. И чем больше в это верить, тем страшнее, когда она врывается в твою жизнь - не старухой с косой, простым автомобилем с молодым балбесом, выскочившим на первый гололед и не справившимся с управлением.
- Эй, Черный!
В семнадцать лет странно рассуждать о том, что должно быть в семнадцать лет, не так ли?
Густав молча подобрал сбитую снежком шапку и нахлобучил обратно на голову, даже не повернувшись в сторону приглушенно гогочущих хулиганов. Стая. Быстро вправляет мозги и быстро учится. Он наконец научился здесь терпеть и молчать, не огрызаясь, они быстро запомнили, что за границей хладнокровного терпения - слепая ярость. В итоге удается сосуществовать вполне терпимо. Густава не задирают слишком сильно, жизнь обходится без лишних скандалов, да и трений с охранниками удается избегать.
Ларсен бросил короткий взгляд на топочущегося неподалеку взрослого. Мужчина покосился на него, на отвлекшихся уже на что-то новое любителей подразниться и отвернулся. Ему тоже не с руки понапрасну лезть в дела своих подопечных. Хоть во дворе,на утоптанном снегу, находятся в основном "легкие" - воришки, щипачи, юные мошенники, здесь никогда не забывают, что свора скучающих без дела подростков может оказаться опаснее банды маньяков-убийц.
Густав вздохнул, пониже натягивая шапку. Он, похоже, больше опасен для самого себя. И чего, спрашивается, надо было действительно читать эту книжку, всученную психологом? А тем более вспоминать ее. Теперь весь день в голове будет вариться всякий бред, слепленный из скромных научных знаний и жизненных наблюдений.
"Долго нам тут еще ждать?"
Кожаная куртка на меху, плотные шерстяные штаны и тяжелые зимние ботинки уже начали пропускать зимний мороз к телу. Тут хоть до носа шапку натяни. Ларсен с некоторой завистью покосился на ожидающих начальство сверстников. Они тоже вскоре начнут приплясывать на месте, стараясь отогнать опасные прикосновения холода, но до него мороз всегда добирается быстрее. Густав растер ладонью в перчатке лицо. Что поделать, если он даже на вид - типичный не-уроженец севера. Даже здесь, среди парней, одетых в одинаковые казенные вещи, взгляд охранника все равно цепляется за его фигуру. Рослую, чуть выше своих сверстников, и даже два слоя теплой одежды не могут скрыть поджарую худощавость. Если все прочие сейчас напоминают толстеньких медвежат, то Густав скорее похож на засунутого в шерстяной носок мангуста. Смуглую кожу не выбелить уже никакому морозу, смоляно-черные волосы выбиваются из-под шапки. Только цвет глаз ему достался от отца. Светлые, голубые. При чуть раскосом, характерном для южного востока - или восточного юга, знатоком мировой географии Ларсен не был - разрезе, да на смуглом лице смотрятся чуждо, еще больше, пожалуй, подчеркивая южную кровь.
- Так. Собрались! - заорал охранник, разглядев открывающуюся дверь в корпус. - Давайте, давайте, двигаетесь, пока совсем не замерзли.
Подростки - парни от пятнадцати - зашевелились, обрывая разговоры и образуя какое-то подобие строя. Если можно назвать строем группу людей, ухитрившихся встать рядами, но при этом находящихся в постоянном движении - кто-то переминается с ноги на ногу, кто-то активно подпрыгивает на месте, кто-то трет руки, пытается незаметно приседать, пританцовывает... замерзнуть здесь и вправду никому не хочется.
"Интересно, чего это их так задержало?" - Густав вклинился примерно в середину строя, чтобы не слишком привлекать к себе внимание старших, и в ожидании уставился на дверь.

+3

3

Инфо

Имя: Фрея (по-норвежски - леди, хозяйка)
Возраст: 20 лет
Национальность: Норвежка, родом из Осло
Род деятельности: обучается в правоохранительных органах
Внешность:

Внешность

http://s017.radikal.ru/i402/1311/97/dc1a188f4859.jpg

На вид Фрея младше, чем есть на самом деле, рост небольшой – 162 сантиметра. Телосложение – худая, с небольшой грудью, немного накачанные руки. Волосы почти белые (с рождения блондинка, но всё равно высветляет волосы), длиной до груди. Косая чёлка на бок, почти закрывающая левый глаз. Кожа очень бледная, особенно это заметно на лице. Глаза тёмно-серые, узкие, с густыми ресницами. Обычно носит тёмно-синие или чёрные джинсы и толстовки с капюшоном.
Характер:
Самостоятельная, немного грубая, не очень любит незнакомцев. Упрямая, слушает советы других, но всегда всё делает по-своему. Живёт по принципу, что лучше учиться на своих ошибках, чем вообще не совершать их.

Фрея сошла с поезда и сразу же попала ногой в высокий сугроб. Снег не преминул сразу же забраться в джинсы, обжигая холодом голую кожу ноги. Девушка не думала, что тут окажется настолько холодно, поэтому даже не догадалась надеть под джинсы тёплые колготки, о чём она теперь очень жалела.
Ну и холодрыга! – пробурчала она про себя и поёжилась, обхватив свои плечи тощими руками. Эти манипуляции не принесли ожидаемого эффекта, и Фрея снова запрыгнула в состав. Там было тепло – пассажиры надышали, и тепло от их дыханий теперь вырывалось из открытых дверей поезда. Девушка проследовала в своё купе, где вместе с ней ехали две соседки – добрая и нежная Ребекка и суровая на вид Ханна. Обе соседки сейчас отсутствовали, чему Фрея была несказанно рада – она порядком утомилась от их постоянной болтовни, и сейчас ей хотелось посидеть в тишине. Девушка достала свою дорожную сумку с верхней полки и вытащила из неё тёплый пуховик с капюшоном. Толстовка и меховая жилетка, в которых она ехала, сейчас казались лёгкой маечкой.
Они приехали уже давно – поезд, нагруженный наполовину едой, а наполовину – новобранцами. Это были дети, только начавшие обучаться в кадетских училищах, и студенты, которые учились в академии при Внутренней гвардии Норвегии. Фрея была одной из последних, она обучалась в академии с восемнадцати лет. Инициатором этого стали её родители – они оба служили в норвежских войсках и с малолетства обучали свою дочь всему необходимому для поступления в престижную академию. Но дочка не оправдывал их надежд – она выглядела слишком женственно и стройно, мускулы не спешили появляться на тощих руках. В итоге Фрея всё равно поступила туда, куда её мечтали отправить родители, но сама она предпочла бы для себя иную судьбу. И вот, сейчас, она проклинала судьбу, которая закинула её в неприветливый белый край, которому, казалось, нет конца.
Приказа выходить ещё не поступило. За два года обучения в академии Фрея поняла, что начальство не всегда право, но, тем не менее, оно всегда считает обратное. Именно поэтому она была готова к выходу заранее. Спустя пару минут послышался властный голос командира, приказывающий всем выйти из поезда и построиться на платформе. Подростки вышли на перрон – всего их было около ста, большинство составляли парни – их было почти в два раза больше, чем девушек. Прибывшие разделились на две группы – младшие и старшие – и построились. Среди старших Фрея была самой маленькой. По росту она не доставала даже до следующей девушки, уступая ей не менее семи сантиметров. Её худощавое телосложение ничуть не напоминало крепкие мускулистые тела остальных. Однако светлые волосы и бледная «вампирская» кожа выдавали в ней «свою». Перед выходом девушка успела натянуть куртку и собрать волосы в хвост. Она не была уверена, что тут разрешено носить чёлку, но расставаться с ней не собиралась.
Это место пугало её. Пока Фрея ехала, мерно качаясь в вагоне, в её голове возникали разные картинки. Лагерь для исправительных работ представлялся ей чем-то страшным, местом для пыток, где каждый день проливалась кровь. Она думала, что это будет полностью закрытое место, откуда невозможно сбежать. Отчасти это была правда. Лагерь представлял собой кусочек жизни в сердце огромной ледяной пустыни. Снег не таял тут круглый год, лето не спешило заглядывать в это неуютное место. Дороги сюда не было, аэропорта тоже не наблюдалось – единственная возможность добраться сюда – приехать на поезде. Если кто-то попробует сбежать отсюда, он погибнет от холода или от голода. Но, несмотря на это, лагерь был окружён высоким бетонным ограждением, на вершине которого сверкали на свету холодного солнца шипы колючей проволоки.
Курсанты вытянулись в струнку, лишь завидев командира. Им был высокий, под два метра ростом, плечистый человек с густыми каштановыми усами и колючим взглядом. Фрея съёжилась, почувствовав на себе неприятный взор, который словно хотел пронзить её, но выражения лица не поменяла. Она привыкла к такому – сначала старшие просто запугивали кадетов таким способом, а потом, видимо, совершали ежедневный ритуал в силу привычки. Со временем Фрея привыкла к этому, но до сих пор со страхом смотрела в глаза начальству.
Отрядам приказали разделиться на старших и младших и направиться в сторону казарм. Жильё для них было приготовлено заранее, но никто не потрудился разделить помещение для парней и девушек. Впрочем, девушкам было не привыкать ночевать вместе с сокурсниками, тем более, что в такой холод раздеваться никто не собирался. По пути в казармы девушка умудрилась набрать ещё целую тонну снега в штаны.
Во дворе было ещё более неуютно, чем снаружи: серые, слегка покосившиеся здания, казалось, готовы распахнуть свои чёрные пасти и сожрать любого, кто осмелится приблизиться к ним. Снег был истоптан множеством ног, а неподалеку стояли, судя по одинаковой форме, узники этого мрачного места. Они все были коренастые, крупные, мускулистые – типичные уроженцы Севера. Фрея провела взглядом по шеренге отбывающих наказание, и её взгляд зацепился за явно выделяющегося тут парня. Он не был похож на остальных – тощий, ещё более высокий, чем остальные (тут Фрея завистливо вздохнула), смуглая кожа выдавала в нём южного человека. Он явно пытался затеряться среди толпы своих товарищей по несчастью – забился поглубже в шеренгу, съёжился, пытаясь скрыть свой гигантский рост. Но всё это было напрасно – невозможно было не остановиться и не зацепиться взглядом за такую диковинку.
– Какой красивый, - невольно вырвалось у Фреи,  и она остановилась, чтобы рассмотреть незнакомца поближе.
– Эй, не мешайся тут! - недовольно прикрикнул парень, который шёл следом за ней, и столкнулся с ней. – Мальчиков потом будешь рассматривать!
Фрея съёжилась под его гневным взглядом, её щёки покраснели. На бледном лице яркий румянец выделялся алым пятном, и девушка постаралась скрыться в толпе сокурсников, молясь, чтобы незнакомец не услышал выкрик грубияна. Стараясь идти побыстрей, девушка одна из первых скрылась в казармах.

Отредактировано Волчегривая (16-04-2014 16:36:28)

+3

4

Остановившийся перед строем мужчина обвел взглядом переминающихся подростков. Под его глазами парни на миг замирали, вновь начиная движения лишь после того, как внимание переходило на следующего. Наконец, когда осмотр, ставший уже ежедневным ритуалом, закончился, старший заговорил.
- Сегодня к нам прибывает группа практикантов, - выдавил он и, судя по выражению лица, мужчину эта новость мало вдохновляла. Оно и понятно - для вполне тихой и налаженной жизни лагеря подобное было лишь ненужной помехой, грозящей нарушить привычные порядки. А кому нужны лишние проблемы? - Вести себя с ними прилично. К девкам не приставать, парней не задирать, младших не обижать...
Пытаясь ладонями оттереть стремительно замерзающий нос, Густав не особо прислушивался к громкой речи, сопровождаемой выразительными взглядами. Он и без того не собирался ни к кому приставать, никого задирать и вообще предпочитал, чтобы его самого не трогали. Когда бы еще мир прислушивался к желаниям скромных семнадцатилетних парней, выделяющихся в толпе сверстников, аки чернильное пятно на бумаге?
Внешние ворота открылись, прерывая речь начальника и впуская обещанных практикантов. Узники немедленно с любопытством уставились на заходящую во двор стройную толпу, похожу на строй ровно столь же, сколь и их собственная. Даже Ларсен чуть приподнял бровь, отмечая количество народу.
"Сюда что, пригнали тупо всех, кого больше некуда было запихнуть?"
Морочиться точным счетом практикантов Густав не собирался, но даже на приблизительный взгляд их было под сотню. Человек семьдесят-восемьдесят точно. Состав группы тоже вызывал некоторое недоумение. От детей, ошарашенно пялящихся на бесцеремонно разглядывающих их парней, до уже вполне совершеннолетних ребят, недовольно разглядывающих окружающую обстановку. Судя по всему, радости от первой встречи не испытывал никто - ни начальство с охраной, ни основной контингент лагеря, ни сами приезжие.
"Обстановочка просто располагает к приличному поведению", - мысленно усмехнулся Густав, мельком осматривая кислые лица, заполнившие двор.
Но, похоже, не все приезжие изучали по пути от ворот до дверей корпуса стены да снег. Ларсен почувствовал, как чей-то взгляд остановился на нем. В этом не было ничего удивительного или непривычного. На нем всегда останавливался чей-то взгляд, что уж тут поделаешь. Густав чуть повернул голову, пытаясь понять, кого именно на сей раз он заинтересовал и что от этого следует ожидать. И увидел. В первый момент было ощущение, словно он смотрит в кривое зеркало, отражающее весь мир наоборот. Девушка, низенькая и худая, с длинными белыми волосами и светлой, если не сказать бледной, кожей. Да уж, возьмись кто-нибудь специально разыскивать человека, являющегося внешне практически полной противоположностью Густава - вряд ли нашел бы экземпляр лучше.
Эй, не мешайся тут! Мальчиков потом будешь рассматривать! - поднялся над общим негромким гомоном обсуждений чей-то недовольный голос.
Девушка смутилась и отвернулась, ввинчиваясь в толпу практикантов. Парни, стоящие рядом с Ларсеном, приглушенно загоготали. Начальство побурело, готовое метать молнии, но не определившееся пока, на чью голову: глазастой девчонки, голосистого парня, ставшего невольной причиной маленького пока инцидента Густава или давящихся смехом подростков. Но практиканты уже скрылись из виду, Ларсен стоял с привычной каменно-спокойной физиономией, поэтому объектом начальственного гнева стали его собраться по несчастью.
- Цыц! - коротко рявкнул старший, приподнимаясь на носки. - И чтоб без выкидонов мне!
На этом топтание во дворе к счастью закончилось. Велев всем расходиться по местам и готовиться к ужину, начальство недовольно утопало прочь.
- А тебе прям можно позавидовать, - Отто, стащив с плеч тяжелую куртку, быстрым движением набросил ее Ларсену на голову. - Первая же минута, и на тебя уже запали. Тоже, что ли, в черный покраситься?
- Бред, - брюнет сбросил куртку и швырнул ее обратно хозяину. - В такой ситуации просто должна была случиться какая-нибудь глупость. И непременно со мной. Нашел чему завидовать.
В помещении было жарко. Мороза хватало на улице, поэтому корпуса отапливались так, словно в них выращивались пальмы с орхидеями, а не проводили вечерние и ночные часы подростки и их сторожа. Да и вообще внутри все было лучше, чем можно было предположить, глядя на серые покосившиеся стены. Прочные двухэтажные строения стояли уверенно и падать никуда не собирались. Холод и снег словно выпивали цвета из любых красок, изморозь быстро выбеляла любые поверхности снаружи, но в помещении люди старались отвоевать у черной ночи, белого снега и серого сумрака хоть немного яркости. Стены не так давно выкрашены бледно-зеленым - не без применения труда "поселенцев", в коридорах между дверьми камер местами можно увидеть пятна плакатов. Да и в самих "жилищах" все вполне прилично. Во всяком случае, для Густава. Те же покрашенные стены, утепленный пол, четыре койко-места, два их которых сейчас пустуют, два умывальника, тумбочки, зеркало. Человека, удумавшего строить лагерь в условиях крайнего севера, здесь регулярно проклинали и благодарили. Удрать из лагеря не было практически никакой возможности - в первую очередь, из-за отсутствия смысла: через пару часов сам конвоирам с собакой рад будешь, коли доживешь. Но и государству приходилось делать помещения довольно комфортными для проживания. Иначе охранники с прочим персоналом отсюда вперед заключенных сбегут. Да и задачи уморить толпу несовершеннолетних никто все-таки не ставил.
На двери щелкнул замок.
- Собираемся и выходим из камер! - разнесся по коридору громкий голос.
Отто, растянувшись на койке, мигом подорвался. Густав торопливо стянул слишком теплые для помещения ботинки, ныряя в другую обувь, более легкую, лишенную меха, сполоснул руки под краном и выскочил следом за сокамерником. Вокруг с такой же спешкой и энтузиазмом выстраивались прочие ребята. Опоздать в столовую никому не улыбалось.
"Интересно, практиканты туда тоже придут?" - внезапно задумался Ларсен, припоминая беловолосую девушку.
И тут же слегка тяхнул головой. С чего это вдруг его волнуют какие-то практиканты, от которых проблем уже больше чем, толку? Наверное все дело в том необычном контрасте, еще более сильном, чем при сравнении брюнета с обычными северянами.

+3

5

Едва отряд курсантов вошёл в отведённое им помещение, им в лицо прямо-таки дыхнуло жаром. Похоже, тут всё-таки топили, видать, чтобы не угробить несчастных «заключённых». Фрея наконец-то почувствовала свои руки: кончики пальцев начало покалывать, отчего нестерпимо захотелось почесать их. Румянец не проходил – виной тому был не только парень, увиденный ею в строю узников, но и жар, стоящий в комнате.
Место, куда поселили курсантов, прибывших на практику, было мало похоже на общежитие, где они жили обычно. Единственная мебель, которой располагала комната, были двухъярусные кровати с тонкими матрасами и маленькими подушками. Не стоило даже надеяться на какое-либо подобие диванов, а уж о таких развлечениях как телевизор, тут, кажется, вообще никто не слышал. Личные вещи, видимо, подразумевалось хранить на полу или на кроватях. Ванная была общая, равно как и туалет. Тут же по этому поводу по отряду пробежал недовольный шепоток, который, впрочем, был тут же пресечён властным голосом Финнра, который был у кадетов кем-то вроде старосты.
– Замолчите и пользуйтесь тем, что предлагают! Всего-то месяц потерпеть, ничего! Вы хотя бы не на снегу спите!
Финнр нравился девушке когда-то – он был высоким, плечистым, казался ей мужественным. Но, пообщавшись с ним, Фрея поняла, что парень был ужасным занудой. Теперь она старалась не пересекаться с ним лишний раз, но, учитывая, что его негласно выбрали главным в их отряде, встречаться с Финнром приходилось довольно часто.
Инцидент с незнакомым парнем всё ещё не был забыт. Ребекке не терпелось узнать подробности, поэтому она тут же начала мучить Фрею, дабы узнать все подробности.
– Ну давай, рассказывай! Ты втюрилась в этого смуглого красавчика? Планируешь завоевать его горячее сердце? – откровенно насмехалась сокурсница.
Фрея лишь отмахнулась от навязчивой приятельницы и поспешила удалиться в ванную. Ей нужно было скрыться, пока сплетня не распространилась, и пока её не заставили отчитываться. Она знала, каково это – жить всем вместе, когда каждый знает, где ты, с кем ты. Это как одна большая постель – не скрыть ничего. И надо же было ей засмотреться на красавчика… Девушка посмотрела на себя в зеркало: ничего такого, что может считаться красивым – издалека она похожа на вампира. Она ещё более бледная, чем среднестатистические норвежские девушки. Не стоило даже надеяться, что южный красавец приметит её. Тем более, она приехала сюда не за отношениями, а работать.
Практикантам дали немного времени на то, чтобы освоиться – около двух часов. Некоторые вышли прогуляться и изучить местность, но большинство предпочли остаться в тёплом помещении. Оглядевшись и поняв, что все самые главные сплетницы отряда остались в казарме, Фрея приняла единственно правильное решение – уйти оттуда побыстрей. Надев тёплую шапку и утеплённые кожаные берцы на толстой подошве, она как можно более незаметно покинула помещение.
Холод тут же набросился на девушку, словно голодный зверь. Он начал с лица, и Фрея начала яростно тереть ладонями щёки, отчего они немедленно заалели. Она затравленно огляделась по сторонам, надеясь одновременно и на то, что смуглого высокого парня нет поблизости, и отчаянно желая его видеть.
Не успела девушка обойти и половины территории лагеря, как из казарм послышался властный голос командира, возвещающий общий сбор. Фрея немедленно помчалась на зов, зная, что опаздывать на сбор нельзя. Ворвавшись в помещения, она стянула шапку, растрепав волосы, и постаралась спрятаться в глубине стоя. У неё всегда это хорошо получалось – маленькая, с почти белой кожей, она казалась привидением, невидимкой. Командир дождался, пока все соберутся, прикрикнул на опоздавших и погнал всех в столовую. Там было на редкость грязно: на столах не было скатертей, у стойки раздачи выстроилась гигантская очередь из заключённых в одинаковых серых одеяниях. Среди них явно выделялся замеченный ранее парень, и Фрея стыдливо опустила глаза в пол, чтобы не повторить своей ошибки.
Обед был, мягко говоря, невкусным. Выбора не было – давали только тарелку варёного картофеля и небольшую порцию чего-то похожего на тушёное мясо. Съев всё это без особого энтузиазма, большинство стажирующихся покинули столовую, но Фрея осталась, задумчиво ковыряясь вилкой в тарелке. Аппетита не было, и пища, которую им предложили, вовсе не способствовала его появлению. Немного отойдя от мира своих мыслей, девушка робко подняла глаза, ища парня, который так приглянулся ей. Тот – о чудо – сидел прямо напротив неё и так же молча поедал свою порцию. Словно почувствовав на себе её взгляд, он посмотрел на девушку в ответ, отчего та зарделась и уставилась в тарелку. Но, кажется, разум покинул Фрею, потому что та, сама того не желая, снова подняла глаза на смуглого брюнета.
Какие голубые глаза… Как будто синева океана…
За всю свою жизнь девушка была на море только один раз – когда родители выиграли путешествие в Испанию, и целую неделю семья провела в отеле на берегу моря. Фрея была тогда совсем маленькой, но ей навсегда запомнился шум волн, волшебная синева глубины, блеск водной глади на ослепительно ярком солнце.
И сейчас глаза незнакомца казались ей голубым океаном, напомнили ей о тех семи днях, когда она была счастлива, о той единственной неделе, когда она точно знала, что родители любят её. Но тут послышался грубый мужской смех, и Фрея словно опомнилась. Это смеялись заключённые. Девушка встала из-за стола, и, не убрав тарелку, молча вышла за дверь.
Она нашла единственный укромный уголок в этом мрачном шумном лагере – старый сарай, в который, казалось, никто не заходил вот уже несколько лет. Там было холодно и темно, но у этого места был единственный плюс – там не было людей. Можно было посидеть в одиночестве и спокойно подумать. Фрея зашла внутрь и чуть не задохнулась от облака пыли, полетевшего ей прямо в лицо. Да, похоже, там и правда много лет никто не появлялся.
Девушка нашла вполне уютный уголок – какой-то мешок, наполненный чем-то мягким – и пристроилась там. Похоже, в ближайшее время никто не собирался нарушить её покой, поэтому девушка начала рассуждать вслух. Она часто так делала – в основном, от одиночества.
– Если на минутку предположить, что мне вдруг понравился этот парень… Что за глупости?
Вдруг со стороны входа послышался шорох…

+2

6

Практиканты и впрямь обнаружились в столовой. Гомонящая толпа, слившаяся с заключенными, но все же выделяющаяся среди них. Разная одежда, "гладкий" и жизнерадостный вид, и в то же время - растерянность и настороженноть. Они новенькие здесь. Они свободны, юридически - они старше и выше. Но вокруг - чужая незнакомая стая, мирная и безвредная, пока все идет более-менее хорошо и спокойно. Без раздумий вопьющаяся в глотку, почуяв слабость или угрозу. Толпа подростков, уже раз переступивших закон, пусть и не особо сильно - такое милое явление, не так ли, господа практиканты?
Пока всё обходилось без инцидентов, и осторожное поведение обеих сторон давало надежду, что все так и будет. Парни-практиканты держались тихо и насторожено, "соратники" Густава тоже не спешили лезть на рожон, понимая, чем это может в итоге обернуться. Все мирно получили порции и разбрелись по столам. Ларсен устроился на первом попавшемся свободном месте. Хотя, возможно, стоило и повыбирать. Едва успел сунуть ложку в рот - как снова тот же взгляд. Парень поднял глаза от тарелки. Беловолосая сидела прямо напротив него, рассматривая, пожалуй, немного растеряно и довольно мечтательно. И ладно бы это заметил только сам объект внимания. Отто, плюхнувшийся на скамейку рядом, ткнул сокамерника кулаком в бок и многозначительно ухмыльнулся, сдавленно хихикая. Происходящее не осталось без внимания. Остальные узники заинтересованно завертели головами, разыскивая источник и причину смеха. В большой, всеми просматриваемой столовой - было бы странно, если бы не нашли.
Девушка, зардевшись, выскользнула прочь.
- А ты говоришь, она на тебя не запала, - Отто вновь пихнул Густава, которого мог счесть практически приятелем.
- Заткнись, - коротко бросил Ларсен, утыкаясь взглядом в тарелку.
- Что, начал уже девчонок кадрить? - донеслось из-за соседнего столика тоже вполне дружелюбно.
- Заткнись.
- Хей, черный! Нашел таки подружку под свою морду. А что, детишки могут получиться нормальными!
А вот это уже опасно.
Рычажок "спокойствие-ярость" переброшен. Густав резко развернулся лицом к кричащему. Губы растянулись в зверином оскале, из горла короткий резкий рык, плечи согнулись, напрягаясь и готовясь к удару. Мангуста вытащили из носка и вздумали потаскать за хвост, подзабыв, что он тоже хищник.
- Тихо, тихо, - норвежец вскинул руки, ухмыляясь. - Успокойся, дикий.
Ларсен недовольно дернул бровью и отвернулся, не спеша продолжать ссору и привлекать излишнее внимание охранников. Все равно инцидент исчерпан. Сегодня к нему не полезут больше. С подростками, готовыми затравить ближнего своего, довольно легко, когда ты сам подросток. Любят бахвалиться, но трусоваты и ограничены стереотипами. Рычи, они не ждут от тебя этого. Скалься - инстинкты понимают опасность, но разум уходит в короткий ступор. Стая вцепится в горло, почуяв слабость или агрессию. Дай понять, что ты сам можешь кого-нибудь покусать. Ты безопасен, но не безобиден. И стая предпочтет отираться неподалеку, огрызаясь для поддержания авторитета и подыскивая другую жертву. Они не бандиты и не убийцы, уже перешагнувшие невозвратную грань, они дорожат своими шкурами и шансами на близкую свободу. А с ним они не уверены в двух вещах: что сумеют уцелеть и что не переступят через опасную границу. Главное, не подпускать их слишком близко, где эти опасения забудутся и станут неважными.
"Спасибо, папа. Ты хоть чему-то меня научил. Спасибо, господин психолог. В ваших книжках все-таки есть полезные вещи."
Ужин наконец закончен, и объявлено свободное время. Не особо горя желанием общаться с товарищами по несчастью и продолжать ловить на себе подозрительные взгляды практикантов, Густав предпочел убраться подальше от толпы и чужих мнений. Сперва в библиотеку, подыскать себе что-нибудь интересное, что поможет отвлечься от возникнувшей на ровном месте проблемы, затем обратно к корпусу...
И не надо вслушиваться в подозрительные голоса, доносящиеся из старого полузаброшенного сарая.
Густав остановился, прислушиваясь. Голос был незнакомым - хотя разбери это сквозь стены, и тихим, слов слышно не было. В душе встрепенулось любопытство - кому это что понадобилось в этом забытом всеми месте? Немного потоптавшись на месте, Ларсен толкнул дверь, которая оказалась не заперта. И шагнул во мрак - горящих лампочек вполне ожидаемо в сарае не было, а снаружи, в связи с вечерним уже временем, было довольно темно - здесь вообще темнело рано.
"Сейчас на меня бросится какое-нибудь чудовище," - мелькнула в голове шальная мысль.
"Надо смотреть меньше фильмов ужасов," - последовала за ней следующая.
"Или хотя бы их сценаристам придумывать истории пооригинальнее приезжающих в незнакомое место студентов и находящих там убивающее их чудовище," - насмешливо хмыкнула третья.
"А в конце выживут двое героев: мальчик и девочка," - промурлыкала четвертая, и Густав встряхнул головой.
Нет, фигура мальчика его вполне устраивала - вполне ожидаемо им был он сам. А вот фигура девочки... и почему ему в голову постоянно приходит образ беловолосой? Надо как-то от этого избавляться...
Сделав еще пару шагов, Ларсен остановился, поняв, что избавляться придется позже. Трудно не думать о том, на кого смотришь. Светлые волосы и кожа можно было разглядеть даже в темноте.
"Интересно, она-то меня видит?"
Густав переложил книгу из одной руки в другую - чтобы не стоять уж совсем столбом.
- Привет, - выдавил он, слабо улыбнувшись. - Что это ты тут делаешь?
И, зажмурившись, выругал себя за гениальное начало разговора. Погоды у нас стоят хорошие, не так ли?

+4

7

– Привет. Что это ты тут делаешь?
От неожиданности Фрея вскрикнула, но незнакомец тут же зажал ей рот ладонью, не желая привлекать к ним лишнего внимания. В голове девушки сразу возникла мысль о похищении и изнасиловании. И тут же подумала, что зря она выбрала такой тёмный сарай. Но потом почувствовала жар оголённой руки на её лице, тёплый запах, напоминающий о доме. К её большому сожалению, через пару мгновений «маньяк» убрал руку, видимо, решив, что «жертва» успокоилась.
Тёмный силуэт в темноте сразу не угадывался, но, немного поморгав, девушка различила обладателя тощего вытянутого силуэта. Им оказался тот самый смуглый красавчик с голубыми глазами. Похоже, им двоим судьбой было предназначено постоянно встречаться.
– Да так, рассуждаю о смысле жизни, - ляпнула Фрея и тут же прикусила себе язык. Ну что она несёт?
Внезапно, вопреки своим желаниям, Фрея резко поднялась с мешка, чёлка упала ей на лицо и почти закрыла обзор, но девушка не стала её убирать. Вместо этого она подала парню руку и представилась.
– Я Фрея. А тебя как зовут?
Дождавшись ответа нового знакомого, девушка продолжила уже смелей:
– Только не говори мне, что ты попал сюда, потому что убил всю свою семью, - проговорила она со смешком, надеясь, что не права. - Мы приехали сюда на месяц, не знаю, зачем. Мне тут совсем не нравится: холодно, и люди тут какие-то злые… Не все, конечно, - девушка посмотрела на собеседника.
Она решила, что тот вполне безобиден, и насиловать её вроде не собирается. Фрея снова присела на облюбованный мешок и подвинулась, чтобы уступить место.
– Садись, - она похлопала ладонью по мешку. - непохоже, что тебе так уж хочется вернуться к своим друзьям.

офф

Чуть не засунула в пост статью из Конституции. Нельзя смешивать учёбу и отдых хД

+1

8

"Похоже, все-таки не видит."
Девушка вскинулась и вскрикнула. Тело среагировало куда быстрее разума, и спустя мгновение свободная от книги рука уже зажимала практикантке рот.
"Просто замечательно. Темный сарай, девушка и я, пытающийся не дать ей завопить. Если нас сейчас кто-нибудь увидит, я от слухов за всю жизнь не отплююсь."
Но секунды шли, в сарай никто не спешил вваливаться с воплями "Спалились!", девушка дышала уже спокойно и даже как-то...
Густав отдернул руку и чуть шагнул назад, едва не споткнувшись о подвернувшийся под ноги ящик. Оставшаяся привычно холоднокровной часть сознания посоветовала быть поосторожней, но больший кусок разума оказался слишком занят осмыслением происходящего.
"Да что такое? Мне уже черти что кажется. Надо отсюда..."
Но ничего отсюда сделать Ларсен не успел. Девушка уже вполне опомнилась и перешла к активным действиям. Парень немного растеряно уставился на ладонь, вынырнувшую из темноты на уровне его солнечного сплетения.
- Густав, - коротко выдавил парень, немного резко пожимая протянутую руку. - Очень приятно.
И все-таки многолетние привычки никак не вытравить из крови. Казалось бы, кому в тюрьме, в темном забытом сарае нужна его банальная вежливость, но ведь нет, все вбитое в голову мигом всплывает, стоит только оказаться хоть в немного подходящей обстановке. Тюрьма, сарай, северная ночь - пофигу! Правильное воспитание с упорством речной щуки пробивает тщательно налаживаемый лёд отчуждение и мило скалится. А вот и я! Не ждал, дорогой?
- Н-нет, - жалко пробормотал Густав на новый вопрос, должный, видимо, быть шуткой, но остро царапнувший еще не зажившие шрамы. - Точно не я...
Спохватившись, что он болтает что-то не то, парень умолк, уставившись туда, где должно было быть, по его прикидкам, лицо девушки.
- Садись, - донесся её голос откуда-то снизу, сопровождаемый звуком, похожим на похлопывание ладонью по набитому мешку.
Логично предположив, что Фрея похлопала ладонью по мешку, на который ему и предлагалось садиться, Густав шагнул было вперед, но замер, опять неуверенно переложив книгу из руки в руку.
- Да-а, - протянул он, стараясь решить, что же делать - садиться, как ему хочется и предложили, продолжать стоять посреди сарая, подобно столбу, или напомнить девушке, что ей, собственно, не совсем приличиствует находиться в подобной ситуации, да еще приглашать едва знакомого парня посидеть рядом с собой в темноте. - Не сказал бы, что мы очень хорошие друзья... - Густав провел ладонью по узкому подбородку. - Собственно, я только немного обокрал магазин. А ты... Да, на практику, - мысленно парень далеко не вежливо обложил собственную гениальность красочными эпитетами. Хорошо же он сейчас выглядит - круглым идиотом, наверное. - Тут где-то должен свет включаться... - перепрыгнул Ларсен на более-менее актуальные проблемы.
Ну, те актуальные проблемы, о которых можно было хоть что-то сказать. Проблему "Чего от меня хочет эта девушка, чего я сам от нее хочу и чего со всем этим делать?" вряд ли стоило выносить на обсуждение.

+3

9

Густав приятно удивил её своими манерами. Странно было осознавать, что тут, в месте, полном ненависти и злобы, люди могут оставаться людьми. Парень был вежлив, владел хорошими манерами и разговаривал вполне спокойно, хотя иногда казалось, что он смущён или просто не знает, что ответить.
- Собственно, я только немного обокрал магазин, - при этих словах парень замялся, и Фрея, почувствовав его неловкость, не стала доставать Густава вопросами, хотя ей было очень интересно узнать подробности. Что такое нужно было украсть, чтобы попасть в такое жуткое место?
- Тут где-то должен свет включаться... -  снова пробормотал собеседник. Девушка лишь многозначительно хмыкнула, не зная, что сказать в ответ.
Неловкая пауза в разговоре начинала угнетать, и Фрея немного растерялась. Не говорить же, в конце концов, о погоде! Девушка вообще была не очень социальна, предпочитала компании друзей общество интересной книги. Книги – её лучшие друзья – не требовали ничего от неё, им не нужно было спрашивать что-то, у них всегда было что ей рассказать.
Откуда-то из темноты послышались странные звуки – шорохи, скрипы, удар и сдавленный вздох. Кажется, Густав налетел на что-то в темноте, ища выключатель.
– Ты жив? - взволнованно крикнула Фрея, и одновременно с её репликой в помещении включился свет. Наконец-то она получила возможность рассмотреть сарай и самого парня. Комнатушка была размером с небольшую ванную – тут с лёгкостью поместился бы, к примеру, диван, но для всего остального место бы вряд ли нашлось. В разных углах были хаотично разбросаны предметы, необходимые, чтобы вести нормальное существование в условиях лагеря. В одном углу были свалены большие лопаты для сгребания снега, в другом были свалены куртки тёмно-зелёного цвета. Мешок, на котором она сидела, оказался набит опилками – видимо, для утепления стен. Тут и там со стен и с потолка свисали белые ниточки паутины, пыли было, как минимум, сантиметр.
Вблизи Густав оказался совершенно обычным парнем – хоть и весьма нестандартной для этих условий внешности. Он казался каким-то неестественно высоким, словно бы его специально долго вытягивали. Под тускловатым светом лампочки, одиноко болтающейся под потолком, его кожа казалась почти коричневой, как у афроамериканцев, но Фрея точно знала, что она не такая. Забавно – Фрея и Густав настолько разные, что это даже странно. Она болезненно бледная, он – солнечный, смуглый и яркий. Но больше всего завораживали глаза – в них, казалось, можно смотреть вечно.
Как только девушка поняла, что она уже несколько минут пялится на нового знакомого, она смущённо отвела взгляд и снова зарделась. Чтобы отвлечься от пронизывающего синего взгляда (Густав, видимо, тоже изучал её), она отвела взгляд, и вдруг заметила в руке Густава книгу. Это тут же заинтересовало её.
– Что за книга? – спросила она с горящими глазами и счастливой улыбкой. Если тут есть библиотека - она знает, как будет коротать вечера.

+1

10

Девушка молчала. В темноте Густав мог разглядеть смутный силуэт, но не видел лица, а потому оставалось лишь гадать, как Фрея отнеслась ко всему только что высказанному. Не дождавшись согласия или возражения на последнюю реплику, парень провел пятерней по волосам, взлохмачивая короткую шевелюру, и двинулся искать выключатель. Общаться "наугад" ему начало поднадоедать.
Как выяснилось, задача разыскать в кромешной темноте маленького заваленного хламом сарая одну-единственную кнопку - не особо простая. Ларсен обо что-то споткнулся, на что-то налетел грудью, что-то с опасным грохотом пролетело возле виска, но парень все-таки нащупал наконец выключатель.
- Так-то лучше, - пробормотал он, зажигая свет.
Выдохнул, стараясь успокоить бьющееся после "марш-броска"  сердце, и одним быстрым движением развернулся к девушке, получив возможность впервые толком рассмотреть ее вблизи и дать изучить себя без отвлечения на посторонние смешки. Смущенно откашлялся и смахнул с тонкого носа клочок пыли.
- Тут несколько не убрано, - заметил Густав, вытряхивая пыль из волос. - Забытое место.
Чуть нервно улыбнувшись, парень устроился на ящике напротив, надеясь, что не выглядит под изучающим взглядом полным и неисправимым идиотом. Сам Густав старался не слишком пристально изучать свою неожиданную собеседницу. Щука... то бишь, воспитание на подобное сердито качало головой. И все-таки парень искоса бросал взгляды на новую знакомую, быстрыми тонкими штрихами и деталями составляя в голове ее портрет. Несколько минут прошли в спокойном молчании, на удивление не похожем на молчание в группе подростков-парней. Два человека мирно изучали друг друга, каждый на свой манер, знакомясь и привыкая.
Но до бесконечности так продолжаться не могло. Взгляд Фреи сместился с лица парня на книгу, которую тот все еще сжимал в руке. Глаза девушки мигом вспыхнул неподдельным интересом. Ларсен тихо хмыкнул - в лагере редко можно встретить особого любителя чтения, хотя взрослые и старались пристрастить к этом делу заключенных.
- Да так... читаю немного. Тут больше особо нечем заняться, - парень поднял книгу, показывая обложку Фрейе. На переплете был изображен раскинувший крылья дракон, парящий над лесом. - Фэнтези. Типа сказки.
Над крылатой рептилией витиеватыми буквами было выведено незамысловатое название: "Белый дракон", чуть выше уже более современный шрифт складывался в имя автора.

+3

11

- Да так... читаю немного. Тут больше особо нечем заняться, - Фрея слушала с вниманием, ей было приятно осознавать, что Густав любит читать книги. Все её знакомые уже давно обзавелись модными техническими новинками - айпадами и айфонами, и единственным, что они читали, была лента новостей в твиттере. Её всегда пугало это - не хотелось думать, что будущие поколения будут неспособны сделать что-либо своими руками, будут во всём полагаться на электронику. Поэтому девушка старалась как можно больше всего делать своими руками - даже то, что считается "мужской работой". Она могла сама спокойно повесить картину или починить сломавшуюся вещь, а протекающий кран казался ей простой работой. За время общения с парнями сначала в кадетском училище, а после - в высшем учебном заведении, она научилась многим полезным навыкам.
- Фэнтези. Типа сказки, - продолжил Густав. Фрея обрадовалась - она любила фентези, особенно рассказы про новые миры, где автор чистым слогом говорил о волшебстве, а фантазия додумывала всё остальное. В голове тут же возникали красочные образы - гигантские драконы со сверкающей чешуёй, прекрасные фейри с прозрачной кожей... Ярко-синие водопады спадали с огромной высоты и разбивались о чистую гладь озера, храбрые рыцари сражались до последней капли крови за своих прекрасных дам, чьи платья были восхитительной красоты, а волосы ниспадали на тонкие плечи словно шёлк.
- Я обожаю фэнтези! - воскликнула девушка с горящими глазами. - О чём эта книга? Я не читала такую, даже не слышала ни разу о ней.
Сарай вдруг начал казаться уютным, а разговор перестал быть неловким. Они нашли общую тему для раговора.

Отредактировано Волчегривая (08-11-2013 21:44:06)

0

12

Судя по тому, как вспыхнули радостью глаза девушки, ничего против озвученного жанра она не имела. Да и вообще оживившаяся Фрея, казалось, светилась вся. Густав невольно улыбнулся куда более открыто и честно, глядя на светлое лицо, обрамленное белыми волосами. Несмотря на всю свою абсурдность и неловкость ситуация начинала ему нравиться. Пожалуй, именно своей абсурдностью.
- Про драконов, - первым делом выдал Ларсен вполне очевидную вещь. - На самом деле эта - последняя в первой трилогии Пернского цикла, - немного запутанно, но что поделать - начни объяснять это проще и развернутей - запутаешься в словах. - Когда-то люди колонизировали планету под названием Перн, слишком поздно обнаружив, что там есть одна довольно значительная угроза. Раз в двести лет на планету начинали сыпаться Нити, неразумные, но пожирающие любую органику. Улететь люди не могли, техника уже начала отказывать, поэтому они вывели из одного из местных видов драконов. Самый настоящих, крылатых и разумных, способных нести на себе всадника и сжигать Нити.
Парень бросил взгляд на книгу, повернутую картинкой к нему. Дракон с обложки, вскидывал голову вверх, устремив взгляд к едва заметным на голубом фоне точкам. На спине рептилии устроилась фигура человека.
- На самом деле книга не столько о драконах, сколько о людях. Борьбе, жизни, отношениях.
Голос рассказчика становился все глуше. Густав поднял затуманенный взгляд на лицо девушки, но видел он сейчас скорее все того же летящего дракона, чем человека перед собой. Затем резко встряхнулся, моргая и сбрасывая наваждение. - Еще там попадаются неплохие коротенькие стихи. Вроде эпиграфов к главам, - парень вновь растянул губы в улыбке, извиняясь за свое невольное отвлечение. - Ну, в этой нет, - он покачал книгу на ладони, - в первых двух было, - он откинулся назад и прикрыл глаза, воскрешая в память понравившиеся строки. - Воздайте почести драконам в поступках, мыслях и словах. Они встают живым заслоном на смертных Перна рубежах - там, где решает взмах крыла: жить миру иль сгореть дотла.*

*by

Энн Маккефри

Отредактировано Ледоглаз (25-11-2013 17:33:14)

+1

13

Фрея слегка поёрзала на мягком мешке, ожидая интересный рассказ. Почему-то ей казалось, что Густав - отличный рассказчик. Его голос был мягким и бархатистым, он проходил в глубины сознания, обволакивая слова и придавая им особый смысл. Парень улыбнулся, глядя на заинтересованную слушательницу, и Фрея улыбнулась в ответ.
- Когда-то люди колонизировали планету под названием Перн, слишком поздно обнаружив, что там есть одна довольно значительная угроза. Раз в двести лет на планету начинали сыпаться Нити, неразумные, но пожирающие любую органику. Улететь люди не могли, техника уже начала отказывать, поэтому они вывели из одного из местных видов драконов. Самый настоящих, крылатых и разумных, способных нести на себе всадника и сжигать Нити.
Девушка закрыла глаза, представляя себе планету Перн. Почему-то она казалась ей красной, словно пламя дракона. В её голове крутились яркие образы величественных драконов, которые были в десятки раз больше самого большого из людей. Его чешуя переливается алым и золотым, пламя способно испепелить человека, а размах крыльев достигает нескольких десятков метров. Когда дракон летит, его тень затмевает целый город, и кажется, будто наступила ночь.
А Нити похожи на гигантскую паутину, липкую и неприятную. Они молочно-белые и очень прочные, их невозможно разрубить самым острым мечом, а уничтожить их может только пламя дракона...

- На самом деле книга не столько о драконах, сколько о людях. Борьбе, жизни, отношениях.
Густав начал говорить тише, его размеренный голос успокаивал. Казалось, это было его призвание - рассказывать. Говорить. Он начал читать стих, и Фрея залюбовалась его лицом. Он прикрыл глаза, и его угольно-чёрные ресницы затрепетали. Он говорил с улыбкой.
- Они прекрасны, - прошептала девушка, когда парень закончил.
Ей и правда понравилось стихотворение. Короткое, оно, тем не менее, было ёмким. Прекрасные слова были очень уместны, а бархатный голос рассказчика довершал дело.
- Почитаешь мне? - тихо проговорила девушка, с надеждой взглянув в лицо Густава. - Я считаю, что ты превосходный рассказчик.

0

14

- Они прекрасны, - тихо прошептала Фрея, когда смолк голос Густава.
Парень открыл глаза и растеряно моргнул. Девушка смотрела прямо на него, мечтательно улыбаясь. Кого она имела в виду: стихи, драконов или его самого? Хотя, право, с чего бы?
"И как бы я к этому отнесся?"
- Почитаешь мне? Я считаю, что ты превосходный рассказчик.
О, а вот это приятно. Неожиданно, но приятно. Ларсен кивнул, стараясь не показать довольное смущение и удивление. Раньше ему никто ничего подобного не говорил. Хотя, возможно, дело в том, что раньше он ни с кем и не разговаривал на подобные темы. Большая часть знакомых ему людей к увлечению фэнтези относилась весьма пренебрежительно, действительно считая подобные книги не более, чем сказками. Разве что мать иногда со смехом замечала, что у ее сына хороший голос, проникающий, бывало, в самую душу. Но ведь на то она и мать, чтобы считать своего ребенка хоть в чем-то самым лучшим.
Густав сел поудобнее, упираясь плечом в расположившийся сбоку стеллаж, и открыл книгу. Отказывать Фрейе в такой простенькой просьбе не хотелось. Ему, право, не сложно немного почитать вслух.
- "Холд Руат, двенадцатый Оборот нынешнего Прохождения," - синие глаза заскользили по строчкам, всматриваясь в мелкие черные буквы, вязью складывающиеся в слова истории, вырисовывающие в воображение земли, каких обычным взором никогда не увидеть, истории, которые можно прожить лишь в сердце. - "Ну, Н'тон, если они и теперь недостаточно чистый, значит, я уж и вовсе не знаю, что такое чистый дракон!.."*
Ларсен читал негромко и неторопливо, стараясь придавать словам выражение, окраску и объем. Даже не книга, а сам процесс пересказывания кому-то написанного, увлек его. Кажется, Фрея перебралась к нему поближе. Почувствовав легкое прикосновение к плечу, Густав улыбнулся, ровный голос чуть дрогнул, но быстро вернулся в норму. Пару раз скосив взгляд, парень заметил, что глаза девушки закрылись. Ларсен начал говорить все тише, вскоре прервав рассказ и осторожно, чтобы не потревожить сопящую у него на плече практикантку, закрыл книгу. Увидь его сейчас кто-нибудь из обитателей лагеря - едва ли признал бы знакомого всем Густава, чье лицо выражало либо сдержанное спокойствие, либо злой оскал. Парень улыбался, добро и открыто, внимательнее разглядывая Фрею, задумчиво морщил нос, посмеиваясь над собственными мыслями. Сейчас, после разговоров о сказках и драконах, под изменчивым светом одинокой тусклой лампочки, девушка напоминала ему снежную фею, смелую и робкую, сильную и хрупкую одновременно.
Волшебство момента разрушил вой сирены, приглушенный в сарайчике, но все-таки слышимый. Густав вздохнул, бросил пару быстрых взглядов на собственные запястья и, не найдя там часов, скосил глаза на руки девушки. Впрочем, особого смысла поиски не имели - скорее дань привычки. В лагере все прекрасно знали, что означает этот звук.
- Просыпайся, - позвал Ларсен, дунув девушке в нос. - Скоро отбой. Пора вылазить и расползаться по койкам.

*by

Энн Маккефри

Отредактировано Ледоглаз (25-11-2013 17:40:27)

+1

15

Густав улыбнулся в ответ на её просьбу, и Фрея поняла, что он ей не откажет. Парень устроился поудобней, упершись о стеклянный стеллаж, который высился за их спинами. Старый пыльный сарай казался островком спокойствия, тихой гаванью, где было уютно, где слышались отголоски счастливых давно минувших дней. Если прикрыть глаза, то можно представить, что они находятся в сказочном дворце, где все стены сделаны их чистейшего хрусталя, а мешок с опилками, на котором они вдвоём уместились - трон, обитый шёлком. Фрея любила фантазировать, уходить из этого мира в мир собственных грёз. Ей не нравился этот мир, гадкий, уродливый, где все люди были чудовищами, тщательно скрывающими свою суть под масками. Наверное, это было неправильным, ненормальным, но для девушки это было единственной отрадой.
Густав начал читать, и Фрея откинула голову назад, прикрыв глаза. Через тонкую щёлку между век она видела парня, склонившегося над книгой. Он был увлечён рассказом, и, наверняка, тоже представлял себе волшебный мир Перн и его обитателей.
- "Холд Руат, двенадцатый Оборот нынешнего Прохождения," - зачитал Густав заголовок.
Он читал достаточно тихо, чтобы поддерживать таинственную атмосферу. Слова лились неторопливо, чтобы Фрея могла понять их значение и осознать смысл книги. Наверное, у него талант. Мне раньше никто никогда так не читал.
Девушка прислонилась к тому же стеллажу и вдруг поняла, что она вплотную приблизилась к Густаву. Его плечо было немного жёстким, но куртка смягчала его. Фрея взглянула на парня - он улыбался и лукаво смотрел на неё. Он не прерывал чтения, но его голос еле  заметно дрогнул, и девушка заволновалась -  не сделала ли она что-то неправильно?
Фрея почувствовала усталость - день был долгим и сложным. Вопреки своему желанию она прикрыла глаза и прислонилась к плечу читающего Густава. Того, вроде бы, это не  очень смутило, а, наоборот, даже обрадовало. Он продолжил читать, то и дело косясь на дремавшую девушку и таинственно улыбаясь. Девушка спала и уже не услышала, как его голос становился всё тише и тише, а потом совсем умолк, как еле слышно захлопнулась книга с прекрасным белым драконом на обложке. Она спала, и во сне видела прекрасные пейзажи Перна, белых драконов, рассекающих небеса, храбрых всадников, один из которых был подозрительно похож на Густава…
Она проснулась от того, что почувствовала, как кто-то дунул ей в нос. Это оказался Густав, смиренно сидевший без движения всё то время, пока она спала. Бедный, наверное, у него всё тело затекло, пока я дрыхла! Но парень улыбался, а его синие глаза ласково смотрели на Фрею.
- Просыпайся, скоро отбой. Пора вылазить и расползаться по койкам.
– Кажется, я умерла и попала в рай. А ты, наверное, ангел.
Девушка покорно встала и потянулась, Густав тоже встал. Вблизи он был почти в полтора раза выше, чем она. Фрея подумала, что она, наверное, выглядит ужасно – заспанное лицо, растрёпанные волосы, смятая одежда…
Густав проводил её до самой двери казармы, в которой расположились стажирующиеся и убедился, что она вошла внутрь. На прощание Фрея помахала ему рукой, надеясь на скорую встречу. Внутри было тепло и очень светло, курсанты ещё не спали, они собрались в центре комнаты, обсуждая сегодняшний день. Девушка попыталась войти внутрь и лечь на кровать, не будучи замеченной, но ей это не удалось.
– Ты где была? - полюбопытствовала Ребекка.
– Заблудилась, – грубо буркнула Фрея и прямо в одежде забралась на свою койку. Ей сейчас не хотелось общаться ни с кем, кроме Густава. С мыслями о нём она заснула и спала до тех пор, пока сирена не возвестила о начале нового дня.
Густав и Фрея так и не встретились до начала ужина. Весь день девушка мечтала о встрече с новым знакомым и одновременно содрогалась, думая о том, что вчерашний вечер мог не значить для него то же самое, что и для неё. Когда девушка вошла в столовую, она сразу приметила тёмную шевелюру Густава и его смуглую кожу. Она радостно улыбнулась, не заботясь о том, что кто-то может увидеть её чересчур счастливую улыбку. Кажется, парень тоже заметил её.

+2

16

Фрея встрепенулась и распахнула глаза, осматриваясь.
- Кажется, я умерла и попала в рай. А ты, наверное, ангел, - пробормотала она, поднимаясь.
Густав коротко хмыкнул.
- Для Рая тут слишком пыльно, - заметил он, тоже вставая на ноги. - А у меня для ангела не тот колор.
Он хотел добавить рвущееся на язык продолжение, но все-таки проглотил слова, сочтя, что здесь и сейчас, от него, они будут не особо уместны.
"Скорее уж, на ангела похожа ты," - мысленно повторил парень, открывая дверь сарая перед девушкой.
Проводив свою новую знакомую до корпуса, где разместили практикантов, Ларсен почти бегом бросился на новое построение. Опаздывать туда не следовало. И он не опоздал. Отто заинтересованно покосился на пристоившегося к общей группе приятеля, но заметив книгу, поскучнел. Видимо, парень решил, что Густав забился куда-то, чтобы спокойно почитать. Что ж, отчасти это можно назвать правдой.
- На тебя девчонка так явно заглядывается, а ты где-то шляешься весь вечер, - заметил он, когда перекличка уже окончилась и все разошлись по своим камерам готовиться ко сну. - Чудак.
Густав, устроившись на своей койке, перехватил брошенную в него подушку и отправил обратно.
- И меня это вполне устраивает, - южанин повалился на спину, рассеянно разглядывая прекрасно знакомый уже потолок.
Вскоре погас свет, и даже потолок исчез из поля зрения. Повернувшись на бок, брюнет закрыл глаза и позволил сознанию соскользнуть в царство Морфея. Засыпал парень всегда легко и быстро, точно так же, практически мгновенно, возвращаясь в реальность при первых звуках сирены. А потому Отто, выползающему из сна куда медленнее, приходилось по утрам некоторое время сидеть на своей кровати, сонно моргая и любуясь, как сосед чистит зубы. Хотя вряд ли сокамерника Густава это зрелище впечатляло. За чисткой зубов следовал вполне обычный день. Построение, перекличка, тряска в несущейся по сугробам машине до ближайшей деревеньки, построение, перекличка, работа, построение... ужин.
"Просто удивительно, как в таком режиме я еще не начал ненавидеть собственное имя", - получив порцию гречки с рыбой, Ларсен устроился за одним из столов.
И практически сразу почувствовал на себе уже становящийся привычным взгляд. Обернулся, обводя глазами столовую и останавливаясь на белой фигурке.
"Интересно, а чем она занималась сегодня?"
- Ларсен.
Парень оторвал взгляд от девушки, поворачиваясь к приблизившемуся к столу мужчине. Светловолосый и голубоглазый, с небольшими бакенбардами, он имел вполне обычную северную внешность, разве что худощавостью несколько напоминал южанина, к которому сейчас обращался.
- Да, герр Олсен? - вежливо подал голос Густав, прекрасно зная, зачем упомянутый герр объявился.
Что может быть нужно психологу лагеря от одного из своих обязательных "клиентов"?
- Сегодня после ужина ты идешь ко мне, - напомнил тот, так же вполне хорошо понимая, что "клиент" об этом помнит. Но - контроль, контроль и еще раз контроль. - Не забудь.
- Да, - уже утвердительно повторил Ларсен возвращаясь к своей тарелке.
Взгляд голубых глаз быстро метнулся к Фрейе. Парень сегодня надеялся вновь пообщаться с ней - вчерашний вечер прошел вполне неплохо, но, похоже, планы придется изменить.

+3

17

Пока девушка ела, уткнувшись взглядом в тарелку, на дне которой сиротливо покоилась неаппетитная пища, к Густаву подошёл мужчина, не молодой, но и не старый, светловолосый и с голубыми глазами. Он начал что-то быстро говорить, и до Фреи долетел обрывок разговора - кажется, это был психолог, и он звал парня на сеанс.
После того, как они закончили разговор, психолог уже собирался было уходить, но Фрея поймала его в самый последний момент.
- Можно мне поприсутствовать на консультации Густава? - вызвалась девушка.
- Если Ларсен будет не против, – недовольно бросил мужчина и взглянул на нового знакомого Фреи. Он не имел права отказать ей, потому что девушка приехала сюда именно для того, чтобы набираться опыта, но обязан был получить разрешение своего пациента. Личная тайна как-никак.
Фрея не знала, зачем она напросилась на сеанс, и как к этому отнесётся Густав, но ей хотелось провести с ним рядом хоть немного времени. Вчерашний вечер прошёл прекрасно – девушка наконец-то почувствовала рядом человека, а не лицемерное создание. Ей нравился характер Густава, и, хоть на людях его поведение было скрытным, наедине с ней он словно раскрылся. В обществе других заключённых этого мрачного лагеря он был тих и незаметен, а Фрее показал всю свою индивидуальность, ей он улыбался так, как не улыбался никому другому тут.
– Подожди тут, я должен спросить у Ларсена, согласен ли он на твоё присутствие.
– Хорошо, я не против ждать, - покорно согласилась девушка.
Ещё утром она взяла в библиотеке книгу – «Полёт Дракона» - первую часть трилогии, о которой вчера рассказывал Густав. Ей было стыдно, что она проспала всё то время, пока тот читал ей вслух, но просыпаться на его плече было чертовски приятно.
Лесса проснулась от холода, но не того — привычного, исходившего от вечно сырых каменных стен. Это был холод предчувствия опасности, беды худшей, чем та, что десять Оборотов тому назад загнала её, всхлипывающую от ужаса, в зловонное логово стража порога.
Пытаясь собраться с мыслями, она неподвижно лежала на соломе во тьме сыроварни, служившей спальней и ей, и другим работавшим на кухне женщинам. Зловещее предчувствие ощущалось сильнее, чем когда-либо прежде. Лесса, сосредоточиваясь, коснулась сознания стража, кругами ползавшего по внутреннему двору. Натянутая цепь выдавала беспокойство зверя, но в предрассветных сумерках он не замечал ничего такого, что могло бы послужить поводом для тревоги.

Книга всерьёз увлекла девушку, и очнулась она только тогда, когда Густав подошёл к ней вплотную и несильно тронул за плечо. От прикосновения девушка вздрогнула, и, подняв свои серые глаза, встретилась взглядом с волшебными синими глазами парня. Тот позвал её в кабинет психолога.

+1

18

Девушка, похоже, тоже обратила внимание на случившееся. Подскочив из-за своего стола, она перехватила мужчину. Густав не слушал, о чем шел разговор, но вряд ли это остается тайной надолго. Олсен, быстро окончив разговор, развернулся и направился обратно к своему несовершеннолетнему клиенту.
"Что она сказала?" - парень напряженно всматривался в далекое от радостного лицо психолога, пытаясь угадать, о чем пойдет речь.
- Густав, извини, но эта девушка хочет присутствовать на консультации, - негромко произнес мужчина, склоняясь над брюнетом. - Если ты против, я ей откажу.
Судя по всему, психолог практически не сомневался, что клиент будет против. И Ларсен прекрасно понимал почему. Высунься с подобным предложением кто-нибудь иной - и ему пришлось бы быстро засовываться обратно, усмирять любопытство и жажду деятельности, но сейчас...
- Фрея? - имя сорвалось с губ быстрее, чем парень успел ухватить его за хвост и удержать.
Светлые брови мужчины чуть выгнулись, выдавая изумление, но сделанного не воротишь. Уже высказанное слово обратно проглотить невозможно, смущаться и оправдываться глупо, поэтому Густав просто продолжил.
- Нет, я не против.
Герр Олсен медленно кивнул, выпрямляясь и нашаривая взглядом светлый силуэт девушки.
- Хорошо, - как-то странно произнес он, переводя задумчивый взгляд обратно на Ларсена. - Тогда зови ее и поднимайтесь ко мне.
Парень торопливо дожевал кашу и поднялся, разыскивая Фрею. Девушка устроилась чуть поодаль от остальных, положив на колени книгу и, судя по всему, погрузившись в нее головой. Она даже не замечала Густава, пока он не притронулся к ее плечу. Брюнет едва заметно улыбнулся, когда на него вскинули взгляд.
- Идем, - предложил он, протягивая руку.
Девушка поднялась, двинувшись вслед за парнем, выступавшим сейчас в роли проводника.
- Интересуешься психологией? - не без веселья в голосе поинтересовался Ларсен, когда людная столовая осталась позади. - Меня, если честно, она немного увлекает.
Впрочем, парню не было особой разницы до того, разделяет ли девушка это его увлечение или её подтолкнуло к визиту на консультацию что-то иное. Ему просто все больше начинало нравиться находиться в обществе этой особы, так не похожей на прочих обитателей лагеря. Настолько, что даже по лестнице он не взбежал, как обычно, широким шагом, перепрыгивая через две-три ступени - с его-то длинными ногами такое нетрудно - и мирно поднимался рядом с Фреей.
- Что за кни?.. - лохматая голова наклонилась, заглядывая на обложку, и Ларсен хмыкнул. - Перн? Значит, тебе понравилось?
Он распахнул перед девушкой дверь кабинета, пропуская ее вперед, и шагнул следом. Ожидающий визитеров мужчина поднял голову, задумчиво оглядел молодых людей и кивнул на кресла - садитесь, мол, - откладывая в сторону какие-то листы с записями.
- Заначит, ты Фрея, - психолог уже довольно приветливо улыбнулся девушке - от его недовольства ни осталось и следа. - Альфред Олсен. Откуда ты родом?
Густав опустился в одно из кресел, заинтересованно присматриваясь к происходящему. Консультация повернула явно в непривычное русло, но только ли само присутствие девушки было тому причиной? Парень задумчиво прищурился, пытаясь понять, что, кроме внимательной оценки, было во взглядах мужчины, перескакивающих с клиента на наблюдательницу и обратно.

+3

19

Фрея настолько увлеклась чтением книги, что не заметила, как Густав доел свой ужин и подошёл к психологу. Надо признаться, книга заворожила её. В последнее время девушка сталкивалась лишь с банальными историями о "попаданцах", которые являлись совершенными людьми, обладали всеми талантами, какими только можно обладать и влюбляли в себя всех подряд - от нищих до прекрасных принцев. А в этой книге всё было правильно, органично - и главная героиня, и второстепенные персонажи. Фрея прочитала уже три главы, и всё никак не могла остановиться.
Тем не менее, ей суждено было оторваться от динамичного развития сюжета. Парень протянул ей руку, приветственно раскрыв ладонь. Фрея вложила свои пальцы в его, почувствовав тепло и грубость кожи. Его ладонь была немного шершавой, на подушечках у основания пальцев были мозоли, но её руку он держал в своей руке нежно и осторожно.
- Интересуешься психологией? Меня, если честно, она немного увлекает.
- Ээээ... да, - пробормотала Фрея, не зная, что ещё ей ответить. Не говорить же, в конце концов, правду!
Фрея шла рядом с Густавом, стараясь поспевать за его широким шагом - и с радостью заметила, что тот старается подстраиваться под её темп, хотя было видно, что ему не терпится взбежать по лестнице. Тогда девушка постаралась идти так быстро, как позволяли её не самые длинные ноги.
- Что за кни?.. - наклонился к ней Густав, и его густая шевелюра защекотала лицо Фреи. Она в ответ закрыла лицо руками, защищаясь от волос, нападающих на неё, и захихикала сквозь пальцы. Звук получился сдавленным и смешным, и от этого девушка засмеялась ещё громче. Почему-то сейчас ей было хорошо и тепло, и было такое чувство, что она была дома. Успокоившись, она собралась ответить на вопрос, но парень опередил её.
- Перн? Значит, тебе понравилось?
- Да, отличная книга! Мне нравится Лесса, она классная! - при упоминании книги, глаза Фреи радостно заблестели. - Надо признаться, ты сумел меня увлечь, - девушка поняла, как двояко можно трактовать её слова, и смущённо поправилась. - Книгой, конечно.
Они дошли до кабинета психолога, и Густав галантно распахнул перед девушкой дверь, пропуская её вперёд. Фрея огляделась - кабинет был небольшим, половину его занимали книжные шкафы и стеллажи, на которых были расставлены книги и статуэтки, изображающие разных животных. Стол был длиной почти во всю комнату и был завален какими-то исписанными бумагами, в большинстве своём, рукописными. Нашлось место и для кресла и полудиванчика. Густав расположился в кресле, уступив девушке диван. Тот был совсем небольшим, но места хватило для того, чтобы усесться и прижать к себе ноги - ещё и место осталось.
- Заначит, ты Фрея. Альфред Олсен. Откуда ты родом? - доктор приветливо улыбнулся, забыв про свой гнев.
- Приятно познакомиться! Я родом из Осло, но всю жизнь провела в разъездах.
Девушка кинула быстрый взгляд на Густава, пытаясь понять, знает ли он, к чему ведут эти расспросы.

0

20

- Значит, Осло, - мужчина откинулся назад, продолжая заинтересованно разглядывать девушку. Изредка взгляд светлый глаз перепрыгивал на парня, тихо сидящего на своем месте. - Неплохой город. Что ж...
Пальцы мужчины пробежали быстро по стопке бумаг, выискивая нужную. Затем еще раз...
Однако ощущение чужого взгляда Ларсена не покинуло. Повернув голову, он чуть улыбнулся вопросительно взирающей на него Фрейе и пожал плечами, показывая, что для него происходящее тоже не совсем ясно. Похоже, её взгляд он скоро научится определять на интуитивном уровне, тем животным чутьём, что присутствует порою даже у человека. Понять бы, наконец, в честь чего такая чувствительность. Вроде бы ничего особенного, взгляд как взгляд, однако где-то в груди, даже не сердце, но глубже - если вообще можно указать материальный источник этого - просыпается какой-то теплый пушистый клубочек, заставляющий искать источник приятного беспокойства. И ведь такое чувство, что то, в чём не может разобраться Густав, уже успел определить и классифицировать с первого взгляда герр Олсен.
- Так, - негромкий голос психолога заставил парня встрепенуться и перевести взгляд. - Это я нехорошо сделал. Молодые люди, - мужчина поднялся с кресла и двинулся к двери. - вынужден вас оставить. Я, похоже, где-то умудрился забыть довольно важные документы. Посидите тут тихонько. Густав, не приставай к девушке...
- Угу, - растеряно буркнул парень, провожая взглядом скрывшегося за дверью старшего.
Ну вот и к чему это было? Можно подумать, он на каждом шагу пристает к симпатичным девушкам. Просто проходу им не дает. Хотя, если честно поразмышлять, не так уж много встреченных девушек он мог назвать симпатичными.
Почувствовав, что тишина, нарушаемая лишь мерным тиканьем часов, становится для него все напряженней, парень откашлялся и вновь взглянул на Фрею.
- Так... думаю, в Осло лучше, чем здесь, - выдавил он, слабо представляя, что сейчас говорить, чтобы возобновить разговор.
"Браво, Ларсен! Почему, каждый раз, неожиданно оказавшись с ней наедине, ты ведешь себя, как болван?"
Густав вздохнул собственным мыслям. Затем хмыкнул. И тихо рассмеялся, откидываясь назад.
- Прости, - выдохнул парень. - Я плохо представляю себе, как должен выглядеть процесс не приставания к девушкам.

+1


Вы здесь » Коты-Воители. Игра Судеб. » Отыгранные флешбеки » ЛМЛО | Ледоглаз & Волчегривая